Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
17 Октября 2017, 15:28:44
Начало | Помощь | Поиск | Войти | Регистрация
Новости: В Гостевом разделе можно писать гостям без регистрации. На главной странице http://www.reyndar.org/ - хронология событий по минутам.

Факты и Мифы Беслана  |  Ссылки на дополнительную информацию  |  Сообщения СМИ  |  Сообщения после 03.09.2004  |  Тема: Рой Медведев. Глава из книги 2007 года. 0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.
Страниц: 1 Печать
Автор Тема: Рой Медведев. Глава из книги 2007 года.  (Прочитано 908 раз)
Leon
Глобальный модератор
*
Offline

Сообщений: 6,284



« : 01 Апреля 2017, 18:25:25 »

Книга называется "Владимир Путин: третьего срока не будет?"

Беслан. 1–3 сентября 2004 года. Самый кровавый теракт в истории

Утром 1 сентября 2004 года в осетинском городе Беслан, расположенном недалеко от границы с Ингушетией и в тридцати километрах от столицы Северной Осетии города Владикавказа, во дворе школы № 1 заканчивалась торжественная линейка, посвященная началу учебного года. Во дворе школы находились ученики всех классов – от первого до одиннадцатого, учителя и немалое число родителей. Некоторые пришли сюда всей семьей, и общее число людей на линейке явно превышало тысячу человек.

Неожиданно к школе подъехали три автомашины – грузовая ГАЗ-66, микроавтобус УАЗ и легковая машина марки «Москвич». Из машин выскочили люди в черных масках. Почти у всех мужчин были бороды, но было среди бандитов и несколько женщин, также в масках. Почти у всех в руках – автоматы и гранатометы. У входа в школьный двор стоял милиционер, еще два работника милиции находились во дворе. В короткой перестрелке один из бандитов был убит, но также был убит или ранен милиционер. Его товарищ бросился в отделение милиции за помощью.

Ворвавшись во двор школы, бандиты, стреляя и разбрасывая дымовые шашки, стали загонять всех, кто там был, в здание школы. Однако не менее сотни старших школьников, а также многие взрослые сумели разбежаться. Остальных загнали в здание школы, а там в спортивный зал. Всем приказали сесть на пол и поднять руки.

События развивались стремительно. Милиция была совсем недалеко, но оружейная комната оказалась в отделении запертой; дежурный отлучился и унес с собой ключ. Сюда добежали также несколько старшеклассников, но им просто не поверили.

Пока в отделении милиции думали что делать, террористы быстро собрали подготовленную заранее взрывную цепь и развесили ее по периметру зала. Затем, используя старшеклассников и взрослых мужчин, они выбили все окна и двери и забаррикадировали проемы мебелью.

Бандиты действовали быстро и ориентировались в большом здании школы легко и умело. Все здание школы по периметру было также заминировано, на крыше и в проемах окон расположились снайперы. Мины установили и при входе в спортзал, на лестнице и в других местах. Когда группа из бесланской милиции, местного ОМОНа и СОБРа подоспела к школе, атаковать ее было уже нельзя, не рискуя жизнью всех заложников.

Еще раньше к школе подбежали родители, чьи дома находились совсем рядом. Некоторые из осетинских мужчин были вооружены, но чем попало. Женщины пытались прорваться к школе, но их остановил огонь террористов; некоторые из тех, кто рвался к школе, были убиты или тяжело ранены. Первых раненых доставили в городскую больницу уже через полчаса: к школе направили около десяти машин «Скорой помощи». Примерно через час в здании городской администрации начал работать оперативный штаб МВД и УФСБ Северной Осетии, который возглавил генерал ФСБ Валерий Андреев.

Но никакого единого командования и плана действий не было. Школу уже превратили в неприступную крепость, и никто не мог подойти к ней ближе, чем на пятьдесят метров. К тому же вокруг школы собралось не менее тысячи родственников, которые руководствовались главным образом эмоциями. Они негодовали по поводу действий бандитов, но заявляли, что не допустят никакого штурма школьного здания.

К 10 часам утра в оперативном штабе был президент Северной Осетии Александр Дзасохов. Он стал здесь главным лицом, но и он не знал, что делать. К школе стягивались подразделения внутренних войск, милиции, отряды из состава 58-й армии. Сюда прибывали сотрудники МЧС, ФСБ, прокуратуры, врачи, люди из руководства республики. Именно Дзасохов сделал и первое сообщение о вероятном числе заложников. Эта цифра, которая постоянно озвучивалась затем в СМИ до конца дня 2 сентября, была такой – 354 заложника, из которых более 150 – дети. Непонятно, откуда взялась эта цифра, так как в школе, и это хорошо известно в городском отделе народного образования, училось более 800 детей. Но было и много гостей, а также учителя. Всем очень хотелось приуменьшить масштабы трагедии. На самом деле в заложники попали около 1200 человек, и большинство из них – дети и подростки.

Примерно в 10 часов утра боевики открыли огонь по милицейскому БТР, пытавшемуся совершить маневр около школы. В проемы окон на подоконники были выставлены на обозрение толпы несколько детей, которые стояли здесь пять-семь минут.

Антитеррористическое подразделение «Альфа» подняли по тревоге в 10 часов 15 минут. Часть этого спецподразделения находилась в Чечне на военной базе в Ханкале. Эти офицеры вылетели в Беслан немедленно. Московская группа «Альфы» также получила приказ лететь в Беслан, но она могла занять боевые позиции у школы только после 12 часов дня. Получило приказ о немедленном вылете в Беслан еще одно спецподразделение ФСБ – «Вымпел».

Уже в 11 часов утра во всех городах Северной Осетии закрыли все учебные заведения и все рынки. Дан приказ блокировать все дороги, ведущие в Беслан и во всю Осетию. Но для выполнения этого приказа не было сил и средств. Многие корреспонденты, поспешившие в Осетию, прибыли к захваченной школе, не пройдя никакой проверки. Группа из грузинской независимой телекомпании «Рустави-2» прибыла в Беслан быстрее многих других и начала вести прямые репортажи с места события, не имея не только аккредитации, но и российских виз в паспортах. В силовых структурах Северной Осетии, по свидетельству многих журналистов, царили хаос и растерянность.

Владимиру Путину доложили о захвате террористами школы в Беслане минут через 40–45 после начала этой страшной драмы. Президент находился на борту своего лайнера, который летел из Сочи в Карачаево-Черкесию, где он должен был присутствовать на церемонии открытия в этой небольшой кавказской республике новой школы. С утра 25 до вечера 27 августа Владимир Путин находился в Москве в связи с гибелью двух самолетов, но затем решил возобновить свой рабочий отпуск в президентской резиденции «Бочаров ручей».

Но теперь Путин должен был опять менять все свои планы, в том числе и намеченный на первые дни сентября визит в Анкару, первый в истории России визит главы государства в Турцию. Президент распорядился развернуть лайнер на Москву, но ему доложили, что горючего на такой полет не хватит, и президентский лайнер был вынужден сесть в аэропорту Минеральных Вод. Владимир Путин внимательно выслушал по телефону все сообщения с места события, которые ему передавал главным образом Александр Дзасохов.

Положение было крайне сложным, и ситуация развивалась на многих направлениях стихийно. В первой записке, которую террористы выбросили из окна, было только одно слово «ждите». В следующей записке содержалось требование о выводе всех федеральных войск из Чечни и освобождении задержанных участников нападения на Ингушетию 22 июня. Речь шла примерно о двадцати ингушах, которые были арестованы в результате следствия в июле и в августе. В тексте записки говорилось, что террористы будут вести переговоры только с тремя лицами: президентом Северной Осетии Александром Дзасоховым, президентом Ингушетии Муратом Зязиковым и московским доктором Леонидом Рошалем.

Позднее они добавили к этому описку и имя советника Президента России по проблемам Чечни А. Аслаханова. Все эти люди должны были явиться в школу на «переговоры» вместе. Дзасохов был готов идти один, так как других названных террористами лиц не было в Беслане. Однако Владимир Путин не разрешил Дзасохову проводить переговоры на таких условиях и в такой обстановке. Было очевидно, что президенты Осетии и Ингушетии только пополнят список заложников, и это сделает ситуацию еще более сложной.

Президентский лайнер приземлился в правительственном аэропорту «Внуково-2» около 12 часов дня. В здании аэропорта Владимира Путина уже ждали глава МВД Рашид Нургалиев, глава ФСБ Николай Патрушев, Генеральный прокурор Владимир Устинов и начальник войск пограничной охраны Владимир Проничев. Заслушав сообщения и обсудив ситуацию, Владимир Путин определил и главные направления действий спецслужб в сложившейся ситуации. В отличие от драмы с заложниками на Дубровке в октябре 2002 года, когда главным с самого начала был определен максимально жесткий силовой вариант, в Беслане этот вариант как главный исключался.

Речь шла о переговорах и максимально возможных уступках террористам. Владимир Путин не возражал против освобождения арестованных ранее и находящихся под следствием боевиков. Пусть террористы, захватившие школу в Беслане, забирают кого угодно из своих сообщников и уходят куда угодно. Можно для них открыть коридор, дать автобусы, если надо и самолет прислать в соседний аэропорт.

Из аэропорта «Внуково-2» В. Путин отправился в Кремль, а Н. Патрушев и Р. Нургалиев тут же вылетели в Беслан. К 3 часам дня, когда Патрушев и Нургалиев докладывали об обстановке в Беслане уже с места событий, положение дел в школе и вокруг нее было полно неясностей, и принимать какие-то определенные решения было просто невозможно.

Около 12 часов дня бандиты выбросили из окна школы кассету с видеофильмом. Как оказалось, террористы снимали на видео все, что происходило в школе, – для «отчета». Кассету просмотрел А. Дзасохов, но журналистам и родственникам он сказал, что кассета «пустая». Никто не решался показать стране картину, снятую боевиками, конечно же, для устрашения.

Было видно, что зарядами просто увешен весь физкультурный зал. Террористы смотрели все российские телепередачи, у них была и какая-то связь с внешним миром. Но и их разговоры друг с другом можно было частично прослушивать с помощью спецсредств. В школе были телефоны, но попытки провести по телефону переговоры не удались. К входу в школу подошел муфтий Северной Осетии Руслан Валгатов, который на русском, арабском и осетинском языках призывал боевиков освободить заложников. Но на его призыв никто не стал отвечать. Время от времени террористы открывали огонь из окон, угрожая толпе вокруг школы. Из их выкриков было видно, что террористы сами нервничают. Они кричали, что будут убивать по пятьдесят детей за каждого убитого боевика и по двадцать детей за каждого раненого. Несколько раз они крикнули, что требуют отставки Владимира Путина.

Во второй половине дня боевики убили в школе несколько взрослых заложников и выбросили их тела во двор школы со второго этажа. Один из заложников – местный бизнесмен Аслан Кудзаев, который пришел в школу с дочкой, сумел бежать, выпрыгнув из окна школьного кабинета на втором этаже. Еще раньше террористы отпустили несколько детей. Их свидетельства были малоутешительными. Никому из заложников не давали не только есть, но и пить. Везде мины. Продолжались и расстрелы взрослых заложников. В одной из записок бандиты сообщили номер своего мобильного телефона, но попытки А. Дзасохова выйти с ними на контакт не имели успеха.

Около 8 часов вечера в Беслан прибыл детский врач Леонид Рошаль. Он сразу же начал переговоры по телефону с террористами, но эти переговоры не были успешными. Бандиты отказались принять для заложников медикаменты, продукты, даже воду. Они отказались пропустить врача в школу. После нескольких трудных попыток контакта Л. Рошаль пришел к выводу, что с этими людьми разговаривать бесполезно. «Эти хуже, чем бараевцы в октябре 2002 года на Дубровке. Там мне удалось нормально разговаривать», – сказал Леонид Рошаль на короткой встрече с журналистами.

Протесты против захвата школы в Беслане ширились и в России, и во всем мире. Заявления делали лидеры десятков стран. Россия потребовала срочного созыва Совета Безопасности ООН, и этот Совет единогласно осудил захват заложников в Беслане. Но террористы на все эти заявления не реагировали. Свою помощь штабу предлагали муфтии Чечни и Ингушетии, а также старейшины этих республик. Однако попытки кого-либо подойти к школе встречались огнем из окон. Ночь с 1 на 2 сентября прошла для всех в Беслане без сна.

С утра 2 сентября в оперативном штабе все еще повторяли, цифру в 354 заложника, но в нее мало кто верил. Ясного оцепления вокруг школы создать не удалось. Бойцы «Альфы» и «Вымпела» тренировались по группам, но было ясно, что проводить штурм в сложившейся обстановке невозможно. Росло возбуждение среди родственников, их с трудом удавалось удержать от каких-либо необдуманных действий. Над толпой жителей Беслана был поднят плакал: «Путин!! Выпусти наших детей!!! Выполни их требования!!!».

Ингуши, живущие в Осетии, старались не выходить из своих домов. Многие были уверены, что в банде, захватившей школу, преобладают ингуши. У Дома культуры в Беслане архиепископ Ставропольский и Осетинский Феофан читал проповедь и молился.

Из Москвы сообщали о прибытии в Кремль короля Иордании Абдуллы, которого многие мусульмане считают прямым потомком пророка Мухамеда. Этот визит планировалось провести в Сочи, но король согласился прилететь в Кремль. На этой встрече как король Иордании, так и Владимир Путин сделали заявления с решительным осуждением террористов. Эти передачи были рассчитаны и на Россию, и на мусульманский мир, и на самих террористов в Беслане, которые непрерывно смотрели на экран телевизора.

В 3 часа дня в Беслан прилетел бывший президент Ингушетии Руслан Аушев. Он прибыл сюда по просьбе МЧС и ФСБ на самолете ФСБ. Террористы согласились на встречу с ним. Отправляясь к школе, Р. Аушев сказал председателю Законодательного собрания Осетии Мансурову, двое детей которого оказались среди заложников: «Хочешь, я заберу и твоих детей?» Но Мансуров отказался: «Только вместе со всеми».

Руслан Аушев пробыл в школе недолго. Террористы соглашались отпустить вместе с ним 11 женщин с 15 грудными детьми. Аушеву передали листок из ученической тетради с требованиями террористов. Адресованы эти требования были «Его превосходительству президенту Российской Федерации Владимиру Путину от раба Аллаха Шамиля Басаева». Басаев требовал остановить войну в Чечне и начать вывод федеральных войск. Он обещал, что Чечня останется в рублевом пространстве и вступит в СНГ. Этот листок Аушев передал в оперативный штаб в Беслане.

Конечно, об этих требованиях немедленно доложили Владимиру Путину. Но кто и как мог бы даже обсуждать подобного рода требования? Со слов освобожденных заложников Лев Дзугаев из оперативного штаба сообщил родственникам, что отношение террористов к заложникам «более или менее сносное». Это никого не успокоило, как и заверения Леонида Рошаля, что детский организм может обходиться не только без пищи, но и без воды шесть-восемь дней.

Ночью со 2 на 3 сентября в Беслане также почти никто не спал. Никаких изменений в обстановке вокруг школы не произошло. Бандиты часто открывали огонь по территории вокруг школы и на все попытки вступить с ними в переговоры не реагировали. Только утром 3 сентября штаб в Беслане сообщил, что число заложников может быть большим, чем 900 человек. Но уже утренние газеты в Москве писали, что число заложников, вероятнее всего, превышает 1100 человек.

Около 12 часов дня террористы сами предложили властям забрать тела убитых заложников, которые они выбрасывали еще 1 сентября из окон школы. В Осетии в это время стояла очень жаркая погода, и начавшееся разложение трупов раздражало самих бандитов. Все стекла в школе были выбиты, террористы боялись применения газов. Переговоры о порядке эвакуации тел погибших заложников завершились в 12 часов 40 минут. Вскоре к школе подъехал грузовик «ГАЗ-53». Из кузова выпрыгнули четверо бойцов МЧС в синих комбинезонах с белой надписью «МЧС России». Навстречу им вышел боевик в черной майке и профессионально обыскал поднявших руки бойцов МЧС. Затем спасатели начали грузить в машину тела расстрелянных заложников, лежавшие у фасада школы.

Неожиданно в 13 часов 5 минут внутри школы раздались один за другим два мощных взрыва; почти сразу со стороны школы началась и стрельба. Бойцы МЧС упали на асфальт между трупами заложников. Один из них был убит снайпером, другой тяжело ранен. Еще через несколько минут из школы начали выбегать заложники, дети и взрослые, многие из них были в крови. Им в спину террористы открыли сильный огонь.

В 13 часов 21 минуту в школе раздался третий взрыв, который обрушил часть крыши над физкультурным залом. Перестрелка усилилась, и она шла теперь с обеих сторон. Над зданием школы появился военный вертолет, перед зданием – танк. Первыми на спасение детей бросились осетинские ополченцы, стреляя по окнам школы из автоматов, карабинов, охотничьих ружей и разного рода винтовок старого образца. Начали стрельбу, прикрывая детей и ополченцев, бойцы «Альфы» и «Вымпела». Многие из них бросились спасать детей. Не все бойцы спецподразделений были в бронежилетах. Этим ожесточенным боем никто не управлял.

Эмоциональное описание этого стихийно развернувшегося штурма содержалось во многих газетах и журналах, корреспонденты которых наблюдали за всеми событиями с близкого расстояния. «Первыми на штурм пошли отцы захваченных детей» (Юрий Спирин, «Известия»). «Когда начался прорыв детей из взорванной террористами школы и шквальный огонь бандитов в спины разбегающимся заложникам, милиционеры и ополченцы первыми бросились навстречу. Многие тут же погибли. В нескольких метрах от школы снайпер убил двух ополченцев в светлых рубашках» (Тимофей Борисов, «Российская газета»). «Такого в своей репортерской практике я не видел еще никогда. Ни в Буденновске в 95-м, ни в Первомайском в 96-м, ни на Дубровке в 2002-м. То, что происходило в Беслане на моих глазах, походило на стихийную гражданскую атаку захваченного террористами здания. Спецподразделениям оставалось лишь прикрывать огнем рвущихся к школе вооруженных родственников маленьких заложников. Остановить этот натиск было уже невозможно. Это был даже не штурм, это была по-первобытному жестокая драка, резня – но с применением современного оружия. В этой резне на второй план ушли свистящие пули, мины-растяжки, залпы из гранатометов. Штурмующими владело только одно желание – уничтожить… Убить любой ценой, всадить пулю если не в террориста, то в его тень, в то место, где он только что находился, или просто зло опустошать автоматные рожки в сторону злополучной школы» (Григорий Санин, «Итоги»).

Были и лживые свидетельства. Корреспонденты газеты «Аргументы и факты» Владимир Сварцевич и Георгий Александров настаивали на такой последовательности событий: «Спасатели МЧС занесли в здание школы труп боевика, убитого 1 сентября в перестрелке с милиционерами. Наступила тишина… Неожиданно ее разорвали 4 одиночных выстрела… В спортзале послышались детские крики. Это было ровно в час дня. Лежа за углом соседнего со школой дома, мы выглянули в школьный двор. Почти одновременно раздались два страшных взрыва. Над спортивным залом поднялся громадный гриб дыма. Нас засыпало осколками шифера и штукатурки. Из окон школы стали выпрыгивать заложники. Бандиты открывали в спину убегавших ураганный огонь. Дом, в котором мы находились, стал главной мишенью боевиков. На нас обрушился шквальный огонь. На наших глазах застрелили двух мальчиков, которые перед смертью успели выкрикнуть: "Дяденьки, убейте их! Они сволочи!"» («АиФ», № 36). «Кто стрелял по школе, – вопрошала газета, – спровоцировав тем самым вынужденный штурм?»

Еще дальше пошла Юлия Калинина из газеты «Московский комсомолец». Она утверждала, что первые взрывы в школе могли спровоцировать военные, чтобы дать возможность бежать хотя бы части заложников. «Возможно, был выстрел в стену из танкового орудия – стреляли пустой болванкой, от детонации взорвалась одна мина, а потом и вторая. За эту версию говорит многое». Эти рассуждения содержались в газете уже 6 сентября в статье «Операция на сердце нации» и они сочетались с самыми нелепыми обвинениями в адрес Владимира Путина и «его силовиков», которые «никого не могут защитить» и не «дорожат детьми осетин».

Сообщения о жертвах среди заложников менялись 3 и 4 сентября много раз. «Российская газета» вынесла в заголовок на первой странице 6 сентября слова: «Большинство заложников спасено. Есть погибшие». Газета «Время новостей» сообщила читателям 6 сентября, что число погибших в Беслане составило 353 человека, а пропавших без вести около 160. Официальные цифры, опубликованные в газетах 7 сентября, свидетельствовали о гибели 338 заложников, из которых 12 скончались в больницах. Число раненых достигало почти 600 человек. Общее число заложников определялось Министерством народного образования Северной Осетии в 1181 человек.

Служба ФСБ сообщила о гибели десяти сотрудников «Альфы» и «Вымпела». Это были самые большие потери за всю историю российских спецподразделений. О числе погибших и раненых ополченцев нигде почему-то не сообщалось.

Сообщения о составе банды террористов также менялись несколько раз. Были сообщения и о двадцати, и о пятидесяти бандитах. По данным МВД, ФСБ и Генеральной прокуратуры, опубликованным только 10 сентября, в банде, захватившей школу, было 32 человека, включая двух женщин-шахидок. Один бандит убит утром 1 сентября в столкновении с постовыми милиционерами, еще один или два бандита расстреляны главарем банды 2 сентября – за неподчинение. Остальные убиты 3 сентября в разное время и в разных местах школы или вокруг нее. Несколько бандитов пытались скрыться, наспех сбрив бороды и натянув на себя одежды заложников. Они схвачены и убиты ополченцами и толпой на улице. Один из террористов долго стрелял в толпу, скрываясь за трубами на крыше. Он убит выстрелом из танкового орудия.

Только один из террористов, двадцатичетырехлетний Нурпаши Кулиев, захвачен живым и сразу же начал давать показания. Согласно экспертизе и следствию, в банде было пятнадцать чеченцев, девять ингушей, трое арабов, двое осетин и трое лиц славянской внешности. Сходные данные приводились и в более позднем заявлении Шамиля Басаева, переданном через интернет. Главарем террористов, по данным следствия, был чеченский полевой командир Руслан Хучбаров по кличке «Полковник». Он находился в розыске еще с 1998 года. Установлены имена только половины террористов. Выяснилось, что банда пришла в Беслан из временного лагеря в Ингушетии.

Позднее в одном из лесных массивов в этой республике было найдено точное место лагеря, остатки костров, колышки для палаток и другие следы.

4 сентября 2004 года. Обращение Владимира Путина к стране

Еще 3 сентября и утром 4 сентября некоторые из наиболее тенденциозных и ангажированных российских журналистов начали упрекать Путина за то, что он якобы молчит. «Президент Путин, – писал Александр Рыклин, – так и не счел для себя необходимым выступить перед своим народом с каким-либо заявлением. Несколько слов „по поводу Беслана“, растиражированные центральными телеканалами, не в счет. Они были сказаны не нам с вами, а королю Иордании. Владимир Путин, правда, прервал свой отпуск, но так и не понятно зачем? Что он там делал в Кремле в эти два дня? Что делали кавказские президенты Дзасохов и Зязиков. Они не пошли к бандитам по их требованию. А вот бывший глава Ингушетии Руслан Аушев приехал и договорился об освобождении нескольких десятков заложников. Нас убивают, и это закономерный итог политики Владимира Путина по отношению к Чечне. Пусть каждый честно спросит сам себя, а зачем нужна вообще мне эта власть?» [32]

Нет смысла комментировать эти развязные разглагольствования, которые повторялись во многих газетах и журналах, решивших использовать новую трагедию для новой массированной атаки на власть и лично на Путина.

Владимир Путин, конечно, не бездействовал и не молчал, и страна это видела на всех телеэкранах. В ночь на 4 сентября он прилетел в Беслан, провел здесь совещание со всеми руководителями и силовиками Осетии и Южного округа. Потом он посетил местную больницу.

Во второй половине дня 4 сентября Владимир Путин выступил по телевидению с обращением к стране. Это было эмоциональное, но внятное и четкое заявление. После слов сочувствия и сопереживания, обращенных к людям, потерявшим своих детей, родных и близких, Путин сказал: «В истории России было немало трагических страниц и тяжелых испытаний. Сегодня мы живем в условиях, сложившихся после распада огромного, великого государства. Государства, которое оказалось, к сожалению, нежизнеспособным в условиях быстро меняющегося мира.

Но несмотря на все трудности нам удалось сохранить ядро этого гиганта – Советского Союза. И мы назвали новую страну Российской Федерацией.

Мы все ожидали перемен. Перемен к лучшему. Но ко многому, что изменилось в нашей жизни, оказались абсолютно не подготовленными. Почему?

Мы живем в условиях переходной экономики и не соответствующей состоянию и уровню развития общества политической системы. Мы живем в условиях обострившихся внутренних конфликтов и межэтнических противоречий, которые раньше жестко подавлялись господствующей идеологией.

Мы перестали уделять должное внимание вопросам обороны и безопасности, позволили коррупции поразить судебную и правоохранительную сферы.

Кроме того, наша страна – с некогда самой мощной системой защиты своих внешних рубежей – в одночасье оказалась не защищенной ни с Запада, ни с Востока. На создание новых, современных и реально защищенных границ уйдут многие годы и потребуются миллиарды рублей. Но и здесь мы могли бы быть более эффективными, если бы действовали своевременно и профессионально.

В общем, нужно признать, что мы не проявили понимания сложности и опасности процессов, происходящих в своей собственной стране и в мире в целом. Во всяком случае, не смогли на них адекватно среагировать. Проявили слабость. А слабых – бьют. Одни хотят оторвать от нас кусок пожирнее, другие им помогают. Помогают, полагая, что Россия – как одна из крупнейших ядерных держав мира – еще представляет для кого-то угрозу. Поэтому эту угрозу надо устранить.

Сообщить модератору   Записан
Leon
Глобальный модератор
*
Offline

Сообщений: 6,284



« Ответ #1 : 01 Апреля 2017, 18:27:42 »

С достоверностью описанного, как водится, всё плохо.
Вообще, насколько я могу судить, это компиляция сообщений СМИ, причем примерно половина - пересказ выдумок журналиста "Совсекретно" Гальперина.
Впрочем, дедушка старенький, простим ему.
Сообщить модератору   Записан
Страниц: 1 Печать 
Факты и Мифы Беслана  |  Ссылки на дополнительную информацию  |  Сообщения СМИ  |  Сообщения после 03.09.2004  |  Тема: Рой Медведев. Глава из книги 2007 года.
Перейти в:  


Войти

Powered by MySQL Powered by PHP Powered by SMF 1.1.10 | SMF © 2006-2009, Simple Machines LLC Valid XHTML 1.0! Valid CSS!