Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
24 Февраля 2020, 23:06:15
Начало | Помощь | Поиск | Войти | Регистрация
Новости: В журнале http://leon-spb67.livejournal.com/ подробно (но кратко) изложены события в Беслане 1-4 сентября 2004 года. Кому некогда или трудно "копаться" на форуме - прочтите там (по тэгу Беслан).

Факты и Мифы Беслана  |  Факты и Мифы Беслана  |  "Штаб" (Модератор: Leon)  |  Тема: Штаб, экспертизы и судьи 0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.
Страниц: 1 2 » Печать
Автор Тема: Штаб, экспертизы и судьи  (Прочитано 33193 раз)
paul3
Редкий гость

Offline

Сообщений: 59



« : 20 Апреля 2007, 16:46:25 »

Суд отменил постановление об отказе в привлечении к уголовной ответсвенности руководителей оперативного штаба.
http://www.materibeslana.com/rus/news.php?subaction=showfull&id=1176974760&archive=&start_from=&ucat=2&
 Подождём ответ прокуратуры ЮАО-будут ли обжаловать.
Сообщить модератору   Записан
Admin
Администратор
*
Offline

Сообщений: 359


Админ всегда прав!


« Ответ #1 : 24 Апреля 2007, 04:06:53 »

дата: 19 апреля 2007 /

Ленинский районный суд г. Владикавказа
Потерпевших по делу №20/849, Представителя потерпевших, ул. Шмулевича, 6
На Постановление начальника отдела по расследованию преступлений а сфере федеральной безопасности Главного управления Генпрокуратуры РФ в ЮФО об отказе в возбуждении уголовного дела от 20 апреля 2006 г. - ул. Пушкинская, 1 (т.53 10 62)
Жалоба в порядке ст. 125 УПК РФ
Указанным Постановлением отказано в возбуждении уголовного дела против Андреева В., Дзантиева К., Дзасохова А., Дзгоева Б., Дзугаева Л. и ряда других лиц, о привлечении которых к ответственности нами заявлялось ходатайство.
Данное постановление является незаконным к необоснованным, не отвечающим требованиям п. 4 ст. 7 УПК РФ. В своем ходатайстве мы ставили конкретные вопросы и в их обоснование приводили конкретные доводы. Однако эти вопросы не были рассмотрены, а приведенные нами доводы не были опровергнуты. Вместо этого следователь посвятил освещению вопросов, совершенно не связанных с нашим ходатайством, значительную часть постановления (около 10 страниц), в т. ч. описанию возникновения банд группы и хронологии событий 1 -3 сентября в школе №1.
В Постановлении не нашло отражение наше ходатайство о привлечении к ответственности Попова, Гайденко, чем нарушены требования ст. ст. 121, 122 УПК РФ.
Не рассмотрено ходатайство о бездействии Дзасохова, Андреева и Дзантиева как членов антитеррористической комиссии РСО-А. Мы указывали с приведением конкретных доказательств, что эти лица задолго до теракта 1 сентября осознавали реальную опасность проникновения террористов на территорию республики и считали необходимым: ежедневно привлекать более 2200 сотрудников МВД к охране общественного порядка, увеличить аппарат МВД на 120 специалистов по борьбе с терроризмом, разработать совместный для всех правоохранительных органов план реагирования. Кроме того, руководство Правобережного ОВД ставило перед Дзантиевым вопрос о необходимости рытья траншеи вдоль границы с Ингушетией, что могло не допустить проезда преступников на транспортных средствах.
Несомненно, что реализация этих мер могли предотвратить проникновение террористов на территорию республики. Однако Дзасохов, Андреев и Дзантиев никаких мер по реализации принятых ими же решений не приняли, что повлияло на беспрепятственный захват заложников в школе Органами следствия эти вопросы остались не исследованными, а ходатайство - не рассмотренным.
Отказывая в возбуждении уголовного дела после почти двухгодичного ведения следствия, следователь тем самым уклонился от расследования указанных нами обстоятельств, связанных с подготовкой и совершением теракта, а также с причинами и условиями, способствовавшими захвату заложников.
Между тем, эти обстоятельства являются составной частью предмета доказывания и должны были исследоваться в ходе расследования (ст. 73 УПК РФ). Возбуждение уголовного дела № 20/849 по факту захвата заложников предполагает обязанность расследования всех обстоятельств захвата и гибели заложников, в том числе тех, о которых указывалось в нашем ходатайстве. Уголовно-правовая оценка этих обстоятельств и связанных с ними действий должностных лиц должна даваться с учетом результатов полного и всестороннего расследования. Однако вопреки требованиям ст. 21 УПК РФ органы расследования эту обязанность даже не пытались выполнить.
Кроме того, Постановление об отказе в возбуждении уголовного дела вынесено задолго до окончания расследования. Оно лишь повторяет вывод поспешно принятого постановления об отказе в возбуждении уголовного дела от 3 декабря 2004 г., причем без учета и оценки всех имеющихся и новых доказательств, в том числе полученных при рассмотрении дела по обвинению Н Кулаева. Протокол судебного заседания по делу Н.Кулаева был приобщен к материалам дела №20/849.В нем содержатся ссылки на документы, а также многочисленные показания потерпевших и свидетелей, подтверждающие наши доводы. Тем самым была признана важность содержащихся в протоколе доказательств для формулирования выводов по делу №20/849. И в соответствии со ст.ст. 17, 88 УПК РФ следователь обязан дать оценку каждому доказательству, а также всем собранным доказательствам в совокупности. Однако, в нарушении этих требований закона, содержащиеся в протоколе доказательства оставлены без внимания. Такой подход свидетельствует не только о невозможности, но и нежелании органов следствия принять объективное решение как по вопросу о совершении виновных действий должностными лицами, так и по вопросу об отказе в возбуждении уголовного дела.
Не придавая значения приводимым нами фактам и доказательствам, отвергая их без всякой мотивировки, следователь противопоставляет им и отдает предпочтение заключению ситуационной экспертизы от 23 декабря 2005 г., хотя оно не может иметь заранее установленной силы. Более того, многочисленные ссылки на заключение этой экспертизы не могут иметь силы» так как оно постановлением Ленинского районного суда от 9 ноября 2006г. признано незаконным и необоснованным.

Органами следствия, не исследован поставленный в ходатайстве вопрос сокрытия достоверной информации о распространении Дзасоховым,
Андреевым, Дзантиевым, Дзукаевым ложной информации о числе
заложников. Не опровергнуты показания многих свидетелей и публикаций СМИ о том, что распространяемая этими лицами информация о 354 заложниках была ложной. Действия этих лиц являлись умышленными, так как они не могли не знать, что уже утром 1 сентября было известно, что заложников более 600 человек. Эта цифра указана в постановлении о возбуждении уголовного дела по факту захвата заложников, подписанным прокурором РСО-А Бигуловым в 11-00 часов 1 сентября и опровергает утверждение следователя о том, что информирование населения производилось в достоверном виде.
Не опровергнуто наше утверждение о том, что танки и огнеметы стреляли днем, их применение не вызывалось необходимостью, но повлияло на число жертв. При этом мы сослались на показания многих десятков очевидцев, однако, органы следствия оставляли их без внимания.
Постановление не отвечает также требованиям приложения №21 к УПК РФ, а нем отсутствует содержание заявленного нами ходатайства, а также результаты проверки сообщения о совершении преступления и основание для отказа в возбуждении уголовного дела.
Указанное постановление затрудняет нам доступ к правосудию,
114 ОСНОВАНИИ ИЗЛОЖЕННОГО И СТ. 125 УПК РФ ПРОСИМ: Постановление начальника отдела по расследованию преступлений в сфере федеральной безопасности ГУ Генпрокуратуры РФ в ЮФО от 20 апреля 2006 г. по уголовному делу №20/849 об отказе в возбуждении уголовного дела против Андреева В., Дзантиева К., Дзасохова А. и других признать незаконным и необоснованным.
Приложение: копия постановления от 20 апреля 2006г. Потерпевшие:

Представитель потерпевших Т.ЧЕДЖЕМОВ,
ул. Шмулевича, 6






ПОСТАНОВЛЕНИЕ
г. Владикавказ 3 апреля 2007 года
Судья Ленинского районного суда г. Владикавказа Республики Северная Осетия-Алания Бадтиев А. А.
с участием начальника отдела по обеспечению участия прокуроров в рассмотрении уголовных дел судами Главного управления Генеральной прокуратуры Российской Федерации в ЮФО Ивантеева В.И.,
с участием прокурора отдела по обеспечению участия прокуроров в рассмотрении уголовных дел судами Главного управления Генеральной прокуратуры Российской Федерации в ЮФО Ушакова Г.И.,
потерпевших Гадиевой А.Н., Сидаковой Р.Б., Есиевой В.Н., Дудиевой СП., Батаговой Ф.М., Ханаевой-Рамоновой А.А., Губуровой 3.3., Торчиновой Р.Т., Цгоевой СП., Течяевой Р.К., и представителя потерпевших Чеджемова Т.Б., действующего на основании доверенности № 15 - 01/ 076689 от 29 июня 2005 года, а также руководителя следственной группы - следователя по особо важным делам генеральной прокуратуры Российской Федерации Солженицьюа А.Н., рассмотрев в открытом судебном заседании жалобу потерпевших Гадиевой А.Н., Сидаковой Р.Б., Есиевой В.Н., Дудиевой СП., Батаговой Ф.М., Ханаевой-Рамоновой А.А., Губуровой 3.3., Торчиновой Р.Т., Цгоевой СП., Течиевой Р.К. и представителя потерпевших Чеджемова Т.Б. о признании незаконным и необоснованным постановления руководителя следственной группы - начальника отдела по расследованию преступлений в сфере федеральной безопасности Главного управления Генеральной прокуратуры Российской Федерации в ЮФО Ткачева И.В. от 20 апреля 2006 года об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении Андреева В.А., Тихонова А.Е., Дзантиева КБ., Дзасохова А.С, Корякова СБ., Соболева В.И., Внукова Е.М., Цыбань А.А., Дзгоева Б.А,, и Дзугаева Л.Б.,
установил:
Потерпевшие Гадиева А.Н., Сидакова Р.Б., Есиева В.Н., Дудиева СП., Батагова Ф.М., Ханаева-Рамонова А.А., Губурова 3.3., Торчинова Р.Т., Цгоева СП., Течиева Р.К. и представитель потерпевших Чеджемов Т.Б. обратились в Ленинский районный суд г. Владикавказа РСО-Алания с жалобой о признании незаконным и необоснованным постановления руководителя следственной группы - начальника отдела по расследованию преступлений в сфере федеральной безопасности Главного управления Генеральной прокуратуры Российской Федерации в Южном федеральном округе Ткачева И.В, от 20 апреля 2006 года об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении Андреева В.А., Тихонова А.Е., Дзантиева К.Б., Дзасохова А.С, Корякова СБ., Соболева В.И., Внукова ЕМ., Цыбань А.А., Дзгоева Б.А. и Дзугаева Л.Б.
В судебном заседании представитель потерпевших Чеджемов Т.Б. жалобу поддержал и пояснил, что в заявленном им и потерпевшими ходатайстве они указали целый ряд обстоятельств и доказательств в обоснование своих доводов и просили орган предварительного расследования проверить и оценить эти обстоятельства, так как это предмет доказывания. Однако приведенные ими доводы не были опровергнуты и было вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, а их ходатайство оставлено без рассмотрения. Обжалуемое ими постановление противоречит требованиям ст. 7 п.4 УПК РФ. Считает, что в постановлении отсутствует даже попытка дать оценку тем доказательствам, которые были приведены. В указанном постановлении Ткачевым И.В. описано возникновение банды, хронология событий 1-3 сентября 2004 года, и приведены некоторые ссылки на заключение комплексной ситуационной судебной экспертизы № 1 от 23 декабря 2005 года, которая Ленинским районным судом г. Владикавказа РСО-Алания была признана незаконной. Ими были приведены целый ряд доказательств того, что оперативный штаб в лице Дзасохова А.С., Андреева В.А. и Дзантиева К.Б., которые как члены антитеррористической комиссии, в период предшествующий захвату заложников, осознавали реальную опасность проникновения террористов на территорию РСО-Алания, никаких мер по реализации принятых ими же решений не приняли, и это повлияло на беспрепятственный захват заложников в школе г. Беслан РСО-Алания. В газете «Северная Осетия» от 24 августа 2004 года, была опубликована статья о том, что членами антитеррористической комиссии в лице Дзасохова А.С., Андреева В.А. и Дзантиева К.Б, бьш разработан план реагирования, были приняты 120 специалистов по антитеррору, и все меры приняты. Между те этого сделано не было.
Во всех случаях захвата заложников предпринимаются попытки наладить переговорный процесс. Однако никаких переговоров не велось. Террористы стремились к этим переговорам, навязывали их. Однако в ночь на 2 сентября 2004 года оперативный штаб принял решение отклонить переговоры. Отказ от ведения переговоров повлиял на состояние заложников и на число погибших. Если бы лица, которых просили явиться на переговоры, явились, то исход был бы другой. Подсудимый Кулаев Н.А. в ходе судебного заседания в своих показаниях указывал, что в случае явки этих лиц. террористы отпустили бы 600 человек из числа заложников. Эта возможность не была использована. Оперативный штаб в лице Дзасохова А.С., Андреева В.А. и Дзантиева К.Б.. не только не проводил переговоров, но и не готовился к штурму. Неподготовленность к штурму повлекла гибель 10 сотрудников специального подразделения. Эти обстоятельства работы оперативного штаба проверены и оценены не были. Оперативный штаб бездействовал. По этому поводу ими были представлены доказательств, однако оценка им не дана. Они просили дать оценку использования 3 сентября 2004 года танка, но этого сделано не было. Не было и опровергнуто их утверждение о том, что танки и огнеметы стреляли днем, что повлияло на число жертв. При этом они ссылались на показания десятков очевидцев, однако, это было оставлено без внимания. Был проведен следственный эксперимент на предмет возникновения пожара вследствие применения огнеметов. Считает, что таким образом орган предварительного расследования признал факт применения огнемета. С какой целью эти огнеметы применялись днем, им ответ дан не был.
Они просили приобщить к материалам дела протокол судебного заседания по уголовному делу в отношении Кулаева Н.А., и это ходатайство было удовлетворено.
Между тем, в обжалуемом постановлении не отражено ни одного доказательства, полученного в ходе судебного разбирательства в отношении Кулаева Н.А.
Считает, что ничем не обоснован отказ в возбуждении уголовного дела и в отношении Дзгоева Б.А.. Приказ о начале тушения пожара был отдан в 14 часов 30 минут и считает, что вывод органа предварительного расследования о том, что в результате пожара никто не погиб, не состоятелен. Заключения экспертов в отношении Джидзаловой, Хетагуровой, Урмановой, Назаровой и других говорят о том, что в результате пожара им были причинены телесные повреждения, повлекшие наступление смерти. Этим доказательствам правовая оценка не дана.
Считает, что представленных ими материалов, вполне достаточно, чтобы признать постановление руководителя следственной группы - начальника отдела по расследованию преступлений в сфере федеральной безопасности Главного управления Генеральной прокуратуры Российской Федерации в Южном федеральном округе Ткачева И.В. об отказе в возбуждении уголовного дела от 20 апреля 2006 года незаконным и необоснованным.
Просит суд, жалобу удовлетворить и признать постановление руководителя следственной группы - начальника отдела по расследованию преступлений в сфере федеральной безопасности Главного управления Генеральной прокуратуры Российской Федерации в Южном федеральном округе Ткачева И.В., от 20 апреля 2006 года, об отказе в возбуждении уголовного дела незаконным и необоснованным.
В судебном заседании потерпевшая Гадиева А.Н. жалобу поддержала и просила суд удовлетворить ее.
В судебном заседании потерпевшая Сидакова Р.Б. жалобу поддержала и просила суд удовлетворить ее.
В судебном заседании потерпевшая Есиева В.Н. жалобу поддержала и просила суд удовлетворить ее.
В судебном заседании потерпевшая Дудаева СП. жалобу поддержала и просила суд удовлетворить ее.
В судебном заседании потерпевшая Батагова Ф.М. жалобу поддержала и просила суд удовлетворить ее.
В судебном заседании потерпевшая Ханаева - Рамонова А. А. жалобу поддержала и просила суд удовлетворить ее.
В судебном заседании потерпевшая Губурова 3.3. жалобу поддержала и просила суд удовлетворить ее.
В судебном заседании потерпевшая Торчинова Р.Т. жалобу поддержала и просила суд удовлетворить ее.
В судебном заседании потерпевшая Цгоева СП. жалобу поддержала и просила суд удовлетворить ее.
В судебном заседании потерпевшая Течиева Р.К. жалобу поддержала и просила суд удовлетворить ее.
В судебном заседании представитель Главного управления Генеральной прокуратуры РФ в ЮФО Ушаков Г.И. жалобу потерпевших Гадиевой А.Н., Сидаковой Р.Б., Есиевой В.Н., Дудиевой СП., Батаговой Ф.М., Ханаевой-Рамоновой А.А., Губуровой 3.3., Торчиновой Р.Т., Цгоевой СП., Течиевой Р.К. и представителя потерпевших Чеджемова Т. Б. не поддержал, просил суд оставить ее без удовлетворения и пояснил, что по его мнению, а также по мнению органа предварительного расследования, постановление об отказе в возбуждении уголовного дела от 20 апреля 2006 года, вынесенное руководителем следственной группы - начальником отдела по расследованию преступлений в сфере федеральной безопасности Главного управления Генеральной прокуратуры РФ в Южном федеральном округе Ткачевым И.В. является законным и обоснованным. В настоящее время у органа предварительного расследования не имеется оснований для его отмены.
По мнению представителя потерпевших и самих потерпевших, указанное решение руководителя следственной группы - начальника отдела по расследованию преступлений в сфере федеральной безопасности Главного управления Генеральной прокуратуры РФ в Южном федеральном округе Ткачева И.В. было вынесено на основании ситуационной судебной экспертизы № 1 от 23 декабря 2005 года, и если данная ситуационная экспертиза признана незаконной, то и само обжалуемое сейчас постановление является незаконным и подлежит отмене.
Однако ситуационная экспертиза основана на материалах уголовного дела, которые являются доказательствами, и которые судом не признаны незаконными.
В основу указанного решения об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении ряда должностных лиц легли выводы сделанные органом предварительного расследования, согласно которым:
-3 сентября 2004 года в 14 часов 50 минут, в спортзале школы начался пожар. Пожаротехнической экспертизой установлено, что эпицентр возгорания находился под потолком над выходом из спортзала, где обнаружены следы выстрелов из РПГ-18. Сразу после получения сообщения о пожаре в школе, руководителем оперативного штаба Андреевым В.А. было принято решение временно не привлекать пожарные расчеты в связи с тем, что существовал реальный риск уничтожения террористами пожарных расчетов и пожарной техники, что затруднило бы спасение заложников и привело бы к большим потерям;
-в 18 часов 00 минут завершилась операция по освобождению и спасению заложников. Оперативным штабом был отдан приказ о применении тяжелого вооружения для нейтрализации террористов;
-с 14 часов 00 минут до 14 часов 30 минут были применены БТРы -80 № № 832 и 324. Применение было вызвано необходимостью подавления огневых точек террористов в помещении актового зала, расположенного на 2 этаже школы и чердачных помещений;
-с 21 до 21 часа 30 минут был применен танк Т-72 № 325. Применение было вызвано необходимостью подавления огневых точек террористов в помещении столовой школы, с целью сохранения жизней сотрудников спецподразделений, осуществлявших уничтожение террористов. На тот момент операция по освобождению заложников была завершена, заложники из спортивного зала и прилегающих к нему помещений, по имеющимся в материалах уголовного дела данным, к 18 часам были эвакуированы;
-в ходе предварительного расследования (осмотров места происшествия, трупов, заключений судебно-медицинских экспертиз и других следственных действий) фактов причинения каких-либо телесных повреждений заложникам от выстрелов сотрудников подразделений, в том числе и характерных для выстрелов танка, принимавших участие в контртеррористической операции, не установлено;
-действия и распоряжения должностных лиц оперативного штаба по управлению контртеррористической операцией в г.Беслан Правобережного района РСО-Алания, в период с 1 по 3 сентября 2004 года соответствовали положениям статьи второй (пункты 1, 3, 4, 6-9), пункту 2 статьи седьмой, статей 10-14 Федерального закона «О борьбе с терроризмом» (от 25 июля 1998 года №130-ФЗ), Типовому положению об оперативном штабе по управлению контртеррористической операцией, утвержденному Решением Федеральной антитеррористической комиссии от 11 июня 2003 года (протокол № II, раздел V);
-действия руководителей оперативного штаба соответствовали перечню функциональных обязанностей, изложенных в пункте 5 Типового положения об оперативном штабе по управлению контртеррористической операцией;
-отдаваемые оперативным штабом распоряжения в каждый отдельный момент времени соответствовали требованиям действующего законодательства и иных нормативных актов. В распоряжениях и действиях должностных лиц оперативного штаба нет таких, которые имеют причинную связь с наступившими тяжкими последствиями. Отдаваемые оперативньм штабом распоряжения в каждый отдельный момент времени в целом соответствовали ситуации и были своевременными;
-действия органов внутренних дел, подразделений МВД России и объединенных сил ГрОУ по приведению в готовность сил и средств к действиям и прибытию в район проведения специальной операции, а также в ходе ее проведения признано соответствующими инструкциям и иным руководящим документам. Неправильных действий должностных лиц МВД РФ, находящихся в причинной связи с наступившими тяжкими последствиями, материалами уголовного дела не установлено. Кроме того, действия органов управления, командования объединения, соединения и воинских частей внутренних войск МВД России соответствовали возложенным на них* 'оперативным штабом задачам и в складывающейся обстановке были выполнены в полном объеме;
-сотрудниками подразделения специального назначения ФСБ России были выполнены все необходимые действия, рекомендованные указанными инструкциями и другими руководящими документами, для предотвращения гибели значительного количества заложников. Решения и действия, принятые руководством центра специального назначения в ходе проведения контртеррористической операции, соответствовали действующим инструкциям и другим руководящим нормативным актам. Неправильных действий сотрудников и руководства ЦСН, которые могли бы способствовать наступлению тяжких последствий и повлечь гибель людей, следствием не установлено;
-действия личного состава, а также командования подразделений 58 Армии МО РФ проведены на основаниях и в соответствии с действующим законодательством и установленными правилами;
-боевое применение БТРов -80 № № 832 и 324 осуществлялось в период времени с 14 часов 00 минут до 14 часов 30 минут и было вызвано необходимостью подавления огневых точек террористов в помещении актового зала, расположенного на 2 этаже школы и чердачных помещений, с целью сохранения жизней сотрудников спецподразделений, осуществлявших уничтожение террористов. В ходе следствия установлено, что применение указанных видов вооружения: танка Т-72 и БТРов - 80, было оправдано сложившейся обстановкой, являлось обоснованным, и с учетом времени и обстоятельств применения, не могло повлечь гибель или ранение заложников;
-действия сотрудников МЧС России и подразделений ГПС МЧС России соответствовали их должностным инструкциям, тушение пожара ими проводилось в условиях проведения боевых действий на позициях в условиях крайней необходимости, связанной с непосредственной угрозой жизни и здоровью участников тушения пожара;
-действия сотрудников органов управления МЧС России и подчиненных подразделений соответствовали возложенным на них оперативным штабом задачам и складывающейся обстановке, при этом были выполнены в полном объеме. Количество привлеченных сил и средств МЧС России позволяло вьшолнение поставленных задач на всех этапах проведения специальной операции;
-сотрудники подразделений ГПС МЧС РФ были обеспечены всем необходимым снаряжением для действий по предназначению, а именно по спасению заложников от поражающих факторов пожара;
-сотрудниками подразделения ГПС МЧС РФ в сложившихся условиях были выполнены все необходимые действия, в соответствии с их задачами и возможностями;
-следствием установлено что решения, принимаемые членами антитеррористической комиссии носили рекомендательный характер и ее деятельность не регулируется федеральными законами, в связи с чем не представляется возможным дать ответ на вопрос о соответствии действий и решений антитеррористической комиссии Республики РСО-Алания требованиям действующих правовых актов. Вместе с тем рекомендательный характер принимаемых республиканской антитеррористической комиссией решений, каким-либо образом влиять на развитие событий в г.Беслане 1-3 сентября 2004 года, в том числе привести к наступлению вредных последствий не могли;
-руководство оперативного штаба и подразделения МВД, ВВ МВД, ЦСН ФСБ, Министерства ГО и ЧС (МЧС) РФ, выполняя стоящие во время проведении спецоперации задачи по освобождению заложников, по мнению следствия, руководствовались как федеральными законами, так 'и специальными должностными приказами и указаниями, принятыми на основе федерального законодательства, с учетом характера развития событий, имевших место 1-3 сентября 2004 г. Обеспеченность подразделений личным составом, боевыми, техническими и организационными средствами соответствовала установленным нормам и отвечала достаточности необходимой для выполнения ставившихся перед ними задач;
-не установлено также нарушений в действиях руководства оперативного штаба и подразделений МВД, ВВ МВД, ЦСН ФСБ, Министерства ГО и ЧС (МЧС) РФ, которые имели бы причинную связь с наступившими вредными последствиями, возникшими в результате террористического акта в г. Беслане 1 -3 сентября 2004 года.
В ходе предварительного расследования установлено наличие в действиях руководства Правобережного РОВД РСО-Алания халатности, выразившейся в ненадлежащем исполнении своих должностных обязанностей и непринятии надлежащих мер к предупреждению актов терроризма.
16 сентября 2005 года в отдельное производство выделено и направлено в Правобережный районный суд РСО-Алания уголовное дело по обвинению руководителей Правобережного РОВД РСО-Алания Муртазова Т.Б., Дряева Г.Г., Айдарова М.С. по ч.З ст.293 УК РФ (халатность).
Члены оперативного штаба по управлению контртеррористической операцией: министр здравоохранения РСО-Алания Соплевенко А.В., министр образования РСО-Алания Левитская А.А., руководитель центра «Защита» Минздрава России Гончаров С.Ф., заместитель директора Департамента информационных программ «Вести» ТРК «Россия» Васильев П.В. в силу занимаемых должностей не имели полномочий, которые каким-либо образом могли повлиять на решение главной задачи оперативного штаба по сохранению жизни и здоровья заложников и их освобождению.
С учетом материалов уголовного дела и заключения пожарно-технической судебной экспертизы, считает, что в ходе расследования не получено достоверных данных, свидетельствующих о неисполнении, либо ненадлежащем исполнении своих обязанностей должностными лицами - первым заместителем министра РСО-Алания по делам ГО и ЧС по ГПС Романовым Ю.А., начальником отдела государственного пожарного надзора Правобережного района УГПН МЧС РСО-Алания Харьковым В.А. вследствие недобросовестного или небрежного отношения к службе, в связи с чем, в их действиях отсутствуют признаки преступления, предусмотренного ч.2 ст.293 УК РФ.
Просит суд признать постановление руководителя следственной группы -начальника отдела по расследованию преступлений в сфере федеральной безопасности Главного управления Генеральной прокуратуры РФ в Южном федеральном округе Ткачева И.В. об отказе в возбуждении уголовного дела от 20 апреля 2006 года по уголовному делу №20849 в отношении руководителя оперативного штаба по управлению контртеррористической операцией начальника УФСБ России по РСО-Алания генерал-майора Андреева В.А., начальника ЦСН ФСБ России генерал-лейтенанта Тихонова А.Е., министра внутренних дел РСО-Алания генерал-лейтенанта внутренней службы Дзантиева К.Б., Президента РСО-Алания - председателя республиканской антитеррористической комиссии Дзасохова А.С, начальника УФСБ России по РИ генерал-майора Корякова СБ., командующего 58 Армией МО РФ Соболева В.И., заместителя командующего ВВ МВД России генерал-лейтенанта Внукова Е.М., первого заместителя руководителя антитеррористической комиссии РСО-Алания - начальника группы оперативного управления МВД РФ по РСО-Алания полковника Цыбань А.А,, начальника Главного управления Министерства Российской Федерации по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий РСО-Алания Дзгоева Б. А. и руководителя Пресс - службы Администрации Президента РСО-Алания Дзугаева Л.Б., законным и обоснованным.
В судебном заседании руководитель следственной группы - следователь по особо важным делам Генеральной прокуратуры Российской Федерации Солженицын А.Н. жалобу потерпевших Гадиевой А.Н., Сидаковой Р.Б., Есиевой В.Н., Дудиевой СП., Батаговой Ф.М., Ханаевой-Рамоновой А.А., Губуровой 3.3., Торчиновой Р.Т., Цгоевой СП., Течиевой Р.К. и представителя потерпевших Чеджемова Т.Б. не поддержал, просил суд оставить ее без удовлетворения.
Выслушав мнение сторон и исследовав представленные материалы, суд приходит к выводу о том, что жалоба потерпевших Гадиевой А.Н., Сидаковой Р.Б., Есиевой В.Н., Дудиевой СП., Батаговой Ф.М., Ханаевой-Рамоновой А.А., Губуровой 3.3., Торчиновой Р.Т., Цгоевой СП., Течиевой Р.К. и представителя потерпевших Чеджемова Т.Б. подлежит удовлетворению.
Так, 20 апреля 2006 года, руководителем следственной группы - начальником отдела по расследованию преступлений в сфере федеральной безопасности Главного управления Генеральной прокуратуры Российской Федерации в Южном федеральном округе Ткачевым И.В., вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении руководителя и членов оперативного штаба по управлению контртеррористической операцией - начальника УФСБ РФ по РСО-Алания Андреева В.А., начальника ЦСН ФСБ РФ Тихонова А.Е., министра ВД РСО-Алания Дзантиева К.Б., Президента РСО-Алания Дзасохова А.С, начальника УФСБ РФ по РИ Корякова СБ., командующего 58 армией МО РФ Соболева В.И., заместителя командующего ВВ МВД РФ Внукова Е.М., первого заместителя руководителя антитеррористической комиссии РСО-Алания - начальника группы оперативного управления МВД РФ по РСО-Алания Цыбань А.А., начальника Главного управления Министерства Российской Федерации по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий по РСО-Алания Дзгоева Б.А. и руководителя Пресс - службы Администрации Президента РСО-Алания Дзугаева Л.Б. на основании п. 2 ч1 ст. 24 УПК РФ, за отсутствием в действиях указанных лиц признаков состава преступлений, предусмотренных ч.2 ст. 293, ч.2 ст. 327 УК РФ.
Вывод об отсутствии в действиях вышеуказанных лиц, признаков уголовно-наказуемых деяний, руководителем следственной группы - начальником отдела по расследованию преступлений в сфере федеральной безопасности Главного управления Генеральной прокуратуры Российской Федерации в Южном федеральном округе Ткачевым И.В., сделан с учетом заключения комплексной ситуационной судебной экспертизы № 1 от 23 декабря 2005 года.
Как следует из указанного постановления, « Анализируя материалы уголовного дела, учитывая заключения комплексной ситуационной и пожарно-технической судебных экспертиз, следует признать, что в действиях руководителя и членов оперативного штаба по управлению контртеррористической операцией - начальника УФСБ РФ по РСО-Алания генерал-майора Андреева В.А., начальника ЦСН ФСБ РФ генерал-лейтенанта Тихонова А.Е., министра ВД РСО-Алания генерал-лейтенанта внутренней службы Дзантиева К.Б., Президента РСО-Алания - председателя республиканской антитеррористической комиссии Дзасохова А.С, начальника УФСБ РФ по РИ генерал-майора Корякова СБ., командующего 58 армией Соболева В.И., заместителя командующего ВВ МВД России генерал-лейтенанта Внукова Е.М., первого заместителя руководителя антитеррористической комиссии РСО-Алания - начальника группы оперативного управления МВД РФ по РСО-Алания полковника Цыбань А.А., начальника
Главного управления Министерства Российской Федерации по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий по РСО-Алания Дзгоева Б.А. не усматривается состава преступления, предусмотренного ч.2 ст. 293 УК РФ», то есть одним из оснований принятия решения об отказе в возбуждении уголовного дела послужило заключение комплексной ситуационной судебной экспертизы № 1 от 23 декабря 2005 года.
В соответствии с ч.4 ст. 7 УПК РФ, определения суда, постановления судьи, прокурора, следователя, дознавателя должны быть законными, обоснованными и мотированными.
В обжалуемом постановлении не приведены показания лиц, в отношении которых было принято решение об отказе в возбуждении уголовного дела, не дан анализ этих показаний относительно их достоверности и установленным фактическим обстоятельствам дела.
В судебном заседании установлено, что заключение комплексной ситуационной судебной экспертизы № 1 от 23 декабря 2005 года, вступившим в законную силу постановлением Ленинского районного суда г. Владикавказа РСО-Алания от 9 ноября 2006 года признано незаконным и необоснованным.
Доводы представителя Главного управления Генеральной прокуратуры РФ в ЮФО Ушакова Г.И. о законности принятого начальником отдела по расследованию преступлений в сфере федеральной безопасности Главного управления Генеральной прокуратуры Российской Федерации в Южном федеральном округе Ткачевым И.В. решения об отказе в возбуждении уголовного дела от 20 апреля 2006 года, в связи с тем, что действия и распоряжения должностных лиц оперативного штаба по управлению контртеррористической операцией в г.Беслан РСО-Алания, в период 1-3 сентября 2004 года, действия сотрудников органов внутренних дел, подразделений МВД России и объединенных сил ГрОУ, органов управления, командования объединений, соединений и воинских частей внутренних войск МВД России, подразделений специального назначения ФСБ России, личного состава и командования подразделений 58 Армии МО РФ, сотрудников и ГПС МЧС России соответствуют установленному законом порядку, являются несостоятельными, поскольку указанные доводы приведены из заключения комплексной ситуационной судебной экспертизы № 1 от 23 декабря 2005 года.
Как указано выше заключение комплексной ситуационной судебной экспертизы № 1 от 23 декабря 2005 года., признано судом необоснованным и незаконным, то есть является недопустимым доказательством и не имеет юридической силы и не может быть положено в основу обвинения, а также использоваться для доказывания любого из обстоятельств, предусмотренных ст. 73 УПК РФ, в соответствии с которой при производстве по уголовному делу подлежат доказыванию обстоятельства, исключающие преступность и наказуемость деяния.
Таким образом, постановление руководителя следственной группы - начальника отдела по расследованию преступлений в сфере федеральной безопасности Главного управления Генеральной прокуратуры Российской Федерации в Южном федеральном округе Ткачева И.В. от 20 апреля 2006 года об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении руководителя и членов оперативного штаба по управлению контртеррористической операцией - начальника УФСБ РФ по РСО-Алания Андреева В.А., начальника ЦСН ФСБ РФ Тихонова А.Е., министра ВД РСО-Алания Дзантиева К.Б., Президента РСО-Алания Дзасохова А.С., начальника УФСБ РФ по РИ Корякова СБ., командующего 58 армией МО РФ Соболева В.И., заместителя командующего ВВ МВД РФ Внукова Е.М., первого заместителя руководителя антитеррористической комиссии РСО-Алания - начальника группы оперативного управления МВД РФ по РСО-Алания Цыбань А.А., начальника Главного управления Министерства Российской Федерации по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий по РСО-Алания Дзгоева Б.А. и руководителя Пресс – службы Администрации Президента РСО-Алания Дзугаева Л.Б. на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, за отсутствием в действиях указанных лиц признаков состава преступлений, предусмотренных ч.2 ст. 293, ч.2 ст. 327 УК РФ, является необоснованным и незаконным.
В соответствии с ч.З ст. 29 УПК РФ, суд правомочен в ходе досудебного производства рассматривать жалобы на действия (бездействия) и решения прокурора, следователя, органа дознания и дознавателя в случаях и порядке, которые предусмотрены статьей 125 УПК РФ.
Согласно ч.1 ст. 125 УПК РФ, постановления дознавателя, следователя, прокурора от отказе в возбуждении уголовного дела, о прекращении уголовного дела, а равно иные их решения и действия (бездействия), которые способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию, могут быть обжалованы в районным суд по месту производства предварительного расследования.
На основании изложенного, руководствуясь ст. 125 УПК РФ,
постановил:
Жалобу потерпевших Радиевой А.Н., Сидаковой Р.Б., Есиевой В.Н., Дудиевой СП., Батаговой Ф.М., Ханаевой-Рамоновой А.А., Губуровой 3.3., Торчиновой Р.Т., Цгоевой СП., Течиевой Р.К. и представителя потерпевших Чеджемова Т.Б. о признании незаконным и необоснованным постановления руководителя следственной группы -начальника отдела по расследованию преступлений в сфере федеральной безопасности Главного управления Генеральной прокуратуры Российской Федерации в Южном федеральном округе Ткачева И.В. от 20 апреля 2006 года об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении руководителя и членов оперативного штаба по управлению контртеррористической операцией - начальника УФСБ РФ по РСО-Алания Андреева В.А., начальника ЦСН ФСБ РФ Тихонова А.Е., министра ВД РСО-Алания Дзантиева К.Б., Президента РСО-Алания Дзасохова А.С., начальника УФСБ РФ по РИ Корякова СБ., командующего 58 армией МО РФ Соболева В.И., заместителя командующего ВВ МВД РФ Внукова Е.М., первого заместителя руководителя антитеррористической комиссии РСО-Алания - начальника группы оперативного управления МВД РФ по РСО-Алания Цыбань А.А., начальника Главного управления Министерства Российской Федерации по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий по РСО-Алания Дзгоева Б.А. и руководителя Пресс - службы Администрации Президента РСО-Алания Дзугаева Л.Б., удовлетворить.
Признать постановление руководителя следственной группы - начальника отдела по расследованию преступлений в сфере федеральной безопасности Главного управления Генеральной прокуратуры Российской Федерации в Южном федеральном округе Ткачева И.В. от 20 апреля 2006 года об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении руководителя и членов оперативного штаба по управлению контртеррористической операцией - начальника УФСБ РФ по РСО-Алания Андреева В.А., начальника ЦСН ФСБ РФ Тихонова А.Е., министра ВД РСО-Алания Дзантиева К.Б., Президента РСО-Алания Дзасохова А.С., начальника УФСБ РФ по РИ Корякова СБ., командующего 58 армией МО РФ Соболева В.И., заместителя командующего ВВ МВД РФ Внукова Е.М., первого заместителя руководителя антитеррористической комиссии РСО-Алания - начальника группы оперативного управления МВД РФ по РСО-Алания Цыбань А.А., начальника Главного управления Министерства Российской Федерации по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий по РСО-Алания Дзгоева Б.А. и руководителя Пресс - службы Администрации Президента РСО-Алания Дзугаева Л.Б., незаконным и необоснованным и обязать руководителя следственной группы - следователя по особо важным делам Генеральной прокуратуры Российской Федерации Солженицына А.Н.. в производстве которого находится уголовное дело № 20/ 849 устранить допущенные нарушения закона.
Копию настоящего постановления направить представителю Главного управления Генеральной прокуратуры РФ в ЮФО - начальнику отдела по обеспечению участия прокуроров в рассмотрении уголовных дел судами Ивантееву В.И., руководителю следственной группы - следователю по особо важным делам Генеральной прокуратуры Российской Федерации Солженицыну А.Н., потерпевшим Гадиевой А.Н., Сидаковой Р.Б., Есиевой В.Н., Дудиевой СП., Батаговой Ф.М., Ханаевой-Рамоновой А.А., Губуровой 3.3., Торчиновой Р.Т., Цгоевой СП., Течиевой Р.К. и представителю потерпевших Чеджемову Т.Б.
Настоящее постановление может быть обжаловано в Верховный суд Республики Северная Осетия - Алания в течение 10 суток со дня его вынесения.

КОПИЯ ВЕРНА
Судья Бадтиев А.А.
Сообщить модератору   Записан

Свобода мнений не освобождает от ответственности за них!
xocnuс
Гость
« Ответ #2 : 24 Апреля 2007, 05:05:38 »

Суд отменил постановление об отказе в привлечении к уголовной ответсвенности руководителей оперативного штаба.

ну флаг им в руки. или "судью на мыло" - только вот вряд ли кто-либо из участников ВСПОМНИТ больше, чем уже перемелено.
Сообщить модератору   Записан
иванов
ДСП
*
Offline

Сообщений: 1,361


"Я мзду не беру, мне за державу обидно"


« Ответ #3 : 24 Апреля 2007, 18:44:09 »

По поводу постановления суда.

Если действия следствия по делу о теракте априори считаются "злонамеренными", то как расценить действия "барцов за правду" - я даже не знаю.

Чеджемов не придумал ничего лучше, как собрать в кучу все слухи и на их основании потребовать возбудить уголовные дела в отношении десятка должностных лиц, представляющих как разные ведомства, так и совершенно разный федеральный уровень. Я бы назвал это дело "Десять против десяти" (по количеству жалобщиков и "преступников").

В данном случае принцип "Чем больше сдадим - тем лучше" © не годится.   Приходится опять подозревать Чеджемова в том, что его целью является как можно более долгий и громкий скандал, в котором упоминается и его имя. С целью дальнейшей поездки в Страсбург.

Теперь о сути постановления и возможных ответных действиях со стороны следствия.
Если отбросить кучу слов, то единственным основанием отмены постановления об отказе возбуждения уголовного дела было следующее.

Цитировать
Выслушав мнение сторон и исследовав представленные материалы, суд приходит к выводу.

Вывод об отсутствии в действиях вышеуказанных лиц, признаков уголовно-наказуемых деяний
..... сделан с учетом заключения комплексной ситуационной судебной экспертизы № 1 от 23 декабря 2005 года.
Как следует из указанного постановления, « Анализируя материалы уголовного дела, учитывая заключения комплексной ситуационной и пожарно-технической судебных экспертиз, следует признать, что в действиях .... не усматривается состава преступления...."

Признать постановление незаконным и необоснованным и обязать ... устранить допущенные нарушения закона."

С моей точки зрения, у следствия есть два варианта.

1. Оспорить решение суда в части, касающейся "нарушения закона". Судья в решении сылается только на статьи, разрешающие ему рассматривать это дело по существу

Цитировать
В соответствии с ч.З ст. 29 УПК РФ, суд правомочен в ходе досудебного производства рассматривать жалобы на действия (бездействия) и решения прокурора, следователя, органа дознания и дознавателя в случаях и порядке, которые предусмотрены статьей 125 УПК РФ.
Согласно ч.1 ст. 125 УПК РФ, постановления дознавателя, следователя, прокурора от отказе в возбуждении уголовного дела, о прекращении уголовного дела, а равно иные их решения и действия (бездействия), которые способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию, могут быть обжалованы в районным суд по месту производства предварительного расследования.

Но судья "забыл" указать, какие именно нарушения закона допущены. То, что один из документов, использовавшийся следователем при вынесении решения, признан судом недействительным - предлог очень формальный. А какой ущерб конституционныи правам нанесен - вообще не понять.

Оспорить решение судьи можно и на вот этом основании:
"Выслушав мнение сторон и исследовав представленные материалы, суд приходит к выводу"

А теперь читаем, какие же материалы "исследовались"

Цитировать
Во всех случаях захвата заложников предпринимаются попытки наладить переговорный процесс. Однако никаких переговоров не велось. Террористы стремились к этим переговорам, навязывали их. Однако в ночь на 2 сентября 2004 года оперативный штаб принял решение отклонить переговоры.
Тут вообще тянет на уголовную статью о клевете - нужно только определить ответчика. Чеджемов отпадает (а жаль) - он только представитель, действующий на основании доверенности № 15 - 01/ 076689 от 29 июня 2005 года.

Цитировать
Если бы лица, которых просили явиться на переговоры, явились, то исход был бы другой
Интересно, как судья Бадтиев "исследовал" это обстоятельство?

2. Лично я уверен, что следователь выберет вариант номер 2, а именно "устранит нарушения закона", переписав постановление об отказе, исключив из него слова "учитывая заключения комплексной ситуационной судебной экспертизы".

Чеджемов не понимает, чем кончится рассмотрение "жалобы 10-ти"? Или он - олимпиец, для которого главное - бароца?






Сообщить модератору   Записан

Просто так сказал (с)
paul3
Редкий гость

Offline

Сообщений: 59



« Ответ #4 : 24 Апреля 2007, 19:00:21 »

иванов, данное постановление судьи уже обжаловано прокуратурой в вышестоящий суд... тут была демагогия... Отменили экспертизу-значит и другие документы следствия, которые были на её основе приняты, тоже должны быть отменены. Чисто формальный момент....
тут была демагогия...
« Последнее редактирование: 24 Апреля 2007, 19:57:28 от Leon » Сообщить модератору   Записан
иванов
ДСП
*
Offline

Сообщений: 1,361


"Я мзду не беру, мне за державу обидно"


« Ответ #5 : 24 Апреля 2007, 20:06:26 »

иванов, данное постановление судьи уже обжаловано прокуратурой в вышестоящий суд.
Откуда дровишки?   Сссылку не затруднит дать?

Цитировать
Отменили экспертизу-значит и другие документы следствия, которые были на её основе приняты, тоже должны быть отменены. Чисто формальный момент.
Какие документы были приняты на её основании? Экспертиза - один из тысяч документов уголовного дела.  Постановление об отказе принято на основании анализа материалов уголовного дела. Может тогда и уголовное дело закрыть?

PS. поправил немного, увидев правку модератора....

« Последнее редактирование: 24 Апреля 2007, 20:09:13 от иванов » Сообщить модератору   Записан

Просто так сказал (с)
paul3
Редкий гость

Offline

Сообщений: 59



« Ответ #6 : 24 Апреля 2007, 20:40:18 »

иванов
Цитировать
Цитировать
Отменили экспертизу-значит и другие документы следствия, которые были на её основе приняты, тоже должны быть отменены. Чисто формальный момент.
Какие документы были приняты на её основании? Экспертиза - один из тысяч документов уголовного дела.  Постановление об отказе принято на основании анализа материалов уголовного дела. Может тогда и уголовное дело закрыть?
На основании экспертизы было принято постановление об отказе, который и обжаловали потерпевшие. Ткачёв просто по недосмотру или разгильдяйству упомянул уже признанную незаконным экспертизу в своём отказе. А судья его на этом поймал.

Admin Про Луну - на форум по астрономии и космонавтике


Цитировать
PS. поправил немного, увидев правку модератора....
У Леона всё,чтобы я ни написал-демагогия. Только вот он не понимает, что демагогия-это чисто оценочное понятие. Кстати, в Правилах, я что-то про демагогию и её трактовку ничего не читал.

Admin Модератор всегда прав.

Цитировать
иванов, данное постановление судьи уже обжаловано прокуратурой в вышестоящий суд.
Откуда дровишки?   Сссылку не затруднит дать?
Ссылка из запрещённого на данном форуме издания. Давать бесполезно-Леон сотрёт. Сам ищи.

Admin Правила запрещают ссылаться на анализы, излагаемые данными "источниками". На информацию никаких ограничений нет.
« Последнее редактирование: 24 Апреля 2007, 21:35:48 от Admin » Сообщить модератору   Записан
paul3
Редкий гость

Offline

Сообщений: 59



« Ответ #7 : 26 Апреля 2007, 13:41:41 »

иванов
Вот ссылка на другое издание-
http://www.kommersant.ru/doc.html?docId=762186
Как видим, прокуратура строит фрагмент школы, чтобы потом его взорвать и дать нам новую экспертизу. А рассмотрение протеста прокуратуры на постановление суда, которое любезно в полном виде разместил Админ, назначено на 2 мая. Подождём.
Сообщить модератору   Записан
иванов
ДСП
*
Offline

Сообщений: 1,361


"Я мзду не беру, мне за державу обидно"


« Ответ #8 : 27 Апреля 2007, 04:36:17 »

Когда первый раз писал замечания по решению судьи  Бадтиева, сделал две ошибки.

Первая - решил не "пинать" судью, который, с моей точки зрения, мало чем отличается от судьи "басманного суда". По крайней мере, по уровню юридической грамотности.

Вторая - совсем упустил, что на дворе апрель. Объясняю почему. 
Смотрим на даты.
Постановление  об отказе в возбуждении уголовного дела датировано 20 апреля 2006 г. А  заключение комплексной ситуационной судебной экспертизы № 1 от 23 декабря 2005 года признано незаконным и необоснованным постановлением Ленинского районного суда г. Владикавказа РСО-Алания от 9 ноября 2006 года

Но тогда получается, что отказ был дан вполне законно, так как на тот момент заключение было "правильным" с юридической точки зрения.

Я же писал ответ 24 апреля и решение суда датировано тоже апрелем... И посчитал, что гражданам отказали  тоже в апреле этого года. Только я забыл, что хотя уже и апрель, но год - 2007-ой!  upset

Теперь настало время исправить первую ошибку. Бадтиев вправе был указать в своем решении, что заключение экспертизы больше не может приниматься как аргумент. НО! Называть его применение незаконным он не мог - как юрист. И как юрист он не привел никаких доводов, почему он считает отказ немотивированым. Экспертиза - один из документов уголовного дела, а отказ выносился на основании анализа дела. Причины отказа указаны по пунктам.
В то время как жалоба никаких конкретных обстоятельств и доказательств не содержит. Кроме повторения слухов и домыслов. Например таких
"Не опровергнуто наше утверждение о том, что танки и огнеметы стреляли днем," 
А с какого бодуна следователь должен опровергать утверждения? Он их должен проверить  и, если они не подтверждаются фактами, то он о них может забыть, а в отказе  указать "Фактами стрельбы из танков днем не располагаю, с пионерским приветом....." (про танки - в другом топике будет).

То есть судья Бадтиев в данном случае поступил с точки зрения "революционной необходимости", встав не на сторону закона, а на сторону более громко кричащих.
Но сколько не кричи - "танки, танки" - фото стреляющего танка не появится.  no
А в этих воплях потонут и те крохи в общем-то правильных претензий, которые  членам штаба предъявить можно и должно.

И (если верить Ъ) прокурорские это отлично понимают, потому спокойны как танки

"Генпрокуратура, ..... направила протест в Верховный суд Северной Осетии. Его рассмотрение назначено на 2 мая. Впрочем, в Генпрокуратуре говорят, что обжалование не более чем формальность.

"Мы согласились с решением суда по ситуационной экспертизе и назначили новую, которая сейчас готовится",– сказал Ъ один из руководителей Главного управления Генпрокуратуры по ЮФО. Следователи собираются провести математическое и даже физическое моделирование штурма школы, для чего сейчас строится фрагмент здания в натуральную величину, состоящий из капитальной кирпичной стены с окнами и примыкающих к ней участков пола и крыши. "Если новая экспертиза опровергнет результаты предыдущей, надзирающий прокурор без всяких судов отменит решение руководителя следственно-оперативной бригады и потребует от него дать юридическую оценку действиям должностных лиц во время штурма,– отметили в управлении Генпрокуратуры.– Если же и новая экспертиза не даст следователю оснований для возбуждения уголовного дела по 'должностной' составляющей, то и никакой суд его это сделать не заставит".


Мне только одно не понятно. Как результаты взрыва  школы (хоть на натурном объекте, хоть на компьютерной модели) повлияют на оценку действий штаба?
Если цель сего эксперимента - раз и навсегда заткнуть рот "великому теоретику взрывов" Савельеву и его другу и помощнику Литвинович - то это несколько сложный и дорогой способ, по-моему.
Потому как Савельев от этого не перестанет нести своего бреда про РПО в крыше, а Литвинович не перестанет его повторять, дополняя ужасами собственного опыта обращения с эршэгэ (она почему-то его очень любит - слово это). А те, кто верит в сказки - те будут верить.

К оценке действия штаба моделирование физики взрыва имеет такое же отношение, как и опорос свиноматок к урожаю зяби.

Если хотят проверить, а что было бы с залом, если бы была подорвана вся минно-взрывная цель, то я бесплатно могу сказать - произошло бы его полное разрушение и гибель практически всех находившихся там заложников. Это в штабе прекрасно знали. Без моделирования. Могли что-нибудь с этим сделать? Я думаю, что могли бы (о чем и написал в начале этой темы). Но то, что они не смогли этого сделать, уголовным преступлением не является ибо не обязаны. УК на обязывает граждан быть героями.... 

Так что касательно решения судьи - он себя может чувствовать народным героем, но помочь делу его решение вряд ли сможет. По "оптовым" жалобам сразу на всех и за всё - дела возбуждаются только по приказу. Но не районного судьи.

Так что я по-прежнему подозреваю Чеджемова, а теперь и судью, в стремлении к дешевой славе (и поездки за бугор "на халяву")

ПыСы. Может pvp заглянет, слово скажет. Он к "прокурорским" неравнодушен.

 
Сообщить модератору   Записан

Просто так сказал (с)
paul3
Редкий гость

Offline

Сообщений: 59



« Ответ #9 : 27 Апреля 2007, 19:21:06 »

иванов
1. На момент рассмотрения ходатайства потерпевших ситуационная экспертиза отменена, потому и постановление следователя об отказе является незаконным и необоснованным ибо он в своём постановлении на эту отменённую экспертизу ссылается. Даты роли не играют. На момент суда это доказательство уже не является таковым. Что тут неясного? Это обычная рутина судопроизводства.
2. Макет школы делается для последующего его подрыва с помощью тех гранатомётных систем, которые указал Савельев в докладе. Хотя лично у меня эта затея вызывает большие сомнения. Для начала следствие должно точно знать, взрывали боевики свои СВУ или не взрывали.
С другой стороны, если они хотят взорвать мину МОН-90 на полу и убедиться, что её взрыв не сможет пробить потолок и крышу и создать дыру метр на метр-тогда эксперимент значение имеет. Ведь до сих пор следствие нам не говорит причину появления этой дыры в углу у выхода во двор.
Сообщить модератору   Записан
xocnuc
Редкий гость

Offline

Сообщений: 70


« Ответ #10 : 27 Апреля 2007, 19:53:28 »

Если цель сего эксперимента - раз и навсегда заткнуть рот "великому теоретику взрывов" Савельеву и его другу и помощнику Литвинович - то это несколько сложный и дорогой способ, по-моему.
Столько вариантов сразу приходит в голову.

Цитировать
К оценке действия штаба моделирование физики взрыва имеет такое же отношение, как и опорос свиноматок к урожаю зяби.
очень верно.

Цитировать
Если хотят проверить, а что было бы с залом, если бы была подорвана вся минно-взрывная цель, то я бесплатно могу сказать - произошло бы его полное разрушение и гибель практически всех находившихся там заложников. Это в штабе прекрасно знали. Без моделирования.
не все такие бессребреники, это очевидно.
кто-то развел прокуратуру на бабки для эксперимента - это единственное разумное объяснение.

Сообщить модератору   Записан
xocnuc
Редкий гость

Offline

Сообщений: 70


« Ответ #11 : 27 Апреля 2007, 19:55:10 »

2. Макет школы делается для последующего его подрыва с помощью тех гранатомётных систем, которые указал Савельев в докладе.
где об этом написано?
Сообщить модератору   Записан
paul3
Редкий гость

Offline

Сообщений: 59



« Ответ #12 : 27 Апреля 2007, 20:15:12 »

2. Макет школы делается для последующего его подрыва с помощью тех гранатомётных систем, которые указал Савельев в докладе.
где об этом написано?
Это моё личное мнение. Доклад они получили, вот и проверяют. Да и ситуационная экспертиза, на чём у них всё держалось, отменена судом. Фактически по взрывам у них вообще ничего на данный момент нет. Нет у них и ясного понимания, что же там взорвалось в эти 23 секунды.
Сообщить модератору   Записан
иванов
ДСП
*
Offline

Сообщений: 1,361


"Я мзду не беру, мне за державу обидно"


« Ответ #13 : 27 Апреля 2007, 21:53:33 »

Так как данная тема - про действия штаба, то постараюсь только эти моменты и затрагивать.

иванов
1. На момент рассмотрения ходатайства потерпевших ситуационная экспертиза отменена, потому и постановление следователя об отказе является незаконным и необоснованным ибо он в своём постановлении на эту отменённую экспертизу ссылается. Даты роли не играют. На момент суда это доказательство уже не является таковым. Что тут неясного? Это обычная рутина судопроизводства.
Можно узнать, что и в каком объеме приходилось изучать? Или сведения про рутину основаны на практике чтения газет?

Цитировать
2. Макет школы делается для последующего его подрыва с помощью тех гранатомётных систем, которые указал Савельев в докладе. Хотя лично у меня эта затея вызывает большие сомнения.
Он там науказывал равновероятно несколько систем. В том числе и несуществующих в природе. Макетов не настроишься. И кто (и чем) с вертолета будет стрелять? Савельева заставим лично показать, как это делается? .......

Относительно действия штаба решение Бадтиева никакой реальной пользы не принесло (по-моему личному мнению). Мало того, что оно юридически слабо, но оно только добавило масла в огонь веры "знающих правду".... Это - как психов дразнить в больнице.
Поясняю на примере. В постановлении говорится, что решение принято на основе исследования материалов (жалобы, отказа в жалобе, дела уголовного). В результате этого исследования судья  согласен со следующим доводом жалобщиков (так как он его не опроверг и оставил в тексте решения)

"Если бы лица, которых просили явиться на переговоры, явились, то исход был бы другой."

Мало того, что предметом разбирательства не могут быть утверждения "если бы...то тогда бы", а только конкретные действия/бездействия должностных лиц и известные последствия таких (без)действий.

Но даже теоретически рассматривая такую ситуацию, как судья решил, что исход был бы другой? И какой именно?
Он провел ситуационную экспертизу, смотавшись вместе с секретарем суда к знакомым шахидам? И кто в эксперименте изображал Полковника?

К чему я это все? А к тому, что не важно - по звоноку ли это "оттуда", или из самых добрых чувств за "справедливость" действует судья,  если он начинает "подгонять" закон под себя.
Для потерпевших от этого легче стало, но ненадолго, потому что Бактиев своими благими намерениями и добрым словом укрепляет веру. А его работа - на путь истинный всех возвращать (что-то аллегорий у меня сегодня многовато.... upset )

А сейчас пройдет время, следователь напишет новый отказ (более грамотный) - и все остануться у разбитого корыта.....

На этом обсуждение сей "победы" жалобщиков считаю для себя законченым.     
« Последнее редактирование: 27 Апреля 2007, 21:55:27 от иванов » Сообщить модератору   Записан

Просто так сказал (с)
Leon
Глобальный модератор
**
Offline

Сообщений: 6,434



« Ответ #14 : 27 Апреля 2007, 22:01:09 »

Это моё личное мнение.
Предложение пользователю paul3:
Когда высказывается личное мнение, говорить об этом сразу (ИМХО, "я думаю", "мне кажется" и т.п.)
Безапелляционные утверждения не подтвержденные ссылками будут удаляться.
Сообщить модератору   Записан
paul3
Редкий гость

Offline

Сообщений: 59



« Ответ #15 : 28 Апреля 2007, 07:37:56 »

иванов
Код:
Можно узнать, что и в каком объеме приходилось изучать? Или сведения про рутину основаны на практике чтения газет?
Конечно, можно. Факультативный институтский курс уголовного процесса и права, труды профессора Строговича по теории доказательств в уголовном процессе, Комментарий к УПК РСФСР и РФ под редакцией Лебедева и Радченко, огромное море судебной практики по уголовным делам, ну и так далее. Всё перечислять-затрёт модератор Леон. Опять скажет, что это демагогия.
А что изучали Вы, иванов? Это узнать можно юрысту?
Цитировать
Он там науказывал равновероятно несколько систем. В том числе и несуществующих в природе. Макетов не настроишься. И кто (и чем) с вертолета будет стрелять? Савельева заставим лично показать, как это делается? .......
Не надо передёргивать Савельева. Стрельба со спецвертолёта ФСБ по крыше над кабинетом осетинского языка-это не первые взрывы, это позднее. И это только его предположение, не более того. Макет школы делается не для этого. Он делается для того, как я понимаю, чтобы математически смоделировать первые взрывы и попытаться доказать, что их сделали боевики, а не выстрелы из гранатомётных систем, на которые указывает Савельев в своём альтернативном докладе. Следствие поняло наконец, что слишком много последствий за эти 23 секунды.
Цитировать
Относительно действия штаба решение Бадтиева никакой реальной пользы не принесло (по-моему личному мнению). Мало того, что оно юридически слабо, но оно только добавило масла в огонь веры "знающих правду".... Это - как психов дразнить в больнице.
Поясняю на примере. В постановлении говорится, что решение принято на основе исследования материалов (жалобы, отказа в жалобе, дела уголовного). В результате этого исследования судья  согласен со следующим доводом жалобщиков (так как он его не опроверг и оставил в тексте решения)

"Если бы лица, которых просили явиться на переговоры, явились, то исход был бы другой."

Мало того, что предметом разбирательства не могут быть утверждения "если бы...то тогда бы", а только конкретные действия/бездействия должностных лиц и известные последствия таких (без)действий.
Эта цитата как раз и говорит именно о бездействии штаба-он не принял всех возможных мер для спасения заложников-не дал возможности придти в школу тем, кого требовали боевики. Сейчас мы уже знаем, что Дзасохова предупредил замминистра МВД России генерал Паньков-если пойдёшь-будешь арестован. Сам ли это Паньков придумал? Ответ очевиден. Из этого следует- ОШ умышленно отказался от переговоров с боевиками. Судья так и написал в своём постановлении.
Код:
Но даже теоретически рассматривая такую ситуацию, как судья решил, что исход был бы другой? И какой именно?
Он провел ситуационную экспертизу, смотавшись вместе с секретарем суда к знакомым шахидам? И кто в эксперименте изображал Полковника?
Вам нет никакой необходимости из конкретного обсуждения устраивать цирк.
Теоретически тут ничего рассматривать не нужно. Критерий истины-практика.
Нужно было штабу обеспечить явку запрашиваемых лиц. Всё. Кстати, по показаниям Кулаева, в случае явки этих начальников, боевики были готовы отпустить довольно много заложников. Вы с этим знакомы? Это и есть ответ Вам про другой исход. И судья этот момент правильно понял. Шакалы пришли не просто поубивать как можно больше народу, они пришли с политическими требованиями. Потому и должны были к ним явиться политики-начальники, а не доктор Рошаль. Это Вам понятно?
Код:
А сейчас пройдет время, следователь напишет новый отказ (более грамотный) - и все остануться у разбитого корыта.....
И новый отказ тоже будет обжалован, какие проблемы-то? И опять будет рассматривать судья Бадтиев. Тем временем жалоба уйдёт в Страсбург и встанет в очередь. Я с самого начала такой путь и предрекал- В России пока беспристрастное рассмотрение подобных дел невозможно.
Сообщить модератору   Записан
иванов
ДСП
*
Offline

Сообщений: 1,361


"Я мзду не беру, мне за державу обидно"


« Ответ #16 : 28 Апреля 2007, 19:19:39 »

иванов
Цитировать
Можно узнать, что и в каком объеме приходилось изучать? Или сведения про рутину основаны на практике чтения газет?
Конечно, можно. Факультативный институтский курс уголовного процесса и права, труды профессора Строговича по теории доказательств в уголовном процессе, Комментарий к УПК РСФСР и РФ под редакцией Лебедева и Радченко, огромное море судебной практики по уголовным делам, ну и так далее. Всё перечислять-затрёт модератор Леон. Опять скажет, что это демагогия.
А что изучали Вы, иванов? Это узнать можно юрысту?
Советские вузовские курсы уголовного, уголовно-процессуального, административного, международного права для "студэнтов-неюрыстов" (то есть неюридической специальности). Пара выигранных дел - уголовное против российской налоговой полиции с инспекцией в России, гражданское у иностранной налоговой службы - в суде одной из "цивилизованных" стран.

ПыСы. Комментарий к УПК - это не газеты, канешна, факт.
Против факультативного курса могу выставить очный курс в институте марксизма-ленинизма  drunk
Сообщить модератору   Записан

Просто так сказал (с)
Leon
Глобальный модератор
**
Offline

Сообщений: 6,434



« Ответ #17 : 28 Апреля 2007, 19:56:19 »

Цитировать
Макет школы делается не для этого. Он делается для того, как я понимаю, чтобы математически смоделировать первые взрывы и попытаться доказать, что их сделали боевики, а не выстрелы из гранатомётных систем, на которые указывает Савельев в своём альтернативном докладе.
Налицо очередной поток сознания.
Для того что бы "математически смоделировать первые взрывы" не надо строить ни каких стен.
Математическое моделирование - оно на то и математическое.
Цитировать
попытаться доказать, что их сделали боевики
А вот это уже демагогия. Фраза построена так, что бы у читателя возникло сомнение, в искренности следователей. Фраза "Попытаться доказать" призвана показать читателю, что на самом деле спортзал взорвали савельевские гранатометы, а не боевики, а следствие прячет этот вопиющий факт.

Админ, я предлагаю забанить пользователя paul3. У него есть замечательное место, где он несет правду людям - форум "НГ". Вот пусть там и испражняется в головы таких же как он. Иначе он потопит это ресурс в своем словоблудии. Откачаем. Admin

Ps, Интересно, как они при строительстве стены предполагают воспроизвести некачественную кладку, которая была в спортзале?
« Последнее редактирование: 29 Апреля 2007, 04:05:41 от Admin » Сообщить модератору   Записан
xocnuc
Редкий гость

Offline

Сообщений: 70


« Ответ #18 : 28 Апреля 2007, 20:56:34 »

Админ, я предлагаю забанить пользователя paul3. У него есть замечательное место, где он несет правду людям - форум "НГ". Вот пусть там и испражняется в головы таких же как он. Иначе он потопит этот ресурс в своем словоблудии.

Предлагаю банить на короткий срок - от 3 до 15 суток.

Цитировать
Ps, Интересно, как они при строительстве стены предполагают воспроизвести некачественную кладку, которая была в спортзале?

это зависит от цели эксперимента, которую мы не знаем ( мнение эксперта по Арбитражу лесопилок не в счет).
Сообщить модератору   Записан
Leon
Глобальный модератор
**
Offline

Сообщений: 6,434



« Ответ #19 : 28 Апреля 2007, 20:58:23 »

По-моему я аргументированно ответил.
И объяснил, почему считаю необходимым привлечь административный ресурс: для того, что бы этот форум не потонул в твоем словоблудии, как это было с правдабеслана.
Я считаю, что ты здесь не нужен. Пользы от тебя нет, а вред очевиден.

Некоторая польза есть. Данная тема начата с его подачи. И потом, пока он единственный представитель "правозащитной общественности". Остальные даже заходить боятся.
Что касается административных ресурсов - то с этим проблем нету. И некоторые в этом - убедились уже. Admin
« Последнее редактирование: 29 Апреля 2007, 04:14:26 от Admin » Сообщить модератору   Записан
иванов
ДСП
*
Offline

Сообщений: 1,361


"Я мзду не беру, мне за державу обидно"


« Ответ #20 : 29 Апреля 2007, 05:04:35 »

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

г. Владикавказ                                                                                                  9 ноября 2006 года

Судья Ленинского районного суда г. Владикавказа Республики Северная Осетия-Алания Бадтиев А.А. с участием заместителя прокурора Республики Северная Осетия-Алания Черчесова А.В., потерпевших Дудиевой С.П., Сидаковой Р.Б., Туаевой Э.Х., и представителя потерпевших Чеджемова Т.Б., действующего на основании доверенности № 15 - 01/ 076689 от 29 июня 2005 года, а также руководителя следственной группы - следователя по особо важным делам Генеральной прокуратуры Российской Федерации Солженицына А.Н., рассмотрев в открытом судебном заседании жалобу потерпевших Дудиевой С.П., Сидаковой Р.Б., Туаевой Э.Х., и представителя потерпевших Чеджемова Т.Б. о признании незаконными и необоснованными постановления о назначении комплексной судебной экспертизы от 28 октября 2004 года к заключения комплексной криминалистической экспертизы от 23 декабря 2005 года,

установил:

Потерпевшие Дудиева С.П., Сидакова Р.Б., Туаева Э.Х. и представитель потерпевших Чеджемов Т.Б. обратились в Ленинский районный суд г. Владикавказа РСО-Алания с жалобой о признании незаконными и необоснованными постановления о назначении комплексной судебной экспертизы от 28 октября 2004 года и заключения комплексной криминалистической экспертизы от 23 декабря 2005 года по уголовному делу № 20/849.
В судебном заседании представитель потерпевших Чеджемов Т.Б. жалобу поддержал, требования изложенные в ней изменил и пояснил, что 23 декабря 2005 года на основании постановлений о назначении комплексной судебной экспертизы от 28 октября и 8 ноября 2004 года проведена комплексная криминалистическая (ситуационная) экспертиза.
Данное заключение ситуационной экспертизы служит органам расследования одним из мотивов отказа в привлечении к уголовной ответственности должностных лиц ( в том числе членов оперативного штаба по спасению заложников) к ответственности, формулированию необъективных выводов по уголовному делу № 20/849, чем ущемляются интересы потерпевших, и затрудняется возможность осуществления правосудия. Оно является незаконным по следующим основаниям.
Обжалуемые постановление о назначении комплексной судебной экспер-тизы от 28 октября 2004 года и заключение эксперта № 1 от 23 декабря 2005 го-да представляют собой попытку исказить и перечеркнуть саму сущность судебной экспертизы, выработанную многовековой историей и практикой криминалистики. Делается это с грубым пренебрежением действующего законодательства, несмотря на то, что глава 27 УПК РФ достаточно подробно и четко регулирует порядок назначения и проведения экспертизы, виды экспертиз, требования, предъявляемые к постановлению о назначении экспертизы, и экспертному заключению. Причем положения указанной главы изложены настолько понятно, что исключают возможность двойственного их толкования.
Общеизвестно, что экспертиза представляет собой экспертное исследование объектов с использованием специальных познаний в науке, технике, искусстве или ремесле.
Поставленные перед экспертами вопросы о соответствии действий должностных лиц различным инструкциям, как и вопросы о том, предпринимались ли оперативным штабом какие-либо действия по освобождению заложников или имело место бездействие с их стороны, являются составной частью общего вопроса о виновности или не виновности, решение которого закон возлагает только на следователя и не требует специальных знаний требует правовой оценки. Следователь и прокурор должны были сами ответить на э вопросы, а не привлекать Миронова И.К. - руководителя унитарного предприятия «Рособорон-экспорт», и Круглова В.А. - председателя Совета «Фонда поддержки участников действий спецопераций «Вымпел».
Тот факт, что для решения поставленных вопросов нужны юристы, а не какие-то специальные знания, признал и сам Ткачев И.В., поручая проведение экспертизы юристам. Между тем, следователь не вправе перелагать свои обязанности посторонним людям.
8 октября 2004 года проведение данной экспертизы было поручено государственному учреждению «Российский федеральный центр судебных экспертиз» при Минюсте РФ. Однако, постановление о назначении экспертизы было возвращено без исполнения, в связи отсутствием экспертов, способных участвовать в такой экспертизе.
В силу этого, проведение экспертизы было поручено экспертной комиссии под председательством некого Миронова И.К., юриста по образованию, который по своему усмотрению подобрал в качестве экспертов людей с неизвестными специальностями и образованием. Следователь считает, что Миронов И.К., как руководитель экспертной комиссии (группы экспертов) вправе был это сделать. Между тем, в соответствии с п. 4 ст. 199 УПК РФ, если экспертизы проводится вне экспертного учреждения, как это имело место данном случае, то следователь сам должен был подобрать специалистов и вручить каждом эксперту постановление с соответствующими вопросами, связанными с его специальностью. Кроме того, УПК РФ не содержит такого понятия, как руководитель группы экспертов вообще, а при проведении комплексной экспертизы, в частности. В связи с этим возникает вопрос, на основании чего, юрист Миронов И.К. стал руководителем группы лиц других каких-то специальностей, и в чем могло выражаться его руководство работниками МЧС, и железнодорожником при проведении экспертизы.
В ч. 1 ст. 195 УПК РФ указано: «Признав необходимым назначение судебной экспертизы, следователь выносит об этом постановление». Смысл этого требования заключается в том, что следователь обязан был обосновать в постановлении необходимость назначения экспертизы, указать, для разрешения каких конкретно вопросов нужны специальные знания и какие именно.
Однако, это указание закона выполнено не было. Отсутствие такого обоснованния можно объяснить только тем, что никакой необходимости в проведении данной экспертизы не было. Ее назначение и проведение представляет собой ничем необоснованную и совершенно незаконную попытку следователя переложить на плечи так называемых экспертов решение вопросов, которое закон возлагает на него самого. Об этом свидетельствует и тот факт, что в основу обвинения руководителей Правобережного РОВД положено невыполнение ими требований ряда инструкций, приказов и других нормативных актов (аналогично вопросам, поставленным перед экспертами данной экспертизы). Несмотря на это, указанные руководители, были привлечены к уголовной ответственности без проведения ситуационной экспертизы. Почему же решение вопроса о виновности одних должностных лиц стало возможным без проведения ситуационной экспертизы, а для решения вопроса о виновности других должностных лиц по-чему-то потребовалось проведение ситуационной экспертизы? Хотя материалы дела и обстоятельства захвата и гибели заложников в том и другом случае, практически одни и те же.
Вопреки требованиям ч. 1 ст. 201 УПК РФ в постановлении о назначении экспертизы нет указания на то, экспертам каких конкретных специальностей поручается проведение экспертизы. Такое требование содержится и в образце постановления о назначении экспертизы, который обязателен для следователя согласно ч.1 ст.474 УПК РФ.
Согласно ч. 1 и п.4 ч.3 ст.57 УПК РФ следователь обязан был указать в постановлении, какими специальными познаниями обладает конкретный эксперт, указать уровень его компетенции. Отсутствие такого указания нарушает право обвиняемого на защиту, лишая его возможности определять компетентность эксперта и заявлять ему отвод в случае необходимости. Однако данное требование закона выполнено не было.
Более того, вопреки ч.4 ст. 199 УПК РФ следователь не вручил каждому эксперту постановление о назначении экспертизы и необходимые материалы, не разъяснил экспертам их права и ответственность.
Вызывает удивление тот факт, что Ольховникову Ю.П. разъяснены права и обязанности, он предупрежден об ответственности только 24 октября 2005 года, то есть спустя почти год после начала экспертизы.
В силу изложенных выше требований незаконным является привлечение в качестве экспертов Миронова И.К. и Круглова В.А., юристов, а также инженера Министерства путей сообщения РФ Ольховникова Ю.П.
Возможность привлечения других лиц в качестве экспертов совершенно необоснованно и вызывает сомнения в их компетенции.
В производстве экспертизы участвовали два заместителя директора Департамента оперативного управления МЧС РФ - Молчанов В.П. и Легошин А.Д.,- менеджер по специальности. Указанные лица не обладают специальными познаниями, которые могли быть использованы для установления каких-либо обстоятельств дела.
Между тем, как известно, эксперты должны подбираться не по должностям или наличию образования вообще, а только по наличию и уровню тех специальных знаний, которые необходимы для исследования определенных обстоятельств дела.
Более того, что касается экспертов Гончара С.А., Чабанова В.А., Молчанова В.И., Легошина А.А., то совершенно не понятно, какими специальными знаниями они обладают, для разрешения каких конкретных вопросов привлекаются. В заключении экспертизы указанно, что Гончар С.А., Чабанов В.А. и Легошин А.Д. имеют высшее образование, а Молчанов В.И. с высшим техническим образованием. Однако нет данных о том, высшее образование какого профиля они получили. Кто эти лица - агрономы, врачи, педагога, инженеры, зоотехники, механики, и в чем заключается уровень и направленность специальных знаний помощника начальника и менеджера? Наличие высшего образования и даже ученой степени без выяснения того, какими конкретно специальными знаниями они обладают, само по себе не дает основания считать их лицами, обладающими специальными познаниями.
Такой подбор «экспертов» привел к грубому нарушению требований ст.201 УПК РФ, согласно которой в производстве комплексной экспертизы участвуют эксперты разных специальностей.
Изложенное выше свидетельствует о том, что следователем были нарушены требования ч.1 и ч.2 ст.57 УПК РФ о порядке подбора и назначении экспертов.
Статья 195 УПК РФ и приложение №119 обязывают следователя указывать в постановлении о назначении экспертизы фамилии, имена и отчества экспертов. Однако в данном постановлении указаны фамилия и инициалы только Миронова И.К., данные других шести экспертов отсутствуют. Их личности стали известны только после появления экспертного заключения.
Вопреки требованиям ч.1 ст. 195 УПК РФ в постановлении о назначении экспертизы не указаны те конкретные обстоятельства, которые требуют для своего установления специальных знаний, нет обоснования необходимости привлечения экспертов различных специальностей.
Следователь обязан был указать, какие конкретно обстоятельства требуют для своего установления определенных знаний, каких именно знаний, и каждому эксперту предоставить конкретные материалы и конкретные вопросы, однако это сделано не было.
Ставя на разрешение экспертов вопросы о соответствии действий и распоряжений должностных лиц инструкциям, следователь должен был указать о каких конкретно действиях и распоряжениях идет речь. Эти распоряжения и действия (бездействия) должны устанавливаться следователем, а не экспертом.
В связи с этим, совершенно бессмысленной является постановка вопросов о действиях подразделений - разве подразделения ФСН, МВД или ВВ МВД действуют сами по себе, без команды начальника? И о каких конкретно действиях идет речь?
В постановлении о назначении экспертизы содержатся вопросы о соответствии распоряжений и действий различным ситуациям: «ситуации в каждый отдельный момент времени», «аналогичные ситуации», а также вопросы о том, «какие последствия повлекли отсутствие этих действий», «какие последствия эти нарушения повлекли» и т.п.
Эти вопросы не могут не удивлять.
Во-первых, вопросы о последствиях каких-либо действий, бездействия или нарушения являются составной частью события преступления, характера и размера вреда, виновности и других. Почему же на них должен отвечать эксперт?
Во-вторых, именно следователь должен был указать, о каких конкретных ситуациях, действиях или бездействиях, а также распоряжениях идет речь. Однако, в постановлении следователя не описаны ни « ситуации в каждый отдель-ный момент времени», ни «аналогичные ситуации», не указаны ни действия, ни отдаваемые кем-то распоряжения. Для ответов на эти вопросы не нужны ни специальные знания, ни эксперты. Это должен был сделать следователь.
Однако, вместо следователя на все вопросы ст.73 УПК РФ дают ответы эксперты. Они дают описания различных обстоятельств, действий различных субъектов событий тех дней -террористов, силовых структур, штабов, потерпевших, последовательность и время этих действий и т.п.
Таким образом, эксперты взяли на себя обязанность проверки и оценки доказательств, возложенную законом на следователя, а также формулирования выводов по делу. Их заключение так и начинается со слов « Следствием установлено...», хотя в постановлении следователя описание имевших место собы-тий 1-3 сентября 2004 года отсутствует. Все изложенное в заключении экспер-тизы выдумано экспертами. Заключение экспертизы не соответствует требова-ниям ст. ст.80, 204 УПК РФ. В нем не указано место проведения экспертизы, не указаны основания производства экспертизы, в нем нет никаких даже намеков на специальные (научные) исследования.
В общем плане заключение представляет собой подборку отдельных документов и фрагментов из них (но вовсе не научное исследование), которым дана совершенно субъективная оценка. Результатом такой оценки явилось не экспертное заключение по конкретным, подлежащим специальному исследова-нию обстоятельствам, а пространное описание событий 1-3 сентября 2004 года, причем как имевших место, так и придуманных «экспертами».
Пункт 7 ст.204 УПК РФ требует, чтобы каждый эксперт в своем заключении указал объекты исследований и материалы, представленные для производство экспертизы, содержание и результаты исследований с указанием примененных методик; выводы по поставленным перед экспертом вопросам и их обоснование. Ничего подобного в заключении нет, ибо никаких специальных исследований вообще не проводилось.
Судебно-прокурорская практика придерживается позиции, согласно которой признается «недопустимым доказательством» заключение судебно-медицинского эксперта из-за нарушений требований ст.204 УПК РФ, при отсутствии в заключении исследовательской части, ссылок на примененные методики, результатов исследования.
Вопреки требованиям ст.201 УПК РФ, в заключении экспертов не указано, какие исследования и в каком объеме провел каждый эксперт, какие факты он установил и к каким выводам пришел. Согласно этой статье, каждый эксперт подписывает ту часть заключения, которая содержит описание проведенных им исследований, и несет за нее ответственность. Однако и это требование закона было нарушено.
Статьей 198 УПК РФ предусмотрены права подозреваемого, обвиняемого при назначении и производстве судебной экспертизы. Вышеперечисленные участники уголовного процесса имеют право знакомиться с постановлением о назначении судебной экспертизы, заявлять отвод эксперту или ходатайствовать о проведении судебной экспертизы в другом экспертном учреждении; ходатайствовать о привлечении в качестве экспертов указанным им лиц, либо о производстве судебной экспертизы в конкретном экспертном учреждении ходатайствовать о внесении в постановление о назначении судебной экспертизы дополнительных вопросов экспертам; с разрешения следователя присутствовать при производстве судебной экспертизы, давать объяснения экспертам; знакомиться (заключением эксперта или с сообщением о невозможности дать заключение. Данная экспертиза была назначена по уголовному делу № 20/849, в котором в качестве обвиняемого фигурировал Кулаев. Причем в деле имеется несколько постановлений о назначение ситуационной экспертизы. При этом, первое постановление не отменено, а необходимость вынесения последующих постановлений не оговорена, а заключение дано только по одном) из них. С данными постановлениями не был ознакомлен обвиняемый Кулаев, что могло отрицательно повлиять на всесторонность и полноту расследования.
Тем самым следователем нарушены права обвиняемого, что является грубейшим нарушением закона. Факт этого нарушения не отрицается прокура-турой, хотя ему даётся своеобразное оправдание.
Довод прокуратуры о том, что потерпевшие не правомочны ссылаться на нарушение прав обвиняемого и его защитника потому, что последние не считают, что их права ущемлены и не заявили об этом, не основан на законе и является надуманным. Статья 42 УПК РФ предоставляет потерпевшему право заявлять ходатайства и не ограничивает это право какими-либо рамками. Он вправе заявлять любое ходатайство, а также обжаловать в порядке ст.ст. 123-125 УПК РФ незаконность и необоснованность любого действия (бездействия).
Кроме того, отсутствие заявления со стороны обвиняемого может быть обусловлено тем, что он даже не знал о проведении данной экспертизы.
Выполнение требований любой нормы УПК РФ обязательно для следователя без каких-либо условий и оговорок, без учета возможных последствий нарушения и реакций не нарушения со стороны субъектов, права которых ущемлены. Следователь обязан обеспечивать права обвиняемого, в том числе предусмотренные ст. 198 УПК РФ, независимо от того, воспользуется этими правами обвиняемый или нет - это его право.
В постановлении о назначении экспертизы от 28 октября 2004 года перед экспертами поставлено 16 вопросов, а в заключении экспертов содержится только восемь вопросов и ответы на них, но никакой оговорки о том, кто и по-чему сократил число вопросов, не имеется.
Из постановления о назначении экспертизы усматривается, что в распоряжение «экспертов», были предоставлены конкретные материалы дела, в том числе в основном несколько показаний министров, военнослужащих и руководителей пожарных служб.
В постановлении также указано, что дополнительно истребуемые материалы будут представлены экспертам по первому требованию. Однако данных о том, истребовались ли дополнительные материалы, в заключении нет.
В заключении экспертизы отмечено только, что экспертам была «предоставлена возможность ознакомиться со всеми материалами уголовного дела №20/849, имеющими отношения к производству экспертизы в количестве 120 томов, фото и видео материалами, приобщенными к уголовному делу, и возможность ознакомиться с обстановкой на месте происшествия в г. Беслане и вещественными доказательствами, хранящимися в г. Владикавказе».
Однако данных о том, потребовалось ли уголовное дело экспертами, в каком именно объеме, как и данных о том, что эксперты знакомились с обстановкой на месте происшествия, в заключении нет.
В процессе рассмотрения уголовного дела в отношении Кулаева было установлено, что при проведении предварительного следствия, потерпевшие и многие свидетели были допрошены крайне поверхностно, а в судебном заседании от них были получены развернутые и полные показания обо всех обстоятельствах захвата заложников и событий 1-3 сентября 2004 г. Эти доказательства имели важное значение для объективного установления событий 1-3 сентября 2004 года, для формулирования обоснованных выводов по делу. Поэтому было заявлено ходатайство о приобщении к материалам уголовного дела протокола судебного заседания. Оно было удовлетворено постановлением следователя Солженицына А.Н. 29 августа 2006 года. Тем самым, прокуратурой была признана важность полученных в суде доказательств для исследования обстоятельств теракта, а значит, они должны были стать предметом оценки экспертов.
Однако, экспертиза проведена без их учета и эти доказательства опровергают многие выводы экспертов. Этот факт свидетельствует об односторонности и абсолютной неубедительности экспертного заключения.
Именно поэтому эксперты нигде не ссылаются на показания потерпевших. Так, в подтверждении вывода о том, что танки стреляли после 21 часа, ссылаются только на показания танкиста Годовалова и около десяти военных. Между тем, имеются свыше ста показаний потерпевших и свидетелей о том, что танки стреляли днем, однако они никак не повлияли на выводы по делу.
Таким образом, заключение так называемой ситуационной экспертизы свелось не к научному экспертному исследованию, а к описанию событий 1-3 сентября 2004 года, при том, без учета всех имеющихся доказательств, то есть к установлению фактических обстоятельств дела, что является исключительной обязанностью следователя, а не так называемых экспертов. При этом многие положения заключения заимствованы и повторяют обвинительное заключение по уголовному делу в отношении Кулаева. Экспертами проявлен субъективизм, поэтому многие обстоятельства теракта искажены, некоторые просто придуманы, штабу по спасению заложников и различным участникам тех событий приписаны действия, которых они не совершали и т.п.
В постановлении о назначении экспертизы и заключении экспертизы говорится об управлении контртеррористической операцией Оперативным штабом. Однако, нигде не сказано о том, что это была за операция, из каких составляющих она состояла, кто ее планировал, кто ее возглавлял, кто ее исполнял.
Никакой операции 1-3 сентября 2004 года по освобождению заложников не проводилось, и это тоже является повторением экспертами надуманных выводов следователя.
Абсолютно надуманным является вывод экспертизы о, якобы, имевших ме-сто переговорах с террористами по поводу выдвигаемых ими требований. Никаких переговоров не велось, их и не собирались вести, а требование террористов о явке на переговоры Дзасохова, Аслаханова, Зязикова и Рошаля было отклонено в ночь на 2 сентября. К такому выводу пришла и комиссия Торшина. И вывод экспертов о ведении переговоров не только не соответствует материалам дела, в том числе показания так называемых профессиональных переговорщиков Зангионова и Рошаля.
Формулировка поставленных перед экспертами вопросов и данные на них ответы, носят общий, беспредметный характер, не способствуют прояснению обстоятельств теракта. Так, ставя вопросы о распоряжениях, отдаваемых штабом (руководством), ситуации в каждый данный момент времени, следователь должен был указать, о каких конкретных распоряжениях идет речь, кто их отдавал или под-писывал, он должен был описать конкретную ситуацию и указать, в какой период времени она имела место.
Такой же общий характер имеют вопросы о соответствии выполненных дейст-вий различными сотрудниками специальным инструкциям в аналогичных ситуациях: здесь также не указаны конкретные действия конкретных лиц, не указаны о соот-ветствии каким конкретным инструкциям или положениям идет речь, что имеется ввиду под аналогичной ситуацией?
Что имеет ввиду следователь под вопросом о соответствии выполненных подразделениями действий различным инструкциям в аналогичных ситуациях? Ведь вопрос просто лишен здравого смысла: о каких действиях идет речь, о каких аналогичных ситуациях и каких инструкциях? Разве подразделения ВВ МВД, ЦСН ФСБ РФ или МО действуют сами по себе и подразделения выполняют инструкции без чьих-то приказов? Разве их действиями руководят инструкции, а не конкретные люди, отдающие подразделениям приказы?
В постановлении о назначении экспертизы и заключении экспертов искажены понятия комплексной, комиссионной и криминалистической экспертиз, хотя они четко определены законом, что затрудняет сделать выводы о характере проведенной экспертизы, и свидетельствует о ее несостоятельности. Следователь Ткачев называет экспертизу комплексной с привлечением экспертов разных специальностей. В то же время он считает ее комиссионной, так как «экспертиза производилась экспертами комиссионно по всем вопросам, мнения экспертов по поставленным вопросам совпали, в этой связи эксперты составили и подписали общее заключение». Но спрашивается, каким образом могли коммиссионно работать юрист, железнодорожник, менеджер и помощник начальника оперативно- тактических исследований ВВ МВД ? Ведь эти утверждения далеки не только от закона, но и от здравого смысла.
Если проводилась комиссионная экспертиза, то и в этом случае она не соот-ветствует требованиям закона.
Данная экспертиза проведена не с целью прояснения обстоятельств дела и установления виновных в трагедии, а с целью выпутывания обстоятельств дела, с целью обезличить ответственность и увести от ответственности, прежде всего руководителей оперативного штаба и некоторых ответственных чиновников.
Можно привести и другие факты, необоснованности, голословности выводов экспертов, но, изложенного вполне достаточно для того, чтобы сделать вывод о недопустимости заключения экспертизы, как полученного с нарушениями закона.
Для такого вывода не надо иметь особой юридической подготовки, ибо допущенные нарушений лежат на поверхности и обнаруживаются при простом прочтении постановления и заключения, и сопоставления их с требованиями закона. Нужно только желание служить закону, а не руководствоваться иными интересами и вести следствие по понятиям.
Особо обращает внимание на требования ч.2 ст.1 и ч.3 ст.7 УПК РФ для тех, кто пытается смягчить значимость допущенных нарушений или как-то оправдать их: «Порядок уголовного судопроизводства, установленный УПК РФ, является обязательным для судов, органов прокуратуры, органов предварительного следствия и органов дознания, а также иных участников уголовного судопроизводства», а «нарушение норм УПК РФ судом, прокурором, следователем, органом дознания или дознавателем в ходе уголовного судопроизводства, влечет за собой признание недопустимыми полученных таким путем доказательств».
Просит суд, в соответствии со ст. 125 УПК РФ признать постановление о назначении комплексной экспертизы от 28 октября 2004 года и заключение эксперта № 1 от 23 декабря 2005 года незаконными и необоснованными.
В судебном заседании потерпевшая Дудиева СП. жалобу поддержала и про-сила суд удовлетворить ее.
В судебном заседании потерпевшая Туаева Э.Х. жалобу поддержала и просила суд удовлетворить ее.
В судебном заседании потерпевшая Сидакова Р.Б. жалобу поддержала и про-сила суд удовлетворить ее.
В судебном заседании заместитель прокурора РСО-Алания Черчесов А.В. жа-лобу потерпевших Дудаевой СП., Сидаковой Р.Б., Туаевой Э.Х., и представителя по-терпевших Чеджемова Т.Б., не поддержал, просил суд оставить ее без удовлетворе-ния и пояснил, что в постановлении от 8 ноября 2004 года указано Ф.И.О. Миронова Ивана Кузьмича, как руководителя группы экспертов, которым после изучения по-ставленных вопросов были приглашены эксперты, обладающие специальными познаниями. Тот факт, что в постановлении от 28 октября 2004 года не указаны его имя, и отчество не является основанием для признания незаконным постановления о назначении экспертизы.
При выборе руководителя группы экспертов следствием были учтены его образован» стаж и занимаемая должность, последним в свою очередь были по-добраны эксперт обладающие специальными познаниями для разрешения по-ставленных вопросов имеющими специальные допуски к работе с секретными документами.
Так, Ольховников Ю.Н. имеет высшее техническое образование, по спе-циальности инженер путей сообщения. Следует указать, что это первичная спе-циальность, полученная при окончании ВУЗа, фактически же он имеет стаж ра-боты 32 года, кандидат технических наук. Его участие было вызвано тем, что он в настоящее время занимает должность начальника кафедры Управления дея-тельности службы общественной безопасности Академии Управления МВД РФ, а в постановлении были поставлены вопросы по деятельности сотрудников МВД в период контртеррористической операции. Таким образом, ранее полученное им образование не является основанием для отвода эксперта.
Привлечение Легошина А.Д. и Молчанова В.П. менеджера (управленца, руководителя по управлению в чрезвычайных ситуациях и заместителя директора департамента оперативного управления МЧС РФ было вызвано тем, что в постановлении были поставлены вопросы по деятельности сотрудников МЧС в пе-риод контртеррористической операции. При этом Легошин А.Д. имеет высшее техническое образование, стаж работы 13 лет, занимает должность заместителя директора департамента оперативного управления МЧС РФ. Молчанов В.П. так же имеет высшее техническое образование, стаж работы 29 лет, кандидат технических наук, занимает должность заместителя директора департамента оперативного управления МЧС РФ. Чабанов В.А. имеет специальность «военное и административное управление», состоит в должности заместителя начальника отдела тактической подготовки штабов и офицеров Главного командования Сухопутных войск МО РФ. Гончар С.А. помощник начальника Главного штаба - начальника Центра оперативно-тактических исследований в ВВ МВД РФ. Их участие было вызвано тем, что в постановлении были поставлены вопросы о деятельности военнослужащих и ВВ МВД РФ в период контртеррористической операции.
Основание назначения экспертизы отражено в описательной части постановления, обоснование привлечения экспертов различных специальностей по смыслу вытекает из поставленных вопросов. Нормы УПК РФ, в том числе и предусмотренные ст. 195 УПК РФ, не обязывают следователя ставить отдельные вопросы каждому из участников экспертной комиссии и предоставлять им отдельные материалы. Все вопросы были поставлены Миронову И.К., как руководителю группы экспертов, ему же были предоставлены материалы для исследования.
Что касается довода о нарушении требований ч.1 ст. 195 УПК РФ, следует указать, что указанная норма процессуального закона не обязывает следователя указывать конкретные обстоятельства, которые требуют для своего установления специальных знаний. В соответствии с ч.1 ст. 195 УПК РФ следователь признав необходимым назначение экспертизы, выносит об этом постановление. Эта процедура была соблюдена.
Ситуационная экспертиза не имеет непосредственного отношения к Кулаеву Н.А., не влияет на объем его обвинения, и не была приобщена к материалам выделенного в отношении его уголовного дела. Экспертиза касалась оценки действий руководителей и участников контртеррористической операции. В связи с этим ссылки на нарушение прав обвиняемого Кулаева НА. не состоятельны.
В соответствии с ч.2 ст. 198 УПК РФ потерпевший, в отношении которого производилась судебная экспертиза, вправе знакомиться с постановлением о назначении судебной экспертизы и заключением эксперта, заявлять отвод эксперту или ходатайствовать о производстве экспертизы в другом учреждении. Комплексная (ситуационная) судебная экспертиза по уголовному делу №20849 назначена не в отношении потерпевших, а в отношении должностных лиц оперативного штаба по управлению контртеррористической операцией, участников операции по освобождению заложников - сотрудников ЦСН ФСБ РФ, ВВ МВД РФ, МО РФ, МВД РФ и РСО-А, МЧС РФ, следовательно, нарушение норм УПК РФ допущено не было.
Комплексная (ситуационная) судебная экспертиза была назначена 28 октября 2004 года, в постановлении перед экспертами поставлено 16 вопросов. В связи с возникшей необходимостью в изменении и дополнении поставленных перед экспертами вопросов, в том числе, и с целью выяснения наличия причинной связи между действиями (бездействиями) должностных лиц и наступившими последствиями, возникшими в результате теракта, 8 ноября 2004 года было вынесено постановление о назначении комплексной экспертизы, в котором перед экспертами поставлено 8 вопросов, ответы на которые даны в заключении.
Специалистами разных специальностей экспертиза производилась совместно. По всем вопросам, мнения экспертов по поставленным вопросам совпали, в этой связи эксперты составили и подписали общее заключение. Эксперты вправе изложить свое мнение, в случае если они не пришли к единым выводам.
Экспертам были представлены не только показания министров, военнослужащих и руководителей пожарных служб, как указано в жалобе, но и показа-ния потерпевших и свидетелей по делу, что отражено в заключении экспертов на странице 4, где экспертами перечислены представленные им материалы - 120 томов уголовного дела №20849, фото и видеоматериалы, приобщенные к делу.
В постановлениях о назначении комплексной судебной экспертизы 28 ок-тября и 8 ноября 2004 года четко обозначено, что экспертиза является комплексной, понятие которой дает ст.201 УПК РФ, следовательно, какого-либо искажения понятий в названии допущено не было.
Таким образом, постановление о назначении экспертизы вынесено в соответствии с требованиями ст.ст. 195,199 и 201 УПК РФ. Заключение экспертизы так же соответствует требованиям ст.204 УПК РФ.
В судебном заседании руководитель следственной группы - следователь по особо важным делам Генеральной прокуратуры Российской Федерации Солженицын А.Н., жалобу потерпевших Дудаевой СП., Сидаковой Р.Б., Туаевой Э.Х., и представителя потерпевших Чеджемова Т.Б., не поддержал, просил суд оставить ее без удовлетворения.
Выслушав мнение сторон и исследовав представленные материалы суд считает, что жалоба потерпевших Дудаевой СП., Сидаковой Р.Б., Туаевой Э.Х., и представителя потерпевших Чеджемова Т.Б. обоснованна и подлежит удовлетворению.
Так, в соответствии с ч.1 ст. 195 УПК РФ, признав необходимость назна-чения судебной экспертизы, следователь выносит об этом постановление, в ко-тором указываются - основания назначения судебной экспертизы; - фамилия, имя и отчество эксперта или наименования экспертного учреждения, в котором должна быть произведена судебная экспертиза; - вопросы, поставленные перед экспертом; -материалы, предоставляемые в распоряжение эксперта.
В соответствии с ч.1 ст. 201 УПК РФ, судебная экспертиза, в производстве которой участвуют эксперты разных специальностей, является комплексной.
В материалах же уголовного дела отсутствуют сведения о том, что Круглов В.А., Ольховников Ю.Н. Гончар С.А., Чабанов В.А., Молчанов В.П. и Легошин А.Д. были привлечены к производству экспертизы в качестве экспертов именно следователем, и какие специальности они имеют.
Как усматривается из постановления о назначении комплексной судебной экспертизы от 28 октября 2004 года, производство экспертизы было поручено экспертам экспертной комиссии под председательством Миронова И.К., без указания, в нарушении ч.1 ст. 195 и приложения № 119 к ст. 476 УПК РФ, данных других лиц, привлеченных к участию в производстве экспертизы в качестве экспертов.
Изложенное свидетельствует, что Круглов В.А., Ольховников Ю.Н., Гон-чар С.А., Чабанов В.А., Молчанов В.П. и Легошин А.Д. были привлечены самим Мироновым И.К., по его усмотрению.
Исходя из требований ч.2 ст. 198 УПК РФ, потерпевший пользуется правами, предусмотренными пунктами 1 и 2 части 1 настоящей статьи, а именно: знакомиться с постановлением о назначении судебной экспертизы и заявлять от-вод эксперту или ходатайствовать о производстве судебной экспертизы в другом экспертном учреждении.
Однако в нарушении ч.2 ст. 198 УПК РФ, потерпевшим не было предоставлено право ознакомления с постановлением о назначении комплексной судебной экспертизы от 28 октября 2004 года, они не были осведомлены о лицах, привлеченных в качестве экспертов к производству экспертизы, и были лишены права, заявить отвод эксперту.
Как следует из указанного постановления, разъяснение лицам, привлечен-ным в качестве экспертов их прав и обязанностей в соответствии со ст.57 УПК РФ, и предупреждения их ст. 307 УПК РФ за дачу заведомо ложного заключения было поручено старшему прокурору - криминалисту Генеральной прокуратуры РФ Боброву В.Е.
Между тем, в нарушении ч.3 ст. 199, от. 474 и приложения № 119 к ст. 476 УПК РФ, в постановлении о назначении комплексной судебной экспертизы отсутствуют сведения о разъяснение Миронову И.К., Круглову В.А., Ольховникову Ю.Н., Гончару С.А., Чабанову В.А., Молчанову В.П. и Легошину А.Д. их прав и обязанностей в соответствии со ст. 57 УПК РФ и о том, что они были предупреждены об уголовной ответственности по ст. 307 УПК РФ. Согласно заключению эксперта № 1 от 23 декабря 2005 года Миронов И.К., Круглов В.А., Ольховников Ю.Н., Гончар С.А., Чабанов В.А., Молчанов В.П. и Легошин А.Д. предупреждены об уголовной ответственности по ст. 307 УПК РФ, а так же им на основании ст. 199 УПК РФ разъяснены права и обязанности эксперта, предусмотренные ст. 57 УПК РФ.
При этом, в заключении эксперта № 1 от 23 декабря 2005 года отсутствуют сведения о лице, предупредившим Миронова И.К., Круглова В.А., Ольховникова Ю.Н., Гончара С.А., Чабанова В.А., Молчанова В.П. и Легошина А.Д. об уголовной ответственности по ст. 307 УПК РФ, и разъяснившим им на основании ст. 199 УПК РФ их права и обязанности эксперта, предусмотренные ст. 57 УПК РФ, и более того, при том, что производство экспертизы было начато 16 ноября 2004 года, привлеченному в качестве эксперта Ольховникову Ю.Н. права и обязанности эксперта, предусмотренные ст. 57 УПК РФ были разъяснены лишь 24 октября 2005 года и тогда же он был предупрежден об уголовной ответственности по ст. 307 УПК РФ.
Из указанного заключения эксперта № 1 от 23 декабря 2005 года не усматривается что именно было сделано группой экспертов в составе Миронова И.К., Круглова З.А., Ольховникова Ю.Н., Гончара С.А., Чабанова В.А., Молчанова В.П. и Легошина А.Д. на основании постановлений начальника следственного отдела Управления Генеральной прокуратуры РФ на Северном Кавказе Ткачева И.В. от 28 октября 2004 года и 8 ноября 2004 года.
В соответствии с ч.2 ст. 201 УПК РФ, в заключении экспертов, участвующих в производстве комплексной судебной экспертизы, указывается, какие исследования и в каком объеме провел каждый эксперт, какие факты он установил и к каким выводам пришел. Каждый эксперт, участвующий в производстве комплексной судебной экспертизы, подписывает ту часть заключения, которая содержит описание проведенных им исследований, и несет за нее ответственность. Между тем, в нарушение ч.2 ст. 201 УПК РФ, в заключении эксперта № 1 от 23 декабря 2005 года отсутствуют сведения о том, какие исследования и в каком объеме провел каждый эксперт, какие факты он установил и к каким выводам пришел, а также в нарушение п.10 ч.1 ст. 204 УПК РФ отсутствуют сведения о примененных методиках.
Из заключения эксперта № 1 от 23 декабря 2005 года следует, что оно да-но на основании постановлений начальника следственного отдела Управления Генеральной прокуратуры РФ на Северном Кавказе Ткачева И.В. от 28 октября 2004 года и 8 ноября 2004 года.
Согласно постановления начальника следственного отдела Управления Генеральной прокуратуры РФ на Северном Кавказе Ткачева И.В. от 28 октября 2004 года о назначении комплексной судебной экспертизы на разрешение экспертов поставлены 16 вопросов, а согласно постановлению от 8 ноября 2004 года, на разрешения экспертов поставлены 8 вопросов.
Однако из заключения эксперта № 1 от 23 декабря 2005 года, видно, что указанной группой экспертов даны ответы на 8 вопросов, без обоснования при-чины, по которой остальные вопросы оставлены без разрешения.
Что касается мнений Миронова И.К., Круглова В.А., Ольховникова Ю.Н., Гокчара С.А., Чабанова В.А., Молчанова В.П. и Легошина А.Д., отраженных в заключении эксперта № 1 от 23 декабря 2005 года, то суд не в праве в ходе предварительного расследования, в стадии собирания доказательств давать оценку заключению эксперта.
Таким образом, суд считает, что постановление от 28 октября 2004 года о назначении комплексной судебной экспертизы и заключение эксперта № 1 от 23 декабря 2005 года соответственно назначено и дано с нарушениями норм УПК РФ и следовательно являются незаконными и необоснованными. На основании изложенного, руководствуясь ст.125 УПК РФ,

постановил:

Жалобу потерпевших Дудиевой СП., Сидаковой Р.Б., Туаевой Э.Х., и представителе потерпевших Чеджемова Т.Б. о признании незаконными и не-обоснованными постановления о назначений комплексной судебной экспертизы от 28 октября 2004 года и заключение комплексной криминалистической экспертизы № 1 от 23 декабря 2005 года удовлетворить.
Признать постановление начальника следственного отдела Управления Генеральное прокуратуры РФ на Северном Кавказе Ткачева И.В. от 28 октября 2004 года о назначении комплексной судебной экспертизы и заключение эксперта № 1 от 23 декабря 2005 года -незаконными и не обоснованными и обязать руководителя следственной группы -следователя по особо важным делам Гене-ральной прокуратуры Российской Федерации Солженицын: А.Н.. в производстве которого находится уголовное дело № 20/ 849 устранить допущенные нарушения закона.
Копию настоящего постановления направить руководителю следственной группы следователю по особо важным делам Генеральной прокуратуры Российской Федерации Солженицыну А.Н., заместителю прокурора Республики Север-ная Осетия-Алания Черчесов А.В., потерпевшим Дудаевой СП., Сидаковой Р.Б, Туаевой Э.Х., и представитель потерпевших Чеджемову Т.Б.
Настоящее постановление может быть обжаловано в Верховный суд Республики Северная Осетия – Алания в течение 10 суток со дня его вынесения.


Судья Бадтиев А.А.
Сообщить модератору   Записан

Просто так сказал (с)
иванов
ДСП
*
Offline

Сообщений: 1,361


"Я мзду не беру, мне за державу обидно"


« Ответ #21 : 29 Апреля 2007, 05:16:43 »

Ниже приведен текст (отсканированый) постановления. От материалов, представленных на сайте правдабес, отличается уменьшенным размером файлов - примерно 300 Кб против 1.2 Мб.

Наиболее важные моменты постараюсь разместить в текстовой форме отдельным постом.

Постановление о назначении комплексной криминалистической  (математического моделирования взрывов, взрывотехнической и баллистической) судебной экспертизы
25 октября 2006 года



* proexpertizu1.gif (58.82 Кб, 605x833 - просмотрено 1300 раз.)

* proexpertizu2.gif (68.6 Кб, 659x860 - просмотрено 1169 раз.)

* proexpertizu3.gif (69.92 Кб, 606x849 - просмотрено 1210 раз.)

* proexpertizu4.gif (66.96 Кб, 597x852 - просмотрено 1139 раз.)

* proexpertizu5.gif (34.61 Кб, 587x612 - просмотрено 1214 раз.)
« Последнее редактирование: 29 Апреля 2007, 05:24:46 от иванов » Сообщить модератору   Записан

Просто так сказал (с)
Radi
ДСП
*
Offline

Сообщений: 2,562


Общаемся!


« Ответ #22 : 29 Апреля 2007, 07:53:17 »

Цитировать

Ps, Интересно, как они при строительстве стены предполагают воспроизвести некачественную кладку, которая была в спортзале?

Скорее всего, строительства макета (или копии) спортзала предполагается не для моделирования ситуации, а для убеждения т.н. правозащитной общественности в очевидном.
Так что, это скорее политический шаг, а не судебно-процессуальный...
Сообщить модератору   Записан

Если бы у меня были казаки, я завоевал бы мир (с) Наполеон Б.
Radi
ДСП
*
Offline

Сообщений: 2,562


Общаемся!


« Ответ #23 : 29 Апреля 2007, 07:58:13 »

Сейчас мы уже знаем, что Дзасохова предупредил замминистра МВД России генерал Паньков-если пойдёшь-будешь арестован.


В данном контексте эти слова следует понимать как "Будешь насильно удерживаем от хождений вокруг школы", т.е. слово "арест" надо воспринимать не в юридическом смысле.
Сообщить модератору   Записан

Если бы у меня были казаки, я завоевал бы мир (с) Наполеон Б.
иванов
ДСП
*
Offline

Сообщений: 1,361


"Я мзду не беру, мне за державу обидно"


« Ответ #24 : 29 Апреля 2007, 08:01:20 »

Коротко так называемая "победа потерпевших"  - если читать буквы решения суда - заключается в следующем.

1.   "суд не в праве в ходе предварительного расследования, в стадии собирания доказательств давать оценку заключению эксперта."

То есть правильная экспертиза или нет - этот вопрос суд рассматривать не мог вообще.

2. "суд считает, что постановление от 28 октября 2004 года о назначении комплексной судебной экспертизы и заключение эксперта № 1 от 23 декабря 2005 года соответственно назначено и дано с нарушениями норм УПК РФ и следовательно являются незаконными и необоснованными."
Суд выявил нарушение Уголовно-Процессуального законодательства при назначении экспертизы и оформлении результатов. То есть следователь неграмотно оформил бумаги.

3. "постановил:

Жалобу потерпевших ..... удовлетворить.
Признать постановление ....незаконными и не обоснованными и обязать.....устранить допущенные нарушения закона."


Другими словами - правильно оформлять бумаги.

А судья в этом эпизоде действовал весьма умело - и овцы остались счастливы, и волков он не обидел, как говорится.

Что касается второго решения - отмена постановления об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении должностных лиц, то тут (как я уже писал), решение судьи весьма спорное. Но суть та же -  так как использовался неправильно оформленый старый документ (об экспертизе), то и новый документ (отказ) нужно отменять.
И требование такое же - исправить процессуальные нарушения.

Работники прокуратуры бумажки исправят - и впредь будут аккуратнее (возможно).

То, что Чеджемов не объяснил жаловавшимся суть их "побед" - это проблема тех, кто Чеджемова выбрал своим юристом.

Так что воз где был - там и стоит.
Сообщить модератору   Записан

Просто так сказал (с)
Radi
ДСП
*
Offline

Сообщений: 2,562


Общаемся!


« Ответ #25 : 29 Апреля 2007, 08:11:42 »

Оффтоп, но позволю привести в качестве примера один анекдот:
Волк поимел зайца и волку это понравилось. Он повторил это неоднократно и заяц обратился к медведю за помощью. Медведь вник в суть дела и вынес вердикт: Волк может "иметь" зайца не чаще одного раза в неделю.
Не стерпев, волк предложил зайцу: мы с тобой будем иметь секс каждый день, в счёт последующих недель и, дабы не забывалось - заносить всё в "специально обученную" тетрадку.
Заяц так и делал.
Через месяц, медведь спросил у зайца:
- Как дела?
- Да всё так же. -отвечал заяц - Трахают по прежнему. Только писанины добавилось...
Улыбка
« Последнее редактирование: 29 Апреля 2007, 08:46:56 от Admin » Сообщить модератору   Записан

Если бы у меня были казаки, я завоевал бы мир (с) Наполеон Б.
иванов
ДСП
*
Offline

Сообщений: 1,361


"Я мзду не беру, мне за державу обидно"


« Ответ #26 : 29 Апреля 2007, 08:44:09 »

Ps, Интересно, как они при строительстве стены предполагают воспроизвести некачественную кладку, которая была в спортзале?

Скорее всего, строительства макета (или копии) спортзала предполагается не для моделирования ситуации, а для убеждения т.н. правозащитной общественности в очевидном.
Так что, это скорее политический шаг, а не судебно-процессуальный...
Убедить эту "общественность" не удасться все равно. Ей - "общественности" - уже давно все понятно.

Сведения о строительстве макета неплохо бы подтвердить, потому как Ъ - тот еще источник.
Я в самом деле не вижу смысла строить макеты. Специалисты вполне обосновано определят, как и почему происходили процессы в спортзале.  Достаточно посмотреть состав новой группы экспертов - файл proexpertizu3.gif
Ведь  другим  экспертам удается определять причины авиационных катастроф и происшествий. Но я не помню случая, чтобы строили макеты и "роняли" их для проверки.
То же самое - при обрушении сооружений. Достаточно знаний строительной механики и опыта по разрушению этих самых сооружений, чтоб разобраться в том, что же случилось.

Кстати, в постановлении говориться - "назначить комплексную криминалистическую судебную экспертизу (математического моделирования взрывов, взрывотехнической и баллистической)" . Про макет вроде нет ничего.
Строить модель спортзала для решения этих задач - пустая трата времени и денег (с моей точки зрения).
Скорее в самом деле - политико-процессуальный шаг.....
Может планируют посадить в зале тыщу манекенов и заснять на видео подрывы? Чтобы показать, почему летали тела.....

Самый интересный вопрос, поставленый МСЮ Солженициным:

Цитировать
"Возможно ли, производство выстрела ТБГ-7В из отсека боевого вертолета во время полета, если да, то из какой модели вертолета возможно производство выстрела ТБГ-7В,;"

Хотя вопрос сформулирован неверно. Нужно было спросить (указав цель, дистанцию и скорости полета), а возможно ли попадание в цель с борта вертолета.
Потому что выстрелить - возможно.
Труднее найти стрелка и пилотов.
Найти командира, желающего сесть в тюрьму за дачу приказа экипажу полететь и "стрельнут" с борта вертолета, будет тем более крайне трудно  Строит глазки

Я не зря спросил пауля3, кого посадить в вертолет.
Цитировать
Не надо передёргивать Савельева....  И это только его предположение, не более того.
Увы и ах, но судья Бадтиев предыдущую экспертизу отменил и приказал ошибки исправить. Младший советник Солженицин уж постарался - и потребовал проверить все идиотские "заключения" Савельева.
Так что кому-то придется лететь  Строит глазки
Или Чеджемову опять требовать  отмены постановления о проведении экспертизы.
Сообщить модератору   Записан

Просто так сказал (с)
paul3
Редкий гость

Offline

Сообщений: 59



« Ответ #27 : 29 Апреля 2007, 10:06:50 »

Сейчас мы уже знаем, что Дзасохова предупредил замминистра МВД России генерал Паньков-если пойдёшь-будешь арестован.


В данном контексте эти слова следует понимать как "Будешь насильно удерживаем от хождений вокруг школы", т.е. слово "арест" надо воспринимать не в юридическом смысле.
Тут я согласен. В юридическом плане ни один суд бы не дал санкции на его арест при таких обстоятельствах. Но это было совсем не нужно. Его просто бы изолировали бы на одном из спецобъектов ФСБ на время. На гражданский подвиг он явно не тянул-не тот клиент. Ибо всё равно даже изолировать его они бы не смогли незаметно-люди бы это видели и ситуация вполне могла бы выйти из-под контроля потому, что этот т.н. штаб мало что там контролировал.
Сообщить модератору   Записан
paul3
Редкий гость

Offline

Сообщений: 59



« Ответ #28 : 29 Апреля 2007, 10:22:20 »

иванов
Цитировать
Так что воз где был - там и стоит.
прошу впредь использовать кнопку quote при цитировании, а не code. Вторая сверху строчка кнопок, вторая справа кнопка. Admin

на данном этапе никакого воза вообще нет- не имеется неотменённого документа прокуратуры по предмету наших споров- отчего были первые взрывы.
"Предмет спора" в данной ветке - действия штаба.
Обсуждение причин и последствий взрывов - в ветке Прочих Мифов. Admin


Цитировать
Самый интересный вопрос, поставленый МСЮ Солженициным:

"Возможно ли, производство выстрела ТБГ-7В из отсека боевого вертолета во время полета, если да, то из какой модели вертолета возможно производство выстрела ТБГ-7В,;"

Хотя вопрос сформулирован неверно. Нужно было спросить (указав цель, дистанцию и скорости полета), а возможно ли попадание в цель с борта вертолета.
Потому что выстрелить - возможно.
Труднее найти стрелка и пилотов.
Найти командира, желающего сесть в тюрьму за дачу приказа экипажу полететь и "стрельнут" с борта вертолета, будет тем более крайне трудно

Я не зря спросил пауля3, кого посадить в вертолет.

Цитировать
paul3
Не надо передёргивать Савельева....  И это только его предположение, не более того.
Увы и ах, но судья Бадтиев предыдущую экспертизу отменил и приказал ошибки исправить. Младший советник Солженицин уж постарался - и потребовал проверить все идиотские "заключения" Савельева.
Так что кому-то придется лететь.
Или Чеджемову опять требовать  отмены постановления о проведении экспертизы.
Я тоже считаю, что вопрос следователем сформулирован неверно- из отсека выстрел из РПГ7В1 с термогранатой ТБГ произвести невозможно, тут не нужно быть большим спецом. С подвесок выстрел возможен, вопрос в другом- есть ли возможность выстрелить с подвесок гранатой ТБГ7В. То, что следователь постановил проверить все версии из доклада Савельева-абсолютно правильно, должны быть даны официальные ответы на позицию члена парламентской комиссии и депутата Госдумы.
« Последнее редактирование: 29 Апреля 2007, 17:52:06 от Admin » Сообщить модератору   Записан
Radi
ДСП
*
Offline

Сообщений: 2,562


Общаемся!


« Ответ #29 : 29 Апреля 2007, 10:36:04 »

Я тоже считаю, что вопрос следователем сформулирован неверно- из отсека выстрел из РПГ7В1 с термогранатой ТБГ произвести невозможно, тут не нужно быть большим спецом. С подвесок выстрел возможен, вопрос в другом- есть ли возможность выстрелить с подвесок гранатой ТБГ7В. То, что следователь постановил проверить все версии из доклада Савельева-абсолютно правильно, должны быть даны официальные ответы на позицию члена парламентской комиссии и депутата Госдумы.

Пауль, мне это напоминает фишку с закручиванием, т.е. постановка вопроса не отвечает реально сложившийся ситуации.
Думаю, что вопрос может быть поставлен так:
-Возможен ли выстрел данным боеприпасом с ТАКОЙ, ДИСТАНЦИИ, ЧТО ЗВУК ОТ САМОГО ВЫСТРЕЛА НЕ БЫЛ УСЛЫШАН ОЧЕВИДЦАМИ И НЕ БЫЛ ЗАФИКСИРОВАН ЗВУКОЗАПИСЫВАЮЩЕЙ АППАРАТУРОЙ?
Если сама возможность оного будет экспертизой опровергнута, то правдаискателям надо будет искать версию о подползшем бойце СпН к спортзалу или о шахтёрах...
Сообщить модератору   Записан

Если бы у меня были казаки, я завоевал бы мир (с) Наполеон Б.
Страниц: 1 2 » Печать 
Факты и Мифы Беслана  |  Факты и Мифы Беслана  |  "Штаб" (Модератор: Leon)  |  Тема: Штаб, экспертизы и судьи
Перейти в:  


Войти

Powered by MySQL Powered by PHP Powered by SMF 1.1.10 | SMF © 2006-2009, Simple Machines LLC Valid XHTML 1.0! Valid CSS!