Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
15 Декабря 2018, 09:40:10
Начало | Помощь | Поиск | Войти | Регистрация
Новости: В Гостевом разделе можно писать гостям без регистрации. На главной странице http://www.reyndar.org/ - хронология событий по минутам.

Факты и Мифы Беслана  |  Факты и Мифы Беслана  |  Разные мифы (Модератор: Leon)  |  Тема: Мифы журналистки Милашиной 0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.
Страниц: 1 2 3 4 5 » Печать
Автор Тема: Мифы журналистки Милашиной  (Прочитано 121026 раз)
Leon
Глобальный модератор
**
Offline

Сообщений: 6,346



« : 02 Апреля 2010, 16:10:35 »

Так как одним из главных генераторов мифов и лжи является журналистка Новой Газеты Елена Милашина, решил разобрать ее статьи здесь и показать технологию создания фальшивок и внедрения их в сознание читателей. Это надо было сделать давно, но руки не доходили. Статьи буду публиковать целиком, комментировать буду прямо по ходу, выделяя свой текст цветом. Выкладывать буду постепенно. Если нет каких-то явных косяков или ляпов, прошу пока в топик ничего не писать.

Итак.

Милашина была в Беслане во время событий. 3-го числа она находилась рядом с ПТУ:



Первая ее статья на тему Беслана появилась в Новой Газете 6-го сентября 2004-го, написана по свежим следам и личным впечатлениям.

http://www.novayagazeta.ru/data/2004/65/00.html

ЛОЖЬ ПРОВОЦИРОВАЛА АГРЕССИЮ ТЕРРОРИСТОВ


Впервые город был оцеплен по всем правилам чрезвычайного положения только на следующий день после штурма

О том, что в школе № 1 г. Беслана захвачены 1200 заложников, власти знали с самого начала. Вечером 3 сентября, уже после основного штурма, об этом проговорился советник президента России Асламбек Аслаханов. На площадке возле городского Дворца культуры он пытался говорить правду, но чаще уходил от ответа, например, когда звучали страшные вопросы о том, сколько же погибло заложников. Но когда его спросили, почему он не приехал на переговоры с террористами сразу же, по их первому требованию, Аслаханов сказал: «Я им позвонил и спросил: а о чем мне с ними вообще говорить, чего они хотят, есть ли у нас повод для разговора? Они мне ответили: «Повод — 1200 человек заложников, среди которых большинство — дети».

Тут следует заметить, что 1200 - во-первых не верное количество, а во вторых - не понятно, с какой стати надо принимать на веру сказанное по телефону боевиками. Они - бандиты. Иметь в виду информацию конечно нужно, но ее требуется проверять. И ее проверяли.

Мы не сразу осознали смысл сказанных Аслахановым слов — никак не верилось, что штурм состоялся и уже ничего нельзя изменить. Пытались считать, сколько же выжило и сколько погибло людей. Только потом освобожденные заложники расскажут, как бесились и «зверели» (по выражению одной из спасенных старшеклассниц) боевики, когда по новостям передавали цифру «354». Девочка сказала, что после этой упорной и крайне опасной (потому что эта ложь провоцировала агрессию террористов) информации детям перестали давать воду из-под крана. Поэтому дети были вынуждены писать в стаканы, которые им дали взрослые заложники, и пить свою мочу.

Воду перестали давать вечером второго числа. Цифра прозвучала в 7 утра. Связи между этими событиями нет, что подробнейшим образом разбиралось вот тут. Впрочем, Милашина тогда не могла еще этого знать, так что спишем ее негодование на банальное незнание.
Более того, боевики так рассердились, что отпустили 25 человек.

 

Штурм начался ровно через два часа после того, как президент Алании Дзасохов, впервые с момента захвата заложников, вышел к cвоим избирателям и пообещал: «Штурма не допустим». Почему-то мы все поверили. Не будет. Наверное, потому, что это самый страшный из всех возможных сценариев. К тому же в четверг Руслану Аушеву удалось вывести трех женщин с грудными детьми, а вслед боевики выпустили еще двадцать женщин и детей от грудного возраста до полутора лет. Этого никто не ожидал, и появилась надежда, что завтра — 3 сентября — удастся уговорить террористов принять пищу и воду для заложников и, может быть, даже вывести из школы детей.

Понятно, что всегда и везде в случаях захвата заложников готовятся к возможному штурму. Но уже потом осетинские эмвэдэшники признаются, что именно штурм был самым вероятным сценарием развития событий. И к нему усиленно готовились. Майор ВД Алании Георгий прямо сказал, что приказ о подготовке к штурму отдал именно Дзасохов.

Да-да! Именно майор МВД Алании Георгий в курсе, кто, когда и кому отдал приказ - и сразу доложил отважной журналистке. Не знаю, умысел ли это Милашиной или банальная трансляция слухов. Дзасохов пытался рулить только 1-го сентября. Потом управление было передано генералу Андрееву.

За подготовкой к штурму мы наблюдали 2 сентября. Из ближайших к школе многоэтажных домов были выселены практически все жители. На крышах короткими перебежками перемещались наши спецназовцы. Профессиональное училище № 48 (недалеко от школы) было переоборудовано в штаб, где обосновались спецслужбы и военные 58-й армии. Тут же был раскинут полевой госпиталь, который так и не пригодился. Подогнали технику, бэтээры, танки… В Беслан прибыли практически все группы захвата — «Альфа», «Вымпел», спецназ ГРУ, ОМОН, СОБР и т.д.

Это всё стандартные оперативные мероприятия - при чем тут "подготовка к штурму"? Вызывает недоумение и заявление о том, что армейский госпиталь не пригодился. Потому что всех, кто выбегал на Октябрьскую в этом районе - направляли именно туда. Там сотни человек побывали. Милашина была рядом и не могла этого не видеть.



Впрочем, у нас десятки снимков из этого госпиталя. Смотреть можно тут:
http://www.reyndar.org/september-3/pages/thumbnail/thumbnailpage3.html


По словам работников МВД и спецназовцев, с которыми удалось переговорить, подготовка к штурму шла активно. О том, что власть склоняется именно к этому варианту, свидетельствовал еще один факт: с боевиками, по сути, не велись переговоры, даже формальные их требования никто не собирался выполнять. Нам объясняли: «Непонятно, чего они просят».

Ну это вранье. Никто из причастных ничего говорить журналистке не стал бы. Но так как написать что-то разоблачающее надо, она пишет вот такое.

Но с самого начала боевики потребовали, чтобы на переговоры в школу пришли Дзасохов, Зязиков, Леонид Рошаль и Мухарбек Аушев (депутат Госдумы).

Не так. Требовали Дзасохова, Зязикова и Рошаля. Позже, по телефону, потребовали Аслаханова. Никакого Мухарбека Аушева они не звали.

 Дзасохов то ли сам не захотел, то ли получил приказ — и в школу не пошел. Леонид Рошаль вылетел в Осетию тут же, но в школе так ни разу и не был. В основном детский врач успокаивал взрослое население Беслана. О Зязикове прошла информация, что 1 сентября он отключил мобильный телефон на середине разговора с Дмитрием Рогозиным и с тех пор на связь не выходил. В четверг начальник информационно-аналитического отдела осетинского парламента Фатима Хабалова пояснила, что Зязиков в Испании. На вопрос об исчезновении Зязикова Асламбек Аслаханов сказал, что «за него не отвечает». Потом выяснилось, что Мурат Зязиков все-таки прилетел в Аланию, но — уже после штурма. Мухарбек Аушев, обладающий огромным влиянием на ингушскую диаспору, 1 и 2 сентября грипповал. Третьего он передал через одного из журналистов заявление, что готов приехать на переговоры. Оно прозвучало за двадцать минут до штурма. Прибывшие в Беслан депутаты Госдумы Дмитрий Рогозин и Михаил Маркелов не сделали попытки пойти к заложникам, как, например, это делали депутаты прошлого созыва во время «Норд-Оста».

Вообще все это время ощущался серьезный дефицит общения руководства с народом. И даже неожиданный, почти тайный двухчасовой визит Владимира Путина уже после штурма не успокоил возмущенных жителей Беслана.

 

Руслана Аушева боевики не требовали, он прилетел в Беслан сам.

Это вот феерично. Сам прилетел, сам позвонил, сам пришел. Ага. Аушеву звонил Шойгу по поручению ФСБ. В школе он был с ведома и по поручению оперативного штаба. Откуда Милашина это выдула - не ясно. Впрочем, давайте его самого послушаем:

Р. АУШЕВ - Я был в Москве. Вечером где-то после 21-го часа мне начали звонить, мне начали звонить из федеральных структур. Когда я переговорил и с руководством МЧС, и с руководством ФСБ, они попросили меня еще раз, хотел бы акцентировать, хотя я, конечно, как и все, понимал, тем более как первый президент Ингушетии, понимал, к чему может привести, какие события могут последовать дальше за захватом школы. И меня попросили вылететь в Беслан, на что я согласился, конечно, вылетел я утром 2-го числа.
http://echo.msk.ru/programs/beseda/27276/


Очевидцы рассказывали, как он заходил в школу. Он позвонил на подходе, потом сделал второй — контрольный — звонок. Сказал: «Я иду». После того как Аушев вышел и вывел заложников, никаких комментариев он не давал. Только стоявший в двух шагах от машины Аушева осетинский милиционер сопровождения услышал, как Руслан Султанович сказал: «Правительство всех сдало».

Ага. Одна бабка сказала. Впрочем, как обычно.

 

«Штурм случился». Именно так выразился Асламбек Аслаханов. Что бы ни говорили президент России и другие представители спецслужб, случилось самое худшее из того, что могло произойти. Так считают в Беслане все.

Существуют две точки зрения на вопрос: был ли штурм спланированным или спонтанным? Специалисты говорят, что заявление Дзасохова за два часа до штурма и последующие заявления о том, что к пяти часам планировались переговоры с боевиками о передаче пищи и воды заложникам и об освобождении еще одной группы детей, — хорошее прикрытие. Многие иностранные журналисты высказались по этому поводу вполне однозначно: в своих репортажах они выразили недоверие официальной версии о «случайности» штурма. С другой стороны, слишком много фактов говорит в пользу обратной версии — слишком плохая организация, в результате которой боевые действия на территории школы начались неожиданно для всех.

Опять какие-то загадочные специалисты и иностранные журналисты в кач-ве экспертов.
 

В 13.30 родственники заложников и журналисты находились около Дворца культуры. Никто из нас не знал, что около 13.00 четверо сотрудников МЧС по договоренности с боевиками прошли на территорию школы за телами погибших. (В первый день боевики расстреляли практически всех захваченных взрослых мужчин и выбросили трупы из окон.) Когда эмчеэсовцы зашли на территорию школы, внезапно из-за их спины по направлению к школе раздались несколько выстрелов — и сразу же за этим последовал сильнейший взрыв в спортзале. Следом за ним — второй взрыв. У спортзала упала стена, в образовавшиеся отверстия выбежали дети. Террористы стали расстреливать детей в упор. Им ответили местные «ополченцы». (Так почему-то здесь стали называть городских милиционеров, которые в большинстве своем были одеты в гражданское.) Спецслужбы так и не смогли прогнать их за оцепление. Судя по всему, именно они произвели спровоцировавшие штурм первые выстрелы. И сразу же ополченцы бросились прикрывать детей.


Никаких выстрелов не было. Но, следует заметить, что Милашина пока что четко локализует взрывы - внутри спортзала. Касаемо "ополченцев" - это были не только менты, но и просто местные мужики с гражданским оружием, казаки и члены местных ОПГ. Так же были югоосетинские ополченцы, которых привез Кокойты. В общем, там были представители разных "структур"
http://www.reyndar.org/~reyndar1/opolchency/



Только через несколько минут к школе подбежали сотрудники групп захвата. Многие из них были без бронежилетов и шлемов. Одним из первых погиб от ранения в грудь боец спецназа.


Не знаю, откуда Милашина взяла погибшего в первые минуты спецназовца. Первые погибшие появились после 15-ти часов. Первым, если мне не изменяет память, погиб полковник Разумовский.


 Позднее специалисты скажут, что ополченцы — самая большая ошибка в этой операции. Но отогнать бесланцев от школы было просто невозможно: даже пожилые женщины бежали на звуки штурма, не отставая от мужчин…

Взрывы были сильными, сработала сигнализация у автомашин, задрожали стекла ДК, отдача пошла в землю. Взрывы отличались от выстрелов из гранатометов, к которым за два дня все уже привыкли. Сразу же за взрывами началась перестрелка, ОМОН стал отгонять людей с открытого пространства, которое хорошо простреливалось. За оцеплением начали передвижение спецназовцы, которые, очевидно, были совершенно не готовы к такому развитию событий и находились довольно далеко от школы.

На это следует обратить внимание! Милашина сама внятно заявляет: взрывы не были гранатометными - она же научилась различать на слух выстрелы из гранатометов. У нее еще нет заказа на гранатометы и она описывает то, что видела и слышала сама.

Перестрелка уже не затихала. Вдалеке около штаба были видны машины «скорой помощи», быстро передвигались люди, кто-то крикнул: «Бегут дети!». Люди бросились поближе к оцеплению, омоновцы пытались их остановить. Неожиданно из двери Дворца культуры выбежал мужчина, у него на руках был почти голый окровавленный мальчик. Следом за ними вышла старшеклассница. Она шла босиком, пошатываясь, размахивая одной рукой. На ней были черная юбка и расстегнутая белая блузка, розовая и мокрая от крови. В волосах девочки были запекшиеся сгустки крови. Она плакала и все время повторяла: «Зачем они начали в нас стрелять?..».


Моментально разнеслась информация, что кому-то из детей удалось бежать. Люди около ДК бросились в разные стороны, перелезая через заборы и пытаясь пробраться через дворы поближе к школе. С левой стороны ДК стали одного за другим выносить детей. Все побежали туда, прорываясь через негустой милицейский заслон. Детей передавали дворами через военный штаб около училища. Их принимали мужчины, хватали на руки, садились в тут же подогнанные машины и увозили в больницы. На наших глазах вынесли около пятнадцати детей. Многие из них были ранены в ноги.

Потом прошла информация, что по улице Лермонтова сбежало около 100—120 учеников начальных классов. И что они практически невредимы. (Некоторые дети бежали так быстро, что всего за несколько минут оказались на другом конце города, где их, обессиленных, подобрали и доставили в больницы.)

Все бросились на улицу Лермонтова. Но там был организован кордон из военных 58-й армии. Люди свернули в первый попавшийся двор, перелезли забор и оказались прямо в штабе, недалеко от школы. На здании профессионального училища висела запачканная надпись на ватмане: «1 сентября — День знаний». Через двери постоянно входили и выходили военные, жадно глотали воду, выносили ящики с патронами. Напротив входа — пустое, простреливаемое пространство, где стояли милицейские «уазики» и машина с криминалистами. За машиной — пятиэтажка, в которой расположились снайперы. Рядом с подъездом толпилось много мужчин и женщин, которые все время порывались пройти к школе. Но их останавливали и загоняли за пятиэтажку.

 

Оцепление в основном состояло из призывников. В отличие от военных с более серьезными погонами они пытались успокоить женщин, объясняя: «Бабахает гранатомет, а вот это — мина». При каждом взрыве женщины рыдали все больше, некоторые бились в истерике. Все пытались выяснить, взорван спортзал или нет. Звонили по мобильным, спрашивали военных, врачей, журналистов. Военные молчали.

Несколько раз мимо нас пробежали саперы с обезвреженными минами в руках. Врачи, которые тут же занимались подготовкой полевого госпиталя, обращали мало внимания на население. Мужчины ругали военных, власть, Дзасохова и тут же предлагали свою помощь. Она понадобилась, когда стали раздавать носилки. Женщин попросили срочно достать где-нибудь простыни — не хватало покрывал.

 

Стрельба то утихала, то вновь активно возобновлялась. Постоянно слышались выстрелы из гранатомета.

И еще раз обращаю внимание: Милашина УМЕЕТ отличать на слух выстрелы из гранатомета.

Все перемещались согнувшись. Военные перестали останавливать жителей города, и они скопились у дороги, ведущей к школе. Дальше дорогу преграждали БТР и машины с военными. Очень много людей столпилось около ворот дома, через двор которого можно было напрямую попасть к спортзалу. На воротах стояли два эмчеэсовца и уговаривали людей не ходить, подождать, когда понадобится их помощь, чтобы эвакуировать заложников. Люди, словно не слыша, все-таки прорывались группками напрямую к школе. Немногие выходили из ворот, и у них были посеревшие лица. Один мужчина не дошел до газона — упал в обморок.

По толпе разнесся слух, что спортзал взорван и горит, удалось спасти очень немногих. Люди рванули на эмчеэсовцев, те по рации вызвали на подмогу военных. Кто-то закричал, что срочно нужна пожарная машина — на втором этаже горят дети. Около тридцати детей оказались заблокированными в классе, когда начался пожар. Они выставили белую майку из окна и размахивали ею. Но единственная пожарная машина приехала без воды. Когда наконец подали воду — было поздно.


Никакие дети на втором этаже не горели. Машины приезжали с водой. Без воды была одна машина, на которой прикатил кто-то из родственников. К пожарке Беслана он отношения не имел.


Стали выносить на носилках детей — обгоревших, раненных, окровавленных. Но живых. Их тут же увозили на частных машинах в больницы. Детей выносили недолго, минут двадцать. Когда люди поняли, что из этих ворот больше никого не выносят, они стали кидаться на проезжающие мимо закрытые, зашторенные машины. Кто-то увидел через стекло черные мешки и громко закричал…


Военные стали потихоньку теснить население. Вежливо, с улыбками просили отойти: мол, тут опасно, место простреливается. Хотя еще несколько минут назад здесь толпился народ. По направлению к школе проехали машины с саперами и сотрудниками МЧС. Когда они проехали, дорогу перекрыли два БТР.

Перестрелки стали перемещаться от школы в другие районы города. Прошла информация, что штурм закончился, большая часть боевиков ушла из школы и прорвалась сквозь оцепление.

Ну это трансляция слухов - никто не вырвался. "Воевали" в разных частях города - ополченцы. Сами с собой.

Люди, наоборот, попытались пройти к школе и, когда поняли, что их туда не пустят, стали возмущаться. Эмоции выплескивались то на журналистов, то на военных. Омоновцы советовали расходиться и искать своих детей в больницах, потому что «всех уже вывезли». На вопрос: сколько погибших? — никто не отвечал. Люди не уходили. Тогда военные стали подталкивать крайних в спину, тянуть за руки, оттесняя. Одна из женщин закричала, что военные «убили ее ребенка, а теперь хотят, чтобы она успокоилась». Вслед за ней эти же слова стали повторять остальные. У одного из офицеров осетинского МВД искривилось лицо, он отвернулся и, сильно ссутулив плечи, пошел в сторону от разъяренных людей.

 

А чуть ниже по Лермонтова люди плакали уже от счастья. Около магазина «Атцамас», куда переселили жителей ближайших к школе домов, в кругу людей стояла маленькая девочка с длинными, влажными, чистыми волосами. Она была в сарафане, в носочках и резиновых шлепанцах. Только ярко-розовые мешки под глазами подсказывали, что всего несколько часов назад она была заложницей. Ее то и дело пытались обнять, погладить, поцеловать, но она уворачивалась и упорно рассказывала, как два дня ела с подружкой свой первый букет, который принесла в первый класс…

 

К вечеру Беслан не успокоился. В районе школы продолжался бой (последнего боевика убьют только в два часа ночи, а всего около школы в субботу будет лежать 27 черных пакетов с трупами террористов).

Людей как будто разделило: одни радостно сообщали, что нашли своих живыми, другие возвращались из морга, третьи ездили по больницам и судорожно вчитывались в списки живых. По телевидению шла информация об удачном штурме. Непонятно, откуда эта радужная информация: ведь никто официально не осмелился сказать людям, что этот штурм можно считать успешным. Было ясно, что завтра масштаб катастрофы станет очевиден.

 

В субботу на 12.00 около здания Дворца культуры был назначен митинг. Сначала говорили, что люди возьмут тела своих погибших детей и поедут во Владикавказ, чтобы положить их на площадь перед зданием администрации. И ждать, когда к ним выйдет Дзасохов.

Волнений действительно опасались. Впервые Беслан был оцеплен по всем правилам чрезвычайного положения. Нас впервые за три дня проверили на въезде в город.

А что, Милашина все три дня въезжала  и выезжала из города, чтобы утверждать про "впервые"?

Журналистам не разрешали отходить от здания ДК или предлагали идти в обход. Наиболее надежно было защищено здание местной администрации.

А люди шли и шли к площади у ДК. Их было не меньше тысячи, и это те, кто не смог найти своих родных ни в больницах, ни в моргах. К утру количество опознанных погибших достигло 250 человек. (Вечером субботы — 320.) Кроме этого, было еще 100 неопознаваемых тел.

Трансляция слухов. Общее кол-во погибших вместе со спецназом - 334. И то, многие умерли позже.

Женщины, рыдая, рассказывали, что у некоторых детей нет головы, рук, ног, многие сильно обгорели, но больше всего тел с огнестрельными ранениями. Эмчеэсовцы сказали, что на утро субботы они достали из-под завалов 140 тел, но под завалами школы остались как минимум еще триста. К вечеру субботы эти завалы разобрать не успели. Спасатели говорят, что много погибших будет в школьных подвалах: боевики согнали туда заложников и долго отстреливались из-за «живого щита».

Трансляция слухов. Общее кол-во погибших вместе со спецназом - 334.
К вечеру субботы ВСЕ завалы были разобраны. А в подвале никого не было. Впрочем, Милашина про это сама потом напишет.



Спецназовцы давали комментарии неохотно, но и не уходили от разговора. Они рассказали, что только в одной группе «Вымпел» погибли 7 человек. И «Альфа», и другие спецназы — все понесли большие для себя потери. Прежде всего потому, что штурм начался неожиданно и пришлось даже не штурмовать, а просто спасать и заслонять собою детей.

 

Еще в пятницу вечером, сразу после штурма, выяснилась одна совершенно нордостовская деталь: оружие, которое было у террористов в огромных количествах, завезли и заложили в стены школы заранее, когда там летом шел ремонт. Об этом люди рассказали Асламбеку Аслаханову, единственному политику, который вышел к населению после штурма.

Информацию о том, что оружие было подложено в школу заранее, а также тот факт, что с августа все местные силовые структуры были предупреждены о возможности теракта, подтвердил позднее начальник УФСБ Валерий Андреев. Но он категорично назвал штурм «эффективным».

Никакого оружия в школе не было. Андреев ничего не подтверждал, он говорил, что проверяется версия. А Милашина выдает версию за факт. Впрочем, другие журналисты, даже с центральных каналов, сделали то же самое. Винить в этом Милашину не стоит - это системная проблема - так у журналистов голова устроена.
Подробно данный миф разбирался тут:
http://www.reyndar.org/beslan/forum/index.php/topic,49.0.html
Кстати, про то, что спецслужбы были пердупреждены, Андреев тоже не говорил



— К сожалению, — подвел итог Андреев, — погибло большое количество наших сотрудников, спецназовцев…

— А заложники? — крикнули ему из толпы. Но поздно. Андреев уже закончил брифинг и удалялся в сторону штаба.

Тут имеет место трюк, спекуляция. Андреев говорил последовательно и о бое, и о погибших спецназовцах и о потерях среди заложников. Милашиной просто надо закончить статью на такой ноте, мол ФСБ плевало на простых людей.
Выступление Андреева было в 11 утра и транслировалось по всем каналам
http://www.reyndar.org/~reyndar1/milashina/04-09-04_11-33.asf (5мб)


…А на митинг никто из представителей власти так и не пришел.

Наш специальный корреспондент Елена МИЛАШИНА — из Беслана

06.09.2004


Резюме: Имеют место проявления "оппозиционности" журналистки Милашиной, но пока что вяло. Милашина находится под впечатлением и свои впечатления описывает, периодически скатываясь на трансляцию слухов. Вранье присутствует, но в не больших количествах. Главное: Милашина отлично понимает, что первые взрывы отличались от гранатометных. Потом она про это забудет.

Продолжение следует.

Прикрепил тему. Petrov.
« Последнее редактирование: 28 Ноября 2015, 22:36:23 от Petrov » Сообщить модератору   Записан
Leon
Глобальный модератор
**
Offline

Сообщений: 6,346



« Ответ #1 : 02 Апреля 2010, 16:45:49 »

Следующая статья Милашиной вышла через 3 дня, 9-го сентября
http://www.novayagazeta.ru/data/2004/66/02.html

ОКНО С ВИДОМ НА ШТУРМ

В Беслане хоронят погибших. Приходит время вопросов

Люди в Беслане сознательно и четко отделили от себя журналистов и поставили нас на одну панель с властью. Рита приехала с шести похорон и устало рассказывала: «В первый же день люди написали плакаты: «Путин, спаси детей, соглашайся на все их требования» и «Путин, заложников больше, чем 354». Первый плакат еще пару раз показали по телевидению. Второй — ни разу. А люди в первый же день составили список заложников и подходили с ним к журналистам, просили показать, написать, сделать что-нибудь…».


Люди не писали плакат про 354 1-го сентября. Потому что цифра была озвучена 2-го утром.
На плакате было "Путин, в школе находится более 800 человек"


Во время штурма я видела, как жители бросали камнями в телевизионные камеры, как отталкивали журналистов и били их по лицу, как трясли французскую журналистку и порвали на ней блузку только за то, что она пила воду из пивной бутылки, как избивали якобы захваченного боевика, а когда военные закричали, что это не боевик, а журналист, агрессия только возросла. И невозможно было объяснить, что журналисты делятся на телевизионщиков, газетчиков и корреспондентов интернет-порталов, на иностранных, государственных и независимых. Газет в Беслане просто не было. Я не видела ни одной. Интернет был отключен. Но все, в том числе и террористы, смотрели телевизор.

В Беслане практически в каждом пятиэтажном доме — несколько распахнутых дверей подъездов, возле которых выставлены крышки гробов. Есть улицы, где открыты ворота каждого второго частного дома. Погибших слишком много для города с 38-тысячным населением. Слишком много для маленькой Северной Осетии. К детям тут очень трепетное отношение, каждый ребенок — бесценен.

Когда приехал и уехал президент, заговорили о деньгах. Эта примитивная разводка, например, сработала в Видяеве.

Но в Беслане не сработала.

Довольно грязный трюк. При чем тут какие-то разводки? Государство платит компенсации пострадавшим. Если бы государство не платило компенсаций, Милашина громче всех обличала бы. И так плохо и эдак нехорошо. Оппозиция!

Наташа Дзуцева и Рита Кудзыева подошли сами. Поблагодарили за мобильный телефон, с которого звонили во время штурма своим родным (мы вместе с ними прятались у профессионального училища № 8, в котором был устроен штаб 58-й армии).

— Весь день ходим по дворам, — рассказывает Рита. — Заняли по тысяче рублей и в каждом дворе оставляем по сто. У нас принято приносить копейку на похороны. Меньше ста рублей никто не приносит, потому что похороны — это дорого…

— Разве власть не помогла? Обещали по 18 тысяч на погребение…

— Какая от них помощь — они же до сих пор цифру погибших назвать не могут, козла отпущения ищут! — кривится Наташа. — Гробов во Владикавказе не хватило, так везли из Нальчика. За свой счет везли… Ты мне лучше скажи, кто такой щедрый — оценил нашу жизнь в сто тысяч рублей?..

Я пожимаю плечами — так сложилось, уже традиция. А Рита рассказывает: «Зашли в один двор… Четыре гроба стоят во дворе, все — цинковые, закрытые. И такое ощущение, что у женщины руки вытянулись и она их все четыре сразу обнимает, гладит… И кричит: «Путин да-ал мне денег! Он да-ал мне денег! Я куплю себе новых детей…». У нее погибли сын, невестка и два внука. Все погибли, понимаешь? Все!».

 

В школе № 1 г. Беслана погибли восемь учителей. Мы идем к той, которая выжила, Уруцкоевой Зинаиде Азаматовне, учительнице 3«А» класса. Зинаида Уруцкоева живет на улице Маркова во втором подъезде. Дверь этого подъезда распахнута, рядом прислонена к стене дома крышка гроба. На самом деле погибших двое: мальчишки-близнецы, ученики начальных классов. Единственные у своих родителей. Родители живы, дети — нет. Второй мальчик — в закрытом гробу. Он почти полностью сгорел. Его опознали родители по кусочку трусиков с рисунком из слоников.

…Зинаида Азаматовна сейчас лежит в постели, она не может даже самостоятельно повернуться. А когда после взрыва ее волной выбросило из окна, она побежала босиком, не чувствуя стекла, гравия. Очень быстро побежала. Добежала до какого-то дома, где стоял ОМОН. Ей сказали, чтобы она переждала штурм, потому что везде стреляют. Но она увидела на ближайшей пятиэтажке людей в камуфляже и очень испугалась. На людях были белые повязки из бинтов, чтобы свои могли их отличить от боевиков. Но Зинаида об этом не знала, она вырвалась и опять побежала. Она бы умерла от перенапряжения, если бы ее случайно не увидели соседи, которые отправились на ее поиски. За нее в доме на Маркова, 19 все очень волновались. Она практически всех учила в этом доме. И в других домах в Беслане. Она 35 лет проработала в школе № 1. Теперь она всех боится. И знакомых, и незнакомых. Она рассказывает, а потом вдруг прерывается и робко спрашивает: «Вы меня не убьете? Я вас боюсь. Вообще всех боюсь. Я больше никогда не выйду из дома…».

Мы спросили, сколько детей было в ее классе. А она четко, как на уроке, сказала, сколько вообще было классов в 3-й параллели и сколько там было детей: 3«А» — 19, 3«Б» — 27, 3«В» — 15, 3«Г» — 34. Только в третьих классах бесланской школы было 95 детей. Плюс учителя. Плюс родители и родственники, которые пришли с каждым ребенком. Кто же посчитал, что заложников всего 354?!


Напоминаю, разбор мифа про 354 заложника находится тут:
http://www.reyndar.org/beslan/forum/index.php/topic,264.0.html
"Посчитали" так - журналисты из РИА Новости.



Этот вопрос Зинаида Азаматовна буквально бросила в нас. Потом нашарила рукой платочек на тумбочке и прикрыла слезящиеся глаза…

А я увидела у нее над диваном фотографию, которая была сделана в мае этого года. Полненькая, улыбающаяся пятидесятилетняя учительница с пышным начесом. На кровати перед нами лежала глубокая восьмидесятилетняя старушка с морщинами около губ, впавшими глазами и темным платком на маленькой, вжатой в плечи голове.

«Когда меня привели домой, я выпила, кажется, ведро воды. Больше всего я хотела пить. Мне было очень жалко детей. Они все время просили: «Мама, дай пить. Мама, я хочу пить». Они просили даже ночью, и я молилась: «Господи, не дай им умереть без стакана воды!»…

Зинаиде Азаматовне очень тяжело рассказывать, но она делает это детально и очень точно, как будто ее спрашивают следователи:

«Я вывела на линейку свой класс последним. До этого где-то в половине девятого ко мне подошла родительница Инга и сказала: «Около школы много, около четырех машин с подозрительными бородатыми мужчинами. Они сидят в машинах и наблюдают за школой. Нужно сообщить в милицию на всякий случай».

Не было "около 4-х машин". Было две машины - ГАЗ-66 и жигули


Мы сказали это участковому, он привел в школу на 1 сентября своего ребенка. Он сказал, что позвонит в милицию. Потом началась линейка. А потом, почти сразу, со всех сторон школы посыпались люди в камуфляжной форме и стали стрелять из автоматов и загонять всех в школу. Меня и многих других загнали в спортзал. Остальных — в актовый зал. Потом вывели четырех мужчин, раздались выстрелы, и они больше не вернулись. Все время выводили мужчин, и они больше не возвращались. Сразу же боевики стали развешивать по залу взрывчатку и объяснять нам, как она действует и что от нас ничего не останется, когда они взорвут эти бомбы. Они навесили гранаты на малышей. Одна из матерей попросила не мучить ее ребенка, и они его застрелили.

Ни одного показания о навешивании гранат на малышей и убийстве детей в первый день - нет.

 Среди нас было много детей дошкольного возраста. В тот день не открылись садики (газ туда не дали), и родители взяли их с собой в школу.

…Нас всех рассадили на пол. Было очень жарко. Некоторые родители не выдерживали, начинали кричать, ругаться с другими взрослыми. Боевикам это нравилось, они сначала смеялись, а потом приказывали замолчать. Я две ночи пролежала на цементном полу около стены. Спать не могла. Мечтала выпить перед смертью хотя бы два стакана воды, и тогда умирать было бы не страшно. Рано утром в последний день (день штурма. — Е.М.) нас разбудили боевики и стали кричать: «Сегодня будет штурм, мы превратим вас в кровавое месиво». Да, я не ошибаюсь, это было в пятницу, рано утром. Да, они знали, что будет штурм. Я не знаю, откуда, но они очень нервничали в этот день.

Днем мне стало плохо, и я попросилась ближе к окну. Когда раздался взрыв, я была около окна и меня взрывной волной выбросило из спортзала, и я побежала…».

Зинаида Азаматовна долго молчит. Потом очень тихо добавляет: «За несколько минут до взрыва ко мне пробрался мой бывший ученик, семиклассник. Протянул мне листочек алоэ и сказал: «Пожуйте, Зинаида Азаматовна, вам легче станет». И добавил: «Не бойтесь, мы обязательно спасемся…». Я-то спаслась. А жив ли он, — тут она плачет навзрыд, — не знаю, не знаю!».

 

С бывшим депутатом аланского парламента Казбеком Торчиновым мы познакомились на площадке третьего этажа, когда уходили от Зинаиды Азаматовны.

— Вы журналисты? — спросил Казбек. (Со мной была съемочная группа государственного японского канала). — Какое телевидение?

Японцы представились.

— А, Япония, — усмехнулся Казбек. — Ну-ну, хоть вы-то врать не будете?

Переводчик вопрос японцам не перевел. Японцы ушли. Я осталась, потому что услышала, как Казбек, спускаясь позади нас, сказал нарочито громко: «Я все три дня провел в своем доме напротив школы. Я все видел…».

Казбек Каземирович отвез меня на машине к школе. Мы подъехали со стороны железной дороги.

— Вон видите двухэтажный дом, рядом с воротами? Видите три окна? Я все это время провел за этими окнами…

Потом Казбек покажет пулю и скажет, что в своем доме он нашел 16 штук, а еще много пуль попало в стены, и их оттуда уже не выковырять.

— Все лето у меня гостили два внука. Дочь приехала и 29-го увезла старшего в Москву, которому нужно было идти в первый класс в школу. Младший еще до школы не дорос, мы ему предложили пойти посмотреть линейку, но мальчик не захотел. В общем, нам крупно повезло.

Мне не надо вспоминать. Я все помню. Первое, что я услышал, — хлопки, думал, надувные гелиевые шары. Думаю, на линейку выделили какие-то средства, потому что школа считается элитной. Дети председателя парламента Мансурова чуть ли не во дворе пятой школы живут, а он их водит за тридевять земель в первую школу.

…В общем, выглянул в окно и увидел, что в школе началась какая-то сумятица и в этой сумятице послышались автоматные очереди. Из ворот школы выбежал один человек в камуфляжной форме и в маске. И тут же подъехала машина «ГАЗ-66», крытая тентом. Как только она остановилась, выбежавший поднял тент, и оттуда посыпались еще люди в камуфляжных одеждах и масках. Все были вооружены. Я насчитал вместе с выбежавшим 27 человек. И когда сказали по телевизору, что их было всего 17, то я поразился, насколько ложная информация.

— Сейчас говорят, что боевиков было 32 человека. Вы считаете, их было больше?

— Я просто убежден, что их было больше. Дело в том, что пока они выпрыгивали из машины, то в это же время со всех сторон школы боевики сгоняли людей ко входу. И стреляли по всему периметру. Там, с другой стороны школы, со дворов, было не меньше десяти человек. Потом я увидел, что какой-то мужчина бежит с цветами, — это был мой сосед Фраев, и его на месте убили. Он был первым, кто погиб. И только в этот момент я понял, что это не милиция.

…Они закрылись изнутри, и несколько раз слышались выстрелы. По рассказам Зины — я до вас с ней сидел — там показательно убили одного и бросили в центре зала. Я тут же собрал жену, посадил на плечи внука и повел их из дома к соседям, подальше отсюда. Я еще не знал, что все пространство хорошо простреливается, потом мне даже говорили, что я хорошо укрыл голову от пуль внуком. Потом я вернулся обратно и встал у окна. Я пробрался к соседу Дзгоеву, оказалось, у него жена и ребенок — в школе. Он тоже стоял у окна и вдруг вскрикнул: «Посмотри, что творится!»

Вот видите окно (на втором этаже десятое окно, если считать с левого на правый край. — Е.М.)? Оттуда начали выбрасывать трупы. Это было где-то между часом и тремя. Мы начали считать, насчитали 17 человек. Мне стало очень плохо, я упал и очень сильно ударился.

Самое главное! Около вон того дома рядом со школой, под стеной стояли вооруженные ополченцы. Я позвонил в штаб и говорю: «Что вы делаете, уберите народ, вдруг террористы увидят людей в камуфляжной одежде!». Один раз мне ответили: «Хорошо, примем меры». Но не приняли. Я звоню второй раз главе администрации Борису Уртаеву. Трубку взял человек, представился — Дмитрий Рогозин. Я ему тоже сообщил, что нужно отсюда людей убрать. Я его попросил принять меры и сообщить в штаб. Вот так эти люди стояли, прижавшись к стене, и целились в школу. Вечером я еще раз позвонил и говорю: «Что вы делаете? Это же может спровоцировать трагедию! Я живу напротив, мне все видно. Зачем гражданские находятся с оружием где попало? Вы же говорите, что «Альфа» здесь, все спецслужбы здесь! Зачем же еще гражданское население? Чтобы спровоцировать боевиков на расправу с заложниками? Чтобы лишние жертвы были?». Мне ответили: «Хорошо, не мешайте работать». Вот такая реакция была.

Второй день был примечателен тем, что Аушев освободил женщин с детьми. Меня поражало, что требование террористов, чтобы Дзасохов, Зязиков, Рошаль и Аушев (не Руслан, а который депутат Госдумы) пришли все вместе на переговоры, не выполнили! Естественно, я догадывался, что их могли расстрелять. Но все равно… вместо них расстреляли детей!..

В общем, вооруженные люди стояли там до последнего.

…На третий день я увидел Дзасохова по телевизору, и он говорил, что в три часа появятся другие люди, более представительные, из Москвы.

Потом в половине двенадцатого — обратите на это внимание — к домам, где стояли ополченцы, подъехала БМП. А около часа подъехала грузовая бортовая машина «ГАЗ-52». Остановилась метрах в 15 от ворот школы. Вышли четверо в форме голубой, на спине надпись «МЧС России» четко просматривалась. Они прошли к шестому окну от левого края. И начали разговаривать с боевиками. Потом три эмчеэсовца направились к правому краю школы, мне оттуда уже не видно было. Первый труп они занесли в двери школы, это был убитый боевик. Потом трое эмчеэсовцев подошли к окну, под которым лежали тела расстрелянных мужчин. Один эмчеэсовец подошел к машине, где лежал Фраев (машина стояла в двух метрах от ворот школы. — Е.М.).

И все это время вооруженные люди около стены стояли прямо на изготовке. Я опять звоню в штаб и говорю: «Уберите этих людей». Потом выглядываю в окно: в маске, в камуфляжном верхе и светло-коричневых шароварах к эмчеэсовцам выходит боевик и начинает о чем-то с ними говорить. После этого ребята начинают трупы таскать, боевик им что-то указывает. Пока они возились с трупами, боевик подходит к машине и эмчеэсовцу, который пошел за трупом Фраева. Боевик показывает остальным: мол, идите помогите один кто-нибудь. И в этот момент он развернулся и вдруг увидел этих людей с оружием, которое на него нацелено, и БМП. Он резко забежал в школу, а я набираю штаб. Там — гудки. Занято. В это время внутри в школе начались автоматные очереди, в мой дом полетели пули. Зина мне рассказывала, что этот боевик ворвался в зал и сразу же несколько десятков заложников увели из зала. Из школы террористы стали стрелять по МЧС, все четверо сразу упали на землю.

…Когда раздались очереди, БМП начала стрелять по школе. Я опять набираю штаб и говорю: «Что вы делаете? Если это штурм, то это не штурм, это х…я!». Мне отвечают: «Никакого штурма нет». Я говорю: «А как же тогда БМП, которая стреляет по школе?». Но мне закричали: «Не мешайте нам работать». И повесили трубку. И в это время произошли два очень сильных взрыва…

А потом побежали дети. Я прикрылся, как мог, сначала выглядывал, а потом перестал выглядывать вообще. Смотрел телевизор и сопоставлял то, что показывают, и то, что на самом деле происходило.

— Зинаида Азаматовна рассказывала вам, как рано утром в этот день боевики сказали заложникам, что будет штурм?

— Говорила. Я думаю, что или они ожидали это просто потому, что воду и пищу для детей не брали и знали, что так долго не протянется. Или у них был информатор в штабе, кто-то отсюда.

Торчинова допрашивают на 28-м заседании суда. Говорит он практически то же самое, только поменял БМП (которых в Беслане не было) на БТР. БТР там действительно был, но стрелять он начал позже. Перед первыми взрывами никакой стрельбы не было.
Вот видео, где слышны первые взрывы:
http://www.reyndar.org/~reyndar1/vzrivi.mpg - никакой стрельбы до взрывов нет.
Рассказ выжившего спасателя, Алексея Скоробулатова:
http://www.gazeta.ru/2005/09/05/oa_169641.shtml

...Вдруг в метрах десяти от меня, с той стороны, где стояли частные машины, видимо тех людей, которые приехали на 1 сентября в школу, вышел боевик. Он вышел из центрального входа и подошел со стороны машин. Человек крикнул: «Ты, в очках, иди ко мне». Я от троих отделился и подошел к нему. Там стояла машина 99-й модели цвета сливы, а рядом лежал труп. Он говорит: «Переверни труп и поищи у него ключи от машины».

Я стал переворачивать труп. Ключи-то я увидел. Они в запекшейся крови валялись. Но он этого не увидел, он стоял от меня метрах в трех-четырех. Я сделал вид, что не заметил ключи. Перевернул труп и в этот момент, боевику, который за мной наблюдал держа наготове автомат, кто-то крикнул из окна: «Иди скорей сюда». Он посмотрел на меня, махнул рукой и побежал к центральному входу. И вот, не успел он добежать до центрального входа, как все началось. Раздался взрыв, началась перестрелка.


Торчинов - пожилой человек, находившийся в состоянии стресса и не спавший двое суток. Ошибся, бывает. Показательно другое: Милашина уже начала выискивать людей, говорящих что-либо противоречащее официально озвучиваемым версиям, либо что-то бросающее тень на представителей государства. Работа такая.
Но пока что особого "разоблачительного" накала Милашина не проявляет.



Елена МИЛАШИНА, наш спец. корр., Беслан — Москва

09.09.2004
« Последнее редактирование: 03 Апреля 2010, 00:06:01 от Leon » Сообщить модератору   Записан
Leon
Глобальный модератор
**
Offline

Сообщений: 6,346



« Ответ #2 : 03 Апреля 2010, 00:12:35 »

Следующая статья вышла 13-го сентября.
http://www.novayagazeta.ru/data/2004/67/19.html

ОТРАВЛЕННАЯ СВОБОДА СЛОВА

Психотропные препараты против журналистов

Грузинскую журналистку Нану Лежава и оператора телекомпании «Рустави-2» Левана Тетвадзе задержали в Беслане в субботу, 4 сентября. Сотрудники ФСБ и МВД Алании держали журналистов пять дней. В понедельник, находясь на допросе у следователей ФСБ, Лежава внезапно потеряла сознание и очнулась только через сутки в изоляторе. В среду, 8 сентября, журналистов вывезли из Владикавказа по Военно-грузинской дороге и на границе у населенного пункта Верхний Ларс передали грузинским властям. Мы связались с Наной Лежава, которая до сих пор находится в больнице, и с директором Института лучевой и интервенционной диагностики, академиком Фридоном Тодуа.

 

Нана Лежава: «Мы выехали в Беслан, как только узнали о трагедии, и добрались туда 1 сентября поздно вечером. Две ночи ночевали в машине около Дома культуры, где собирались все жители и откуда вели репортажи журналисты.

Ночь после штурма мы провели в одной грузинской семье, проживающей в Беслане. На следующий день снимали митинг в ДК. Никто из официальных властей к людям не пришел. Зато подошли к нам. Это были сотрудник прокуратуры Беслана и кто-то из МИДа. У нас спросили аккредитацию и обвинили в том, что мы, находясь в Беслане незаконно, подстрекаем людей на митинг против власти. Отвели в изолятор. Я сразу сказала, что и я, и оператор прописаны в Казбеги (приграничный пункт, в котором действует упрощенный визовый режим. — Е.М.), а аккредитации у нас действительно нет, но не ждать же месяц, когда происходят такие ужасные события.

Мне сказали: «Будем разбираться!» — и отобрали у нас паспорта с вкладышами, где указана прописка. В Беслане нас долго допрашивали, какие репортажи мы передавали в Тбилиси. Потом нас повезли во Владикавказ, где поместили в изолятор МВД Алании. Там мы провели сорок восемь часов. Наше дело вел следователь ФСБ Алании Анатолий Чеботаев. Он сказал, что у нас нет вкладышей в паспортах и нас будут судить.

В понедельник после допроса нас отвезли в суд. Я думаю, это происходило в здании ФСБ Алании. Перед судом провели принудительное гинекологическое обследование. После суда и этого мерзкого «обследования» я сидела в кабинете с Чеботаевым. Там находились еще двое незнакомых мне мужчин. Они предложили мне кофе и бутерброды. Сразу после того, как выпила кофе, я потеряла сознание.

Я пришла в себя только через сутки, вечером во вторник, и находилась я уже в изоляторе ФСБ Алании. Потом меня отвели в кабинет, в котором находился какой-то генерал ФСБ из Москвы. Я не помню, как его звали, потому что мне было очень плохо. Я с трудом ориентировалась, не могла ходить, чувствовала страшную слабость, очень хотелось пить. На просьбу встретиться с представителями грузинского посольства я получила отказ. Генерал сказал, что наши вкладыши нашлись, все нормально, нас скоро выпустят. Потом ко мне привели российских журналистов, сообщили, что из Ren TV. Генерал сказал мне: «Дай им интервью, что все с тобой в порядке и ничего плохого тебе здесь не делали».

На следующий день нас действительно выпустили. Моему оператору отдали вкладыш, а мне — нет. Сказали, что потерялся. Сотрудники ФСБ сопроводили нас до Верхнего Ларса и передали властям Грузии…».

Директор Института лучевой и интервенционной диагностики, где сейчас находится Нана Лежава, академик Фридон Тодуа говорит, что пока не определили, каким именно токсином поражен организм журналистки. Но все симптомы сильнейшего отравления — налицо: «В организме Лежава выявлены токсические вещества, мы сейчас будем выяснять, что это за вещества. Сейчас уже ясно, что у больной наблюдаются поражения головного мозга. Ярко выражен неврологический статус повреждений. Мы сделали ей магнитно-резонансную томографию мозга и доплерографию сосудов головного мозга. Клиническая картина, как после отравления сильным токсином. Обычно такая картина бывает после введения в организм психотропного вещества. Пока точно, что ей дали, я сказать не могу. Однозначно, что требуется длительное лечение. Сейчас мы делаем ей усиленную дезинтоксикацию, она получает специальные неврологические препараты для улучшения метаболизма головного мозга».

 

ОТ РЕДАКЦИИ

В примерно похожей ситуации (о чем мы уже сообщали) оказалась и обозреватель «Новой» Анна Политковская, которой просто не позволили добраться до Беслана.

Ей стало плохо уже в самолете — после выпитой чашки чая. Ростовские врачи смогли сохранить ей жизнь, но здоровье нашей коллеги серьезно подорвано. Кстати, лабораторные исследования показали, что никакой инфекции в организме Политковской не обнаружено, а токсин привнесен извне.

Елена МИЛАШИНА

13.09.2004

Тут коментировать особо нечего - никаких подтверждений, сканов анализов Милашина не показала. Любопытно, что у нее на данный момент нет компромата по действиям федералов при теракте и она идет за компроматом к грузинам. В Грузии уже Саакашвили, уже пошла антироссийская риторика - партнеры, в общем.
Касаемо "отравления" Политковской. Обращаю внимание, что по словам самой Отважной Американской Журналистки, билетов в ту сторону не было вообще и ее провели на борт по блату. Спрашивается: зачем кровавой гэбне™ травить Отважную Американскую Журналистку, если ее можно просто не пустить на борт. Впрочем, никаких доказательств отравления не существует, Новая Газета никому не показала ни истории болезни, ни результатов анализов. А верить на слово этой шараге - увольте.
Сообщить модератору   Записан
Leon
Глобальный модератор
**
Offline

Сообщений: 6,346



« Ответ #3 : 03 Апреля 2010, 01:07:08 »

А дальше в творчестве Милашиной наступает пауза. Нет ничего до 7 октября. В отпуск что ли уехала?
Не знаю, но вряд ли. Милашина - начальник отдела специальных проектов НГ. Сразу после теракта, в Беслане был открыт корпункт НГ - т.е. Беслан стал спецпроектом этой Честной Оппозиционной Газеты. С чего бы Милашиной в отпуск то, когда самый "жир"?

Через 4 дня, 17-го сентября на "официальном сайте" Масхадова "Гос. Информ. Агентство Чеченпресс" появляется заявление Басаева.
Оно настолько важно для прояснения дальнейших событий, что я приведу его целиком.


БИСМИЛЛАХ1И РРOХЬМАНИ РРOХЬИЙМИ!

ХВАЛА АЛЛАХIУ, ГОСПОДУ МИРОВ, КОТОРЫЙ СОЗДАЛ НАС МУСУЛЬМАНАМИ И ОБЛАГОДЕТЕЛЬСТВОВАЛ ДЖИХАДОМ НА ЕГО ПРЯМОМ ПУТИ!

МИР И БЛАГОСЛАВЛЕНИЕ ПРОРОКУ МУХАММЕДУ. ЕГО СЕМЬЕ, ЕГО АСХЬАБАМ И ВСЕМ ТЕМ, КТО ИДЁТ ПО ПРЯМОМУ ПУТИ ДО СУДНОГО ДНЯ!

А затем:

КТО НАПАЛ НА РУСНЮ?

Милостью АллахIа Бригада Шахидов "Риядус-Салихьийна" провела ряд успешных боевых операций на территории Русни: взрывы на Каширском шоссе и у метро "Рижская" - Московский Региональный Отдел Шахидов, взрывы двух самолётов - Отдел Специальных Операций и операция "Норд-Вест" в г. Беслане- второй батальон Шахидов под командованием полковника Орстхоева.

Путин завизжал, как ошпаренная свинья, утверждая, что на Русню напали, что Русне объявлена война и пытается повязать с собой на крови Беслана весь остальной мир, призывая их на помощь и забывая при этом, что "Чечня - это внутреннее дело России".

В городе Беслане случилась ужасная трагедия; кремлёвский вурдалак уничтожил и ранил тысячу детей и взрослых, отдав приказ о штурме школы, ради имперских амбиций и сохранения своего кресла.

И сегодня Путин пытается, самым наглым образом, свалить всё это на нас, приплюсовывая к нам ещё и так называемый "международный терроризм", взывая на помощь весь мир.

Бригада Шахидов "Риядус-Салихьийна" возлагает всю ответственность за всё случившееся на Путина и на лидеров мирового сообщества, которые благословили его на эту бойню.

Мы требуем публичного расследования Беслановских событий от ООН, Европейского Союза и от всех тех, кто выступал с односторонним осуждением наших действий. Мы готовы оказать всяческое содействие в расследовании данного события и предоставить практически любую информацию.

Мы утверждаем, что был штурм школы со стороны спецслужб Русни, что он планировался с самого начала и вот некоторые факты:

1) Требования муджахедов были ясными и чёткими:

1. Мы требуем немедленно остановить войну в Чечне и начать вывод войск.
2. Если Путин не хочет мира, мы требуем немедленной отставки Путина с поста президента РФ.
3. Все заложники, от мала до велика, в знак поддержки наших требований, объявляют бессрочную сухую голодовку.

2) Условия муджахедов:

1. Если Путин издаёт приказ немедленно остановить войну, все войска в казармы и начать вывод войск; - мы даём всем воду.
2. Если начинается реальный вывод войск;- мы даём всем кушать.
3. Как только выводятся войска с горных районов; - мы отпускаем детей до 10 лет.
4. Остальных - после полного вывода войск.
5. Если Путин подаст в отставку; - мы отпускаем всех детей и с остальными уходим в Чечню.

Также через Аушева и Дзасохова было передано от меня личное послание Путину, которое я обсуждал со многими муджахедами.


БИСМИЛЛАХIИ! АЛЛАХIУ АКБАР!


от раба АллахIа
Шамиля Басаева
Президенту РФ
В.В.Путину


Владимир Путин, эту войну начал не ты, но ты можешь её закончить, если тебе хватит мужества и решимости Де Голля.

Мы предлагаем тебе разумный мир на взаимовыгодной основе по принципу:
"Независимость в обмен на Безопасность".

В случае вывода войск и признания Независимости Чеченской Республики Ичкерия мы обязуемся:

- Не заключать ни с кем против России никаких политических, военных и экономических союзов.

- Не размещать на своей территории иностранные военные базы даже на временной основе.

- Не поддерживать и не финансировать группы или организации, ведущие вооружённую борьбу против Российской Федерации.

- Войти в СНГ.

- Находиться в единой рублёвой зоне

- Кроме того, мы можем подписать ДКБ, хотя для нас более приемлем статус нейтрального государства

- Также мы можем гарантировать отказ всех мусульман России от вооружённых методов борьбы против РФ, как минимум на 10-15 лет, при условии соблюдения свободы вероисповедания (что, кстати, закреплено в Конституции РФ).

- Мы не имеем отношения к взрывам в Москве и Волгодонске, но можем и это, в приемлемой форме, взять на себя.

Чеченский народ ведёт национально-освободительную войну за свою Свободу и Независимость, за своё самосохранение, а не для того, чтобы разрушить Россию или её унизить. Будучи свободными мы будем заинтересованы в сильном соседе.

Мы действуем методами и средствами к которым вы нас принуждаете и чтобы остановить геноцид чеченского народа мы не остановимся ни перед чем.
Мы предлагаем тебе мир, а выбор за тобой!

АЛЛАХ1У АКБАР!
30.08.04.

2) Никого освободить из тюрем муджахеды не требовали.

3) На "пустой" видеокассете была запись-обращение заложников к Путину.

4) Отвели подальше родственников заложников, подстроив ночной обстрел.

5) Старый КГБешник Рошаль обманул и успокоил родственников, сказав, что дети продержатся без воды и пищи 8-9 дней.

6) Отравили Политковскую и арестовали Бабицкого, недопустив тем самым их на место бойни.

7) Для начала штурма выбрали время пятничного намаза - 13. 00 ч.

8 ) Муджахеды допустили роковую ошибку, подпустив к зданию машину "мчс" ФСБ, неизвестно с чем.

9) "МЧСники" до взрывов кричали заложникам - "выбегайте" и взрывы произошли сразу же после этого.

10) Стрельба по школе велась для прикрытия "МЧСников" и после взрыва сразу же были убиты два наших муджахеда вышедшие к ним на встречу.

11) Вертолёты со снайперами появились сразу же.

12) Враньё, что "Альфа" и "Вымпел" не были готовы, что "они даже не распределили между собой сектора обстрела и огневые точки". Хотя политики и превратили их в палачей, они, всё же, достойные уважения профессионалы.

13) Для сравнения: "Оперативный штаб сообщил, что террористы сами спровоцировали спецназ. Группа заложников попыталась вырваться из зала, внутри раздались взрывы и выстрелы и в театральный центр были направлены группы спецназа для спасения заложников..." (Ничего нового не придумали.) Прямой репортаж корреспондента Первого канала Анны Райвы после "Норд-Оста".

14) Горе-Прокурор Русни Устинов официально заявил Путину, что муджахеды меняли цепь и поэтому случайно произошёл взрыв. Даже последний идиот не будет менять цепь во время операции, к тому же в тот момент, когда к зданию приближается вражеская машина.

15) На стенах спортзала практически нет осколков, а в минах было более 30 тыс. осколков (8 штук штатных армейских мин-"лягушек" по 2 700 осколков в каждой, 10 самодельных под "лягушки" мин по 1000 осколков и две МОН-1000, самодельные из селитры, по 1000 осколков в каждой).

16) Баскетбольные кольца, в которых были большие мины, целые.

17) Самоподрыв исключается - взорвались бы одновременно все 20 мин, соединённых в единую цепь, а показали четыре неразорвавшиеся мины. Единая цепь из четырёх гирлянд, по пять мин в каждой, замыкалась независимо друг от друга с двух сторон. С четырёх сторон гирлянд были подсоединены батарейки по 9 вольт, а с противоположных сторон по 45 вольт. Я лично в течение десяти дней готовил эту группу в лесу около села Батако-Юрт, в 20 км. от г. Беслана и несколько раз испытывал эту систему. Там взорвутся или все, или ни одна.

18) Всё, что говорит человек, клянущийся АллахIом, что он очень хочет жить - несущественно. Братьев Кулаевых и двух их односельчан я набрал в группу в последний момент для количества в половине пятого вечера 31 августа, а в восемь вечера отправил на операцию. Из них я знал лично только Хан-Пашу, у которого полностью отсутствовала правая рука. Ему я дал пистолет и одну гранату, остальным автоматы и по два-три рожка к ним, сказав им, что ихняя обязанность - стоять на посту.

19) Полковник Орстхоев звонил моему заместителю несколько раз после штурма и сказал, что "русские стреляли в зал из пушки по пультам и перерезали провода". После этого они пошли на прорыв. В последний раз он связывался в два часа ночи сказав, что заканчивается зарядка телефона.

20) Мы предлагаем независимым экспертам проверить осколки и характер ранений.

21) В детей муджахеды не стреляли, конфликта среди них не было и они не разбегались в разные стороны, "прикрываясь детьми". Они изначально знали на что идут и чётко выполняли все мои установки. Я им сказал: "...Если начнётся штурм или прогремит взрыв в спортзале, то все идите вперёд в атаку, на прорыв. Не сидите в здании, не обороняйтесь. "Альфовцы" обучены нападать и добивать, они не обучены защищаться. Атакуйте, прорвитесь в город и постарайтесь нанести врагу максимальный урон. Умрите достойно и станьте примером для тех, кто пойдёт после вас".

В операции "Норд-Вест" я совершил три ошибки:

1. Я думал, что осетины сплотятся и встанут живым шитом между школой и войсками.
2. Я думал, что Дзасохов более независимый и мужественный человек.
3. Я думал, что Путин менее жестокий человек.

Теперь о "международном терроризме", "Исламбули" и "десяти арабах с одним негром".

1. Чеченцы воюют исключительно против Русни за свою Свободу и Независимость.

2. Чеченцы воюют против Русни пока только на территории ЧРИ и РФ.

3. Чеченцы имеют силы и возможности самостоятельно воевать против Русни.

4. К взрывам самолётов и у метро кроме нас никто не имеет отношения. Это наше досрочное голосование за кремлёвскую подстилку №1 от Чечни Алханова.
Видимо ФСБшники насмотрелись кино про Санчеса Ильича и решили создать для нас двойника в виде "Исламбули".

5. С Бен Ладеном не знаком. Деньги от него не получаю, но не отказался бы от них.

6. В этом году от иностранцев я всего получил десять тыс.долларов и пять с половиной тыс евро. Воюю исключительно за счёт отчислений из бюджета Русни.

7. Взрывы самолётов обошлись мне в четыре тысячи долларов, на Каширской и у метро в семь тысяч долларов, а операция "Норд-Вест" в восемь тыс. евро. Оружие трофейное, машина трофейная, взрывчатка трофейная,- все расходы только на питание и экипировку. И до Москвы действительно денег не хватило.

8. В "Норд-Весте" участвовали 33 муджахеда. Из них две женщины. Готовили четырёх, но двух я отправил 24.08.04 г из Ингушетии самолётом в Москву. Там их посадили на два взорвавшихся самолёта.
В группе было 12 чеченцев, 2 чеченки, 9 ингушей, 3 русских, 2 араба, 2 осетина, 1 татарин, 1 кабардинец и 1 гуран. Гураны - это народ, живущий в Забайкалье и практически обрусевший.

9. На Блера покушение не готовил, до этого слизняка мне нет дела, а к Елизавете второй я отношусь очень даже уважительно.

Мы сожалеем о случившемся в Беслане, но это просто война, объявленная нам пять лет назад Путиным, уничтожившая более 40 тыс. и сделавшая калеками более 5 тыс. чеченских детей, вернулась обратно туда, откуда началась. А Путин грамотно кричит: "Держи вора".

Сегодня, когда весь мир "с гневным возмущением" требует от нас остановиться, нам смешно и мы спрашиваем: "А что вы для нас сделали такого, чтобы мы вас слушали?"
Мы спрашиваем короля Иордании, называющего воинствующего кафира своим другом:

"А известно ли тебе, как отцу троих детей, чувство того мирного чеченца, потерявшего девятого апреля этого года жену и пятерых детей, старшему из которых не было и семи лет?".

Мы спрашиваем Джорджа Буша: "Была ли атомная бомбардировка Хиросимы и Нагасаки варварским и жестоким актом, и сколько детей там погибло?".

Мы спрашиваем весь мир: "Ладно, мы плохие парни и нас 7 тысяч можно уничтожать. Но за что уничтожили оставшихся мирных 250 тысяч и продолжают уничтожать по сей день?".

Против нас воюют без всяких правил при прямом попустительстве всего мира и мы не связаны никакими обязательствами ни с кем, и будем воевать так, как нам будет удобно и выгодно, по нашим правилам.

И если мировое сообщество действительно хочет, чтобы в следующий раз мы не захватили в Русне детский сад, потребуйте все от Путина соблюдения международного права.

Мы предлагали ему в январе этого года,- он ответил убийством Яндарбиева. Убийц поймали, но никто не осудил заказчиков.

Все кричат обо всём, говорят разные слова, но никто не произносит одного волшебного слова, способного остановить все войны и всё зло на земле. И это слово -
Справедливость.

Наш выбор невелик - нам предлагают войну и мы её будем вести до победы, какими бы ярлыками нас не обвешивали и чтобы про нас не говорили.

И скорее весь этот мир сгорит синим пламенем, чем мы откажемся от своей
Свободы и Независимости!

АЛЛАХIУ АКБАР!

Амир Бригады Шахидов "Риядус-Салихьийна" IАБДУЛЛАХI ШАМИЛЬ

ИА «DAYMOHK», 17.09.04г.




Сайт чеченпресс на момент написания заметки лежал, так что вот ссылка на архив:
http://web.archive.org/web/20040922044223/http://www.chechenpress.info/news/2004/09/17/19.shtml

В общем, в творчестве Милашиной наступила пауза - требовалось осмыслить данное пропагандистское творение. Хотя мировые информагентства это заявление растиражировали в полном объеме и на весь мир. Тезисы из него потом неоднократно будут выдаваться за факты и Новой Газетой и другими "Знающими Правду". Ну а пока что пауза до 7 октября.

Я не знаю, как происходили совещания либеральных пропагандистов, но сегодня, лично для меня,  очевидно, что поступил внятный заказ, подкрепленный вечнозелеными аргументами и началась стряпня.

7-го, с подачи НГ происходит мощнейший вброс. Подключают не только Милашину. Подключают "мегаэксперта" Фелгенгауэра, замполит-эксперта Измайлова, радио "Эхо Москвы" и массу других СМИ.
7-е октября - ключевая дата в информационной войне - ее старт .
Сообщить модератору   Записан
Leon
Глобальный модератор
**
Offline

Сообщений: 6,346



« Ответ #4 : 03 Апреля 2010, 01:49:19 »

Итак, 7-е октября. В НГ в этот день вышел объемный материал, не только за авторством Милашиной, я, для полноты картины, разберу всё.

ОЧЕВИДЦЫ: «КРЫША ЗАГОРЕЛАСЬ, КОГДА ПО НЕЙ СТАЛИ СТРЕЛЯТЬ КАКИМИ-ТО СНАРЯДАМИ»
http://www.novayagazeta.ru/data/2004/74/01.html

Последние дни — как только стали прибывать опознанные в ростовской 124-й лаборатории останки — особенно часто хоронят учителей. Тогда, после штурма, их не опознали родственники. Только одну учительницу похоронили в открытом гробу.

— Вместо тела Сабанова Таркана Губулиевича похоронили ботинок. Ботинок — это единственное, что осталось целым… Это был не штурм. Там просто были танки, — сказала Людмила Кокова, завуч начальных классов первой школы.

Фамилия Людмилы не Кокова, А Кокаева. Коковых Людмил в числе заложников не было:
http://www.pravdabeslana.ru/trigoda/spisok_z.htm

Никаких танков она не видела - она потеряла сознание и, когда пришла в себя, убежала в окно спортзала. Ее допрашивали на 15-м заседании по делу Кулаева:

— В спортзале Вы пожар видели?

— Нет, я же потеряла сознание. Когда я очнулась, я потеряла слух. Это потом, только в больнице поняла, что я потеряла слух. Вообще около меня никого не было, я была почему-то одна. Я только увидела там где-то, что-то. И вот этот ужас, понимаете, я даже не подумала, что вот там где-то мои. Я увидела выбитое окно и выпрыгнула. Когда я после этого пришла в школу через некоторое время, Вы знаете, сейчас бы меня за миллион денег не заставили бы вот это расстояние перепрыгнуть. Как я его перепрыгнула? Мне же не 10 лет, не 15 лет. Вот видимо настолько вот страх этот охватил меня.



Танки были. Заложники, которых освобождали, говорят: «По школе так стреляли, что пол трясся, как при землетрясении».

Танки стреляли вечером, когда живых заложников в школе уже не было. Подробности:
http://www.reyndar.org/beslan/forum/index.php/topic,60.0.html


Милиционеры, которые отгоняли людей от школы, говорят: никаких разумных решений из оперативного штаба. Никакого руководства. Потом был только один приказ — оттеснить людей от школы, расширить кольцо оцепления. Второго сентября вечером к школе подтянули танки, технику. Стало понятно: будет штурм…

Ни одной фамилии "милиционеров", которым стало "понятно".

Напротив школы, по улице Коминтерна, со стороны железной дороги были два танка. Еще были БТРы, БМП, огнеметы «Шмель», вертолеты, которые опускались до уровня второго этажа и расстреливали окна классов и столовой из пулеметов… И дети, и взрослые рассказывают, как вертолеты же стреляли по крыше спортзала и как она после этого загорелась.

На Коминтерна были 3 танка, два напротив школы, один за углом, у дома Дзебисовых. БМП там не было - это Милашина пересказала более раннее интервью с Торчиновым. Ну а про вертолеты - вообще полная чушь. Ни одного показания на эту тему не было, нет и не будет. Появляются огнеметы "Шмель"

— После взрывов пожара не было в зале. Высота стен в спортзале — около шести метров. Стекла вышибло. Стены повредило. Было много трупов у стен. Но крыша осталась целой, — утверждает Марина Каркузашвили-Мисикова (в заложниках оказались все Каркузашвили: бабушка, Марина, ее сестра Лора, трое детей Марины, двое детей Лоры). — Крыша загорелась, когда по ней стали стрелять какими-то снарядами. Они взрывались — и сразу начался объемный пожар. Пластиковые панели на потолке быстро схватились и огненными хлопьями падали на людей. Люди загорались, как факелы.

Марину Каркузашвили допрашивали на том же 28-м заседании.

Кесаева.  А пожар в зале Вы  помните?
Пока я была в зале, пожара не было. Когда нас перевели в столовую
Кесаева.Как долго Вы находились в зале?
НЕ меньше часа. Спасателей в зале тоже не было, они были в столовой.


И спасли ее тоже из столовой. Никакого пожара и факелов из людей она не видела



Марину перебивают дети и на осетинском добавляют массу подробностей-впечатлений. Они, эти дети, может быть, слишком малы, чтобы им верить. Ну разве они могут знать принцип действия огнеметов «Шмель»? Но на следующий день в программе «Вести недели» очень спокойно и подробно подтвердили показания несовершеннолетних заложников… Только подчеркнули, что из огнемета стреляли по террористам. То есть выборочно, «точечно». Стало ясно, что авторы телевизионного сюжета не знают принцип действия «Шмеля».

Заметьте, дети говорят по-осетински. Милашина говорит по-осетински? Улыбка
Что там добавляли дети и добавляли ли - мне не ведомо, а Милашина про это умолчала. Где находились дети Каркузашвили после взрывов Марина на суде не говорила. Но все живы. Обратите внимание на многозначительные фразы "Ну разве они могут знать принцип действия огнеметов «Шмель»?" и "Стало ясно, что авторы телевизионного сюжета не знают принцип действия «Шмеля»."
Не ясно только - знает ли принцип действия "Шмеля" сама Милашина? Она только что говорила, что стреляли с вертолетов.


— Лора погибла на моих глазах. Боевики согнали нас на второй этаж, в столовую.

Столовая находится на первом этаже. Милашина за месяц могла бы и сходить в школу.

Нескольких женщин и детей заставили встать на подоконники и махать белыми школьными фартуками и блузками. И кричать: «Не стреляйте в нас!». На окне стояли сестра Лора и моя дочь Диана. И кричали. Но кто их услышал бы? Лора каким-то образом столкнула мою Диану на пол. Одна женщина упала в обморок. Остальных, в том числе и Лору, застрелили…

Ее не застрелили, она погибла от взрыва гранаты

Марина уверенно утверждает, что застрелили наши. Да и медики ей подтвердили, что ранения в грудь, а не в спину.

Ранения у нее не в грудь, а в живот и в ноги:
Каркузашвили Л.С. были причинены осколочное слепое ранение передней поверхности живота справа с повреждением внутренних органов, множественные ранения нижних конечностей, ссадины. Указанные повреждения повлекли за собой причинение здоровью Каркузашвили тяжкого вреда и наступление смерти. - 1-е заседание



— Может, это были шальные пули? — спрашиваю Марину.

— Это были не пули. Пуля — это дырка. А у моей Лоры на теле остались воронки, оторвало кусок бедра…

В школе было около 1300 заложников. Количество погибших на сегодняшний день — более 400. Погиб — каждый третий.

Прошел месяц. Милашина понятия не имеет, сколько было заложников и сколько погибло. Однако не стеснялась требовать от властей точной информации в первые сутки захвата. В школе было 1128 человек по официальным данным и 1116 - по неофициальным.

Это была полноценная военная операция.

Потому что террористов «мочит» армия.

И в Чечне. И в Беслане.

Во всем виновата армия. Понятно?

Елена МИЛАШИНА, наш спец. корр., Беслан

07.10.2004

Можно сравнить с предыдущими статьями. Разительная перемена - ни слова правды.
« Последнее редактирование: 03 Апреля 2010, 01:54:01 от Leon » Сообщить модератору   Записан
Leon
Глобальный модератор
**
Offline

Сообщений: 6,346



« Ответ #5 : 03 Апреля 2010, 03:41:25 »

В этом же номере выходит статья Ведущего Военного Мегаэксперта Павла Фельгенгауэра (бывшего биолога, не служившего даже срочную). Павел - известный персонаж. Он, как Ведущий Военный Эксперт, заявлял в начале грузинской войны, что российская армия будет уничтожена грузинами. Эксперт, в общем.
http://www.novayagazeta.ru/data/2004/74/00.html

КАК ШТУРМОВАЛИ ШКОЛУ



Все больше доказательств, что с самого начала в Беслане готовилась не спецоперация по освобождению заложников, а войсковая операция по уничтожению боевиков любой ценой. По свидетельству очевидцев (и российское телевидение это подтверждает), в школе спецназ использовал реактивные огнеметы «Шмель»

На совещании, как видим, определились с главным обвиняемым - РПО-А Шмель. Милашина упомянула его 3 раза
 

Корпуса гранатометов, чрезвычайно напоминающие «Шмель». Найдены на крыше дома напротив.

Нет корпусов "чрезвычайно напоминающих Шмель". У шмеля есть характерные отличия от всех остальных одноразовых гранатометов - откидные рукоятки, числом 2 штуки и прицельные приспособления. Любой, кто их видел, определит с первого взгляда.  Но Фельгенгауэр их отродясь не видел, по-этому они ему просто "напоминают", хоть и чрезвычайно. На крыше 37-го дома действительно лежали 5 пусковых устройств и отстрелянных двигателей от РПО-А.


Видимо, отсюда и велся обстрел школы, полной заложников, зарядами, создающими объемный взрыв. Может быть, именно этим объясняется такое количество «пропавших без вести»...

Заметьте: предположения. Ничего вроде не утверждает, правда? Просто минирует мозги.

 

Справка:

Реактивный огнемет «Шмель» одноразового применения:

Прицельная дальность — до 600 м; минимальная — 20 м; масса — 12 кг; длина — 920 мм; калибр — 93 мм.

Пороховой вышибной заряд выстреливает из герметичного ствола-контейнера капсулу с летучей, легковоспламеняющейся жидкостью. Стрельбу можно вести из помещения (объемом более 60 куб. м). При попадании в цель капсула разрушается, жидкость быстро испаряется, образуя в воздухе гремучую смесь, которую поджигает инициирующий заряд. Объемный взрыв этой маленькой вакуумной бомбы поражает живую силу в помещениях и укрытиях, а также легкобронированную технику термобарически (высокой температурой и ударной волной). Объемный взрыв капсулы РПО-А «по фугасному действию не уступает 122-миллиметровому гаубичному снаряду».

"Справка" выдает безграмотность "эксперта" с головой. Во-первых жидкость никуда не испаряется. Она раскаляется и разбрасывается. Вступая во взаимодействие с кислородом - мгновенно сгорает. Никакой "гремучей смеси" которую надо поджигать - не создается. "Вакуумная бомба" - это вообще нонсенс, журналистская выдумка. Про 122-мм гаубичный снаряд - тоже здорово. В общем, "справка" - полная ахинея.

Третий протокол Женевской конвенции 80-го года (ратифицированный Россией) запрещает использовать зажигательное оружие «при любых обстоятельствах, против любого объекта вблизи сосредоточения гражданского населения».

 
РПО-А не является зажигательным оружием и активно используется с конца 70-х именно в жилой застройке и в горах.  Никаких нареканий на эту тему никогда не было, пока не появился данный мегаэксперт. Кстати, этим тезисом, безапелляционно выданным за факт, потом долго будут трясти "правдоискатели". Я напомню при случае.
 


Президент Владимир Путин был, конечно, прав, когда сразу решительно выступил против публичного расследования трагедии в Беслане. Ни Сталин, ни Хрущев, ни Брежнев никаких «парламентских комиссий» близко не подпустили бы. Но нынешняя власть слаба и постоянно то грозит, то вдруг отступает.

Очевидно, в Кремле понадеялись на то, что парламентская комиссия под общим руководством сверхпослушного Совета Федерации будет себе работать в закрытом режиме и года через два опубликует какой-нибудь урезанный по соображениям секретности доклад, который общество не заметит, скорее всего, уже забыв о Беслане из-за новых бед и трагедий.

Неизменно умиляет требования публичности расследований терактов. Вроде бы назвался экспертом, а не понимает элементарных вещей: ФСБ - по-закону секретная служба. Агентурная сеть, с помощью которой раскрывается подавляющее кол-во преступлений - сверсекретна.

Того не продумали наши начальники, что путинская вертикаль власти — лишь палка, воткнутая в болото.

Это - главное. В огороде бузина - в Киеве дядька. Или он эксперт и по "вертикали власти"?

Сегодня в России практически ничего нельзя удержать надолго в секрете. Местные жители и военные в Беслане, поговорив с комиссией, потом и дальше продолжают говорить достаточно открыто. Сведения и слухи растекаются, попадая в печать. Официальная версия событий 1—3 сентября, которая с самого начала была полна внутренних противоречий и несообразностей, разваливается на глазах.

Вот кто бы еще объяснил, что это такое "официальная версия"? И почему она разваливается на глазах? Потому что слухи растекаются? Эксперт разваливает версии на основании слухов?

После того как стало ясно, что среди заложников процентов 90 ранены или убиты, власти стали утверждать, что вообще никакого штурма не готовили, что три дня просто так торчал спецназ вокруг школы, а потом вынужден был действовать по обстановке, вот и потери — в том числе и среди бойцов отрядов «Вымпел» и «Альфа» ФСБ. Было объявлено, что террористы «стреляли в спину детям», хотя доказательств не было представлено никаких. Характер боя, где стреляли все кому не лень, не дает возможности точно установить, кого подбили «в спину», а кто просто попал в перекрестный огонь. Конечно, это никак не оправдывает террористов, подставивших детей под смерть и пули.

Заметьте какой напор демагогии! "Три дня просто так торчал спецназ"? А кто, простите, там должен торчать? Может эксперту стоит почитать закон о борьбе с терроризмом? Каких доказательств о стрельбе в спину требует  "эксперт" и на каком основании? Следствие только начало работу, а ему уже доказательства подавай. Еще даже погибших не всех опознали и похоронили. Нужны доказательства? Обратись в учительский комитет, там дадут адреса раненых, обратись к родственникам, узнай, какие у кого ранения. Сделал он это? Нет конечно - не царское это дело. И тут же, обратите внимание, минирует мозг про перекрестный огонь, мол, свои и убили.



Все больше доказательств, что с самого начала в Беслане готовилась не спецоперация по освобождению заложников, а войсковая операция по уничтожению боевиков любой ценой.

И где они, доказательства?

 По официальной хронологии событий, 3 сентября в 14.02 в здании школы произошло несколько взрывов, вроде как случайных, часть заложников сбежала, осетинские милиционеры и «ополченцы» начали стрельбу, но из оперативного штаба продолжали звонить террористам, предлагали прекратить огонь, и только около трех часов спецназ ФСБ пошел на штурм. А в реальном времени 3 сентября оперативный штаб уже к трем бравурно сообщал агентствам, что школа занята спецназом и заложники освобождены. По правде же бой продолжался целых 12 часов.

По правде же, в 15 часов спецназ вошел в школу и освободил тех, кто был в спортзале. До 17-ти вывели всех остальных. А воевали до ночи, да. Но уже без заложников. Хронология тут:
http://www.reyndar.org/september-3/


Кстати, в 14.17, по хронометражу съемок операторов иностранных телекомпаний, когда штурм еще как бы пытались остановить, над школой начал барражировать ударный вертолет Ми-24. Тяжелая бронированная машина просто не могла появиться так быстро, если бы ее заранее не подготовили к вылету к определенному времени, а экипаж не был бы заранее проинструктирован о месте и порядке ведения боя. Теперь, по свидетельству местных, выходит, что Ми-24 не просто барражировал, а наносил авиаудары по Беслану 3 сентября.

Кстати, вертолеты появились в 13:26 - и по хронометражу отечественных телекомпаний и по показаниям очевидцев. Например фотограф Владимир Воронов:
http://www.grani.ru/Events/Terror/m.110771.html
Слышу гул: в 13.26 в воздухе появились вертолеты – ударный Ми-24 и пара Ми-8. Не стреляют, кружат над школой...
Эксперт, скорее всего, хотел сказать 13:17. Аэропорт находится в 5 км от школы, а вертушки там стояли в полной готовности - иного и быть не могло. Впрочем, какое это имеет значение для эксперта?


Ми-24 может летать и прицельно стрелять только днем в хорошую погоду.
Потому в Беслан, скорее всего заранее, были введены танки 58-й армии, которые использовались для стрельбы прямой наводкой. Кто видел кадры хроники боев в Москве в октябре 93-го, может представить, что такое танковая стрельба прямой наводкой в городе.

Кто-нибудь может пояснить логику "эксперта"? Какое отношение боевые характеристики МИ-24 имеют ко вводу танков в Беслан? Где доказательства стрельбы прямой наводкой? Где вообще доказательства стрельбы из танков? Нету. Их покажут чуть позже.

Святая цель любой антитеррористической операции — спасти как можно больше невинных. Для этого ведут переговоры, идут на уступки, обещают выполнить все требования, чтобы успокоить, задобрить террористов и освободить как можно больше заложников. Только когда возможности для торга полностью исчерпаны, а число заложников существенно сократилось, можно использовать силу, стараясь действовать хирургически.

В Беслане идти на уступки, вести всерьез переговоры о прекращении войны в Чечне — основном требовании захватчиков — и не пытались. Террористов довели до исступления, а потом началась то ли стихийно, то ли просто неорганизованно и непродуманно армейская операция по зачистке школы.


Эксперту не мешало бы почитать закон о борьбе с терроризмом, в котором прямо и недвусмысленно запрещено ведение переговоров по политическим требованиям. Ну и про "зачистку" - автор теряется в предположениях. Т.е. он не знает, что там и как было, но мнение имеет.


По свидетельству очевидцев (и российское телевидение подтверждает), в школе спецназ использовал реактивные огнеметы «Шмель» с термобарической боевой частью (РПО-А).

Во время штурма Грозного в январе 95-го подразделения российских химвойск, приданные штурмовым группам, широко и эффективно использовали реактивные огнеметы для подавления огневых точек и снайперов — выжигая здания.

РПО-А ничего не вжигает. РПО-А разрушает. Впрочем, откуда экcперту, а тем более - читателям НГ знать про такие ненужные тонкости?

Теперь с огнеметами идут освобождать детей-заложников. Очевидно, спецназ полагал, применяя «Шмель», что живых уже не осталось. В ходе операции с использованием танков, авиации и огнеметов в одной отдельно взятой школе шансов на спасение было и вправду мало.

Видите, как бодро? Нашли пять тубусов на крыше - и вот вам уже войсковая операция с танками, авиацией и огнеметами. Читатель реально фигеет - в его сознании всё это выглядит как Курская битва. Между тем, длина фасада школы - около сотни метров, а заложники были локализованы в двух местах - спортзал и столовая. Кстати, эксперту еще не известно, что и в Буденновске по больнице применяли РПО-А. Но тогда заказа верещать не было.
 

 

КОММЕНТАРИЙ СПЕЦИАЛИСТА

Подполковник Александр Силин (фамилия и имя изменены) командовал в Чечне химическим подразделением, на вооружении которого были реактивные пехотные огнеметы (РПО), имеющие кодовое название «Шмель».

Нафига называть имя и фамилию, если они изменены? Для солидности?


— В РПО «Шмель» используются три вида снарядов: зажигательный — тот же напалм; дымовой, покрывающий дымовой завесой пространство более 3 км; и термобарический, создающий высокую температуру и давление, обеспечивающие вакуумный взрыв большой мощности. Выстрелами по цели тремя термобарическими зарядами из «Шмеля» можно полностью разрушить пятиэтажное здание.

Еще один "эксперт": трехкилометровая дымовая завеса и вакуумный взрыв. Не иначе, РПО-А снаряжают жидким вакуумом

Сомневаюсь, что по школе могли стрелять этими зарядами. Возможно, могли применить термобарический заряд, но значительно меньшей мощности, чем для огнемета «Шмель», на базе гранатомета РПГ-7. Этот снаряд мы называем «свиньей». Принцип действия такой же, как у «Шмеля», только мощность меньше. Непосредственно в помещении такой заряд не применяют, так как от трубы РПГ или РПО идет сильнейшая отдача реактивной струей, которая может сразить и самого стреляющего.


Разница в массе огнесмеси - 2.1 кг против 1.9 кг у ТБГ-7. 10% - это, несомненно ЗНАЧИТЕЛЬНО меньше, ага.


Записал Вячеслав ИЗМАЙЛОВ, военный обозреватель «Новой».

Павел ФЕЛЬГЕНГАУЭР, обозреватель «Новой»

Классный вброс. Сплошная демагогия и домыслы. Ни одного факта, ни одного доказательства, ни слова правды. И мощные "экспертные" заявления.
Обращаю внимание, что использованы басаевские тезисы про вертолеты и про не стрелявших в детей боевиков.
« Последнее редактирование: 03 Апреля 2010, 03:45:32 от Leon » Сообщить модератору   Записан
Leon
Глобальный модератор
**
Offline

Сообщений: 6,346



« Ответ #6 : 03 Апреля 2010, 04:00:31 »

Тут же подключается "Эхо Москвы":

07.10.2004 13:46 : 'Новая газета' сегодня возвращается к подробностям трагических событий в Беслане. Издание приходит к выводу, что с самого начала готовилась не спецоперация по освобождению заложников, а войсковая операция по уничтожению боевиков любой ценой.

Так, издание, опираясь на свидетельства очевидцев, утверждает, что во время штурма военными применялись реактивные огнеметы 'Шмель', обладающие очень большой поражающей силой. По словам тех, кто находился в спортзале, крыша над ними загорелась не после того, как сработали бомбы террористов, а после того, как ее обстреляли снаружи. Некоторые также сообщили, что удары наносились вертолетами и танками. В ходе операции с использованием таких мощных средств шансы на спасение большого количества заложников были невелики - подводит итог издание.

http://echo.msk.ru/news/210044.html

Видали? ... издание, опираясь на свидетельства очевидцев, утверждает...
Кто-нибудь увидел там свидетельства очевидцев? Я лично - нет.

Сообщить модератору   Записан
Leon
Глобальный модератор
**
Offline

Сообщений: 6,346



« Ответ #7 : 03 Апреля 2010, 04:11:43 »

На том же "Эхе" на следующий день гр. Черкизов вопрошает:

Также как полезно будет разобраться со слухами про то, что школу в Беслане обстреливали из запрещенного оружия.
http://echo.msk.ru/programs/cherkizov/7424/
Семя, брошенное Фелгенгауэром, прорастает.

Там же HRW обвиняет во всем Путина и повторяет басаевское требование публичного расследования
http://echo.msk.ru/news/210175.html
« Последнее редактирование: 03 Апреля 2010, 22:14:55 от Leon » Сообщить модератору   Записан
Leon
Глобальный модератор
**
Offline

Сообщений: 6,346



« Ответ #8 : 03 Апреля 2010, 04:31:33 »

В том же номере еще один материал Милашиной, написанный в соавторстве с бесланской газетой "Жизнь Правобережья" про учителей. Клюквы не замечено, потому не комментирую
http://www.novayagazeta.ru/data/2004/74/02.html

Просто отмечу, что Милашина близко сошлась с журналистами "Жизни Правобережья" - Муратом Кабоевым и  Эльбрусом Тедтовым. Оба - известные конспирологи и в дальнейшем они будут активно сотрудничать на ниве засирания мозгов людям.
« Последнее редактирование: 03 Апреля 2010, 04:34:26 от Leon » Сообщить модератору   Записан
Leon
Глобальный модератор
**
Offline

Сообщений: 6,346



« Ответ #9 : 03 Апреля 2010, 05:10:07 »

Следующий материал Милашиной - от 11 октября.

О ЧЕМ ГОВОРЯТ И МОЛЧАТ В БЕСЛАНЕ

В этом городе не хватит улиц,чтобы назвать их именами героев. Прости, Тимур!

Комиссия по расследованию обстоятельств теракта, которую возглавляет член Совете Федерации Александр Торшин, работает в Беслане наездами. Жителей оповещают о днях, когда можно прийти и дать показания. Они приходят.

Когда журналист бесланской газеты «Жизнь Правобережья» Эльбрус Тодтиев пришел в комиссию, его выслушали сам Торшин и генерал Шаманов, которого Эльбрусу представили как консультанта.

Фамилия Эльбруса - Тедтов. Милашину память подводит.

Сам Эльбрус проходил срочную службу в танковых войсках. Служил в конной милиции Осетии, руководил спецротой осетинских милиционеров во время конфликта с Ингушетией. Эльбрус хорошо разбирается в видах оружия, четко перечисляет армейскую технику, которая была применена при штурме бесланской школы. Два танка Т-72 с гладкоствольным 125-миллиметровым орудием и один — то ли Т-90, то ли Т-80.

Все танки были Т-72.

Стреляли по школе болванками со стороны улиц Первомайской и Коминтерна. Разрушили торцевую стену школы, пробили стену в актовом зале, снесли решетку на окне в столовой. Стреляли по крыше школы.

Как следует из показаний Тедтова на 23-м заседании, стрельбы из танков он не видел.
Про стрельбу из танков подробнее:
http://www.reyndar.org/beslan/forum/index.php/topic,60.0.html




Видел Эльбрус и вертолеты: Ми-8, военно-транспортный, и Ми-24, боевой. По его словам, они барражировали над школой, давали наводку на боевиков, в том числе и тех, которым удалось уйти из оцепленной школы.

Он видел, как они давали наводку? Потрясающее зрение и слух - в радиодиапазоне, ага. На кого рассчитан этот бред?


Гранатометы были не только у спецназа, но и простых солдат из оцепления. Они палили по боевикам. То есть по школе.

Простые солдаты из оцепления палили из гранатометов по школе? Ничего подобного в его показаниях на суде нет.

О применении огнеметов «Шмель» Эльбрус знал еще задолго до информации в «Вестях недели». У Эльбруса в школе был десятилетний сын Тимур. После взрывов в спортзале Тимур вместе с другими мальчишками выскочил во внутренний двор школы и оказался под перекрестным огнем наших снайперов и боевиков. Одного из мальчиков ранило в ухо, крутануло, он упал. Тимур, убежавший за это время вперед, вернулся и стал толкать его впереди себя: «Иди! Иди!». Мальчик спасся. Тимура убили. Но опознали его только в ростовской лаборатории — тело очень сильно обгорело. Каким образом мог сгореть Тимур, находясь уже не в спортзале, а на улице?

Действительно, каким образом он мог сгореть на улице? Конечно же от огнемета! - подразумевает Милашина. Слушаем Тедтова:

Потом я домой приехал, говорю, жена спрашивает, много детей убежали по частным домам, он когда-нибудь все равно найдется. Потом я, соседский мальчик, он с ним дружил, в один класс ходили, в 5 класс пошли, и он мне говорит: «Я Тимура видел, - там Миша один был, такой щупленький – Тимур его после первого взрыва выталкивал в око. А ему, этот попал в ухо.» Действительно, ему в ухо, сзади который стоял, в ухо попал. Его от пули развернуло, вот этого, Козырева, и он упал. Тимур опять, говорит, его выталкивал в окно. «Я, - говорит, - это видел.» Потом они убежали вместе.

О чем тут? О том, что действие происходило в спортзале. А Милашина нам о чем поет?


— У спецназа ГРУ были «Шмели», — утверждает Эльбрус. — Они, конечно, не имели права их применять, но я наших не виню. Мой кровник — тот боевик, который выстрелил сыну в затылок. Семнадцать фамилий я уже знаю.

Не было там спецназа ГРУ. Был спецназ ВВ МВД и спецназ ФСБ + всякие ОМОНы. Была разведрота из 58-й армии

Московская комиссия в общем-то далека от осетинского Беслана. Ночуют депутаты и сенаторы во Владикавказе, в котором и во время штурма, и во время траура, по свидетельству местных жителей, работали казино, ночные клубы и дискотеки.

Ага. Казино и дискотеки с блэкджеком и шлюхами. К чему это вообще написано?

Но даже Торшин спросил у Эльбруса: «Что будет, когда пройдет сорок дней?». Спрашивал упорно, несколько раз. Было понятно, что это, может быть, самый главный вопрос, который сейчас волнует Москву.

— Будет сорок первый день, — ответил тогда на вопрос сенатора Эльбрус Тодтиев. Еще он добавил: — Те, кто хотят что-то делать, не будут об этом громко говорить.

Один старый, умный и добрый человек, со слезами в глазах сказал мне: «Я пойду с Эльбрусом мстить за его сына Тимура». У него никто не погиб в этой школе, но он сказал это так, как будто и ему терять больше нечего.

Милашина пытается выполнить то, чего не добились боевики - начать резню между ингушами и осетинами. Нагнетает.

 

Маербек Туаев тоже ходил к Торшину. У Маербека погибла в школе десятиклассница дочь Инна. Туаевы живут в Школьном переулке. Там два пятиэтажных дома, подъезды которых выходят на общий двор. Погибло в общей сложности из этих многоэтажек 32 человека, в основном — дети. Все говорят, что теперь этот двор — самый тихий в Беслане.

Маербек все три дня провел во дворе и на своем балконе второго этажа, с которого прекрасно видна школа. Во время штурма он спасал детей. Что бы сейчас ни говорили про ополчение, в котором были и отцы детей, и южноосетинские эмвэдэшники, и бесланские милиционеры, именно эти люди спасли большинство заложников. Власти, спасатели и пожарные оказались не готовы спасать.

Это вот - ложь. Никто не отрицает их мужества, но без действий спецназа они бы вообще никого не спасли - людей начали выводить из спортзала после того, как спецназ выбил боевиков из главного корпуса школы. А вывод людей из столовой? Милашина сознательно лжет, умаляя заслуги спасателей и спецназа. Тушить же начали в 15:25 - сразу, как только выбили боевиков.



 Глохли пожарные машины, застревали в пробках «скорые», не было воды, не было покрывал на носилках, не было квалифицированных рук, чтобы нести носилки. Поэтому носилки раздали местным, а «скорым» стал весь частный легковой транспорт Беслана.


Ага. Скорые все стоят в пробках  и только лихим частникам пробки нипочем. Как нипочем и логика для Милашиной и читателей НГ


Московская комиссия задала Маербеку вопрос: «Можно ли назвать штурм школы «спецоперацией»?».

— Это была самая настоящая армейская операция с применением тяжелой военной техники, — ответил Маербек. — Но я наших спецназовцев и военных не виню. Я виню тех, кто отдал им приказ об использовании танков.

Опять танки. Туаева на суде не допрашивали. Какие такие танки он увидел со Школьного  переулка - загадка.

В Беслане действительно многие снимают кепки (головной убор местных мужчин), когда говорят о погибших спецназовцах. В школе, на стенах столовой, куда после взрывов в спортзале боевики загнали людей, кто-то из выживших заложников написал: «Альфа, Вымпел! Спасибо ребята…».

Общественный совет по распределению гуманитарной помощи, в который входят 32 родственника погибших и пострадавших в школе, одним из первых принял решение: включить десять погибших альфовцев и вымпеловцев в общие списки и выплатить их родственникам материальную помощь с транзитного счета.

 

Маербек Туаев возглавляет этот общественный совет. Он устал отвечать на вопросы о гуманитарке, которую, судя по сообщениям центральных СМИ, уже всю разворовали. Устал показывать выписки с транзитного счета и объяснять, почему еще не начались денежные выплаты.

Во-первых, еще нет точных списков, сколько было в школе заложников, сколько погибло, сколько осталось в живых, сколько тяжело и легко раненных, сколько на самом деле пропало без вести. Приняли решение, что эти списки должна составить прокуратура, потому что первоначальные списки были «слегка разбухшими». Некоторые люди записались в заложники или записали своих родственников. В прокуратуре же все дают свидетельские показания и потом уже получают «справку потерпевшего». Только когда будут опрошены все, кто сейчас в списках (это 1345 человек), отфильтруется и статистика. И только тогда общественный совет примет решение, как распределить средства с транзитного счета, на котором в момент нашего разговора с Маербеком было 670 млн рублей, 517 тысяч долларов, 51 тысяча евро. Счет постоянно пополняется.

Обратите внимание! Пошел второй месяц, но сколько человек было в школе - достоверно неизвестно.
А Милашина требует от ОШ точной цифры в первый день захвата.


Я, конечно, тоже спросила Маербека, уверен ли он, что деньги дойдут до людей.

— Правом финансовой подписи обладает министр соцразвития и труда Осетии Лариса Туганова. Дзасохов и его министры уговорили нас согласиться на это. Мы в свою очередь настояли, чтобы никто не имел права снимать с этого счета деньги без официального решения общественного совета. К тому же новый глава администрации Беслана Владимир Ходов дал нам свое слово.

Маербека выдвинули в общественный совет 37-й и 39-й дома по Школьному переулку. Люди, которые похоронили своих детей, доверяют Маербеку, потому что он тоже похоронил свою дочь. Доверяют люди и новому главе Владимиру Ходову, потому что он похоронил своего внука.

За всю гуманитарку, которую принимает и распространяет общественный совет, отвечает каждый из 32 родственников погибших и пострадавших заложников. Но многие из них считают, что стопроцентная гарантия есть только у «помощи из рук в руки»: когда люди приезжают, берут списки нуждающихся и сами ходят по домам.

Елена МИЛАШИНА, наш спец. корр., Беслан

11.10.2004


Заметьте, Милашина продолжает подтягивать тех, кто говорит что-нибудь вразрез версиям прокуратуры. При этом она совершенно не парится проверкой - это не нужно. Для пропаганды это вредно. Более того - совершенно спокойно перевирает даже слова бесланских конспирологов

Продолжение следует.
« Последнее редактирование: 03 Апреля 2010, 05:12:28 от Leon » Сообщить модератору   Записан
Leon
Глобальный модератор
**
Offline

Сообщений: 6,346



« Ответ #10 : 03 Апреля 2010, 13:21:37 »

Дальше у Милашиной опять пауза, до 16-го декабря! Вот казалось бы - такой мощный почин сделан про гранатометы и танки - знай себе опрашивай свидетелей, да выдавай новые кошмарные подробности. Но, видать, туго со свидетелями.


КРУГ ВТОРОЙ

В Беслане заново опознают погибших

http://www.novayagazeta.ru/data/2004/92/02.html

В конце ноября на бесланском кладбище в присутствии следователей прокуратуры, администрации, родственников и бригады «скорой помощи» рабочие разрывали могилы, доставали гробы. Останки переправляли в Ростов на ДНК-экспертизу. Через две недели гробы возвращались в Беслан на перезахоронение. Пока в Беслане проведены четыре эксгумации и прошло еще пять похорон…

 

«Новая газета» (№ 89) уже писала о семьях, дети из которых спустя три месяца так и не нашлись. В ростовской лаборатории в то же время оставались четыре неопознанных тела: два мальчика и две девочки. Тогда в прокуратуре были составлены два списка: 37 бесланских семей, похоронивших девочек, и 42 семьи, похоронившие мальчиков. Это, конечно, не все погибшие в Беслане мальчики и девочки: это списки детей примерно одного возраста и приблизительно одинакового телосложения.

Со «списком девочек» ходили Римма Торчинова и Саша Гумецов. После штурма они так и не нашли свою одиннадцатилетнюю дочь Азу. В Ростове ее тела тоже не было. Значит, кто-то по ошибке похоронил Азу вместо своей дочери. Выяснить — кто, можно было, если все 37 семей из списка сдадут кровь на ДНК-анализ. Тогда будут опознаны девочки, оставшиеся в Ростове, и станет понятно, кто захоронил чужих.

Римма получила в прокуратуре список и начала его «обрабатывать». Во-первых, выяснила домашние телефоны семей и их точные адреса (в прокурорском списке было много неточностей и ошибок). Затем Римма пометила зеленым фломастером тех, кто хоронил своих детей в открытом гробу (что исключало ошибку).

 

А потом началось самое трудное: Римма и Саша вместе со следователями ходили по домам и уговаривали людей сдать кровь. Люди реагировали тяжело, но большей частью поддавались на уговоры. Следователи иногда выходили из себя, а Римма и Саша эмоции прятали.

…Когда я приехала к Римме и Саше, они уже нашли и похоронили Азу, которую, как выяснилось, четвертого сентября ошибочно опознал, а шестого похоронил Володя Томаев. Похоронил как свою дочь Мадину.

Римма и Саша никого не винят, что так получилось. Тем более никаких упреков в адрес Володи Томаева, наоборот, они даже благодарны ему. Он первый из списка, кто сразу поехал и сдал кровь на ДНК.

(Когда кровь Володи сравнили с образцами ДНК в Ростове, то опознали одну из девочек — Мадину Томаеву. Стало понятно, что Володя ошибся и похоронил чужого ребенка. Исследования в Ростове подтвердили, что это Аза Гумецова…)

— С Володей было очень легко, — говорит Римма. — Но кто же знал, что это именно он ошибся! Пришлось уговаривать почти всех. Вот список (показывает исписанный ручкой «список девочек». — Е. М.). Фамилии детей погибших, адреса, кто именно из родных опознавал, номер бирки, дата опознания. Почти все опознаны в первую неделю после штурма. Мы, когда с Володей поговорили, выяснили, что опоздали буквально на один день. Приехали 4 сентября во Владикавказ в морг. 4-го была давка, я сама зайти не смогла — с силами собиралась. А 5-го, когда я уже зашла, Азы там не было. Мы этого не знали, ходили в морг раз семь. Потом тела перевезли на Товарный двор. Так называется место во Владикавказе, где стояли три вагона-рефрижератора с телами: мальчики и мужчины — отдельно, женщины — отдельно и девочки — отдельно. А неподалеку там такие же вагоны с лесом стояли.

Трапы на эти вагоны — под большим углом, поручней нет, голова кружится… Ни одной «скорой». Муж заходил внутрь в двух марлевых повязках, между повязками — вата с корвалолом. Корвалолом мы отпаивали потом одну женщину. Еще Саша поехал и привез четыре баклажки воды для солдат, которые тела выносили родственникам. Воды там не было, солдатам руки нечем помыть… Двенадцатого опознали Агунду, Азкину ровесницу. Ее надо было отвезти в Беслан, но никаких машин возле рефрижераторов не было. Мать Агунды позвонила на работу и попросила, чтобы приехала «скорая» из Владикавказа. Она там на «скорой» работает. Володя нам рассказал, что четвертого сентября по спине принял Азу за свою Мадину. Спина у девочки сохранилась. Еще волосы. Только как он не понял, что это не Мадина? Она по сложению полнее Азы, и волосы у нее светлые. Но ему сказали, что волосы потемнели от сажи… Если бы я спину Азки тогда увидела, я бы точно опознала: у нее на спине были две родинки приметные. Мы даже шутили: если Азку украдут, я ее по спине, по родинкам найду…

— Конечно, организовано было все плохо, — говорит Саша, прислонившись к косяку двери. Он все время посматривает то на большую цветную фотографию дочери, то на Римму.

Дело в том, что, когда Саша чуть-чуть перегибает с претензиями в адрес бестолкового государства, Римма его строго прерывает и говорит: «Не преувеличивай. Мы должны отвечать за каждое свое слово, мы за это несем ответственность».

И Саша после этого всего лишь предполагает, как оно должно быть на самом деле.

— Наверное, нужно было сразу всех погибших, у кого не сохранилось лицо, опознавать через Ростов. Вы посмотрите по спискам, кто опознавал тела, — большей частью отцы, дяди или дальние родственники. Я помню, стоит за оградой отец какой-то девочки со своими братьями. А в вагоне его дочку опознает соседка. Да и как я, отец, могу опознать Азку?

— Да, — соглашается Римма. — Кроме ДНК, только мать может опознать. Вот… А у Володи Томаева в первой школе и дочь, и жена погибли…

 

Римма сейчас занимается традиционными «тремя пятницами» и сорока днями. А Саша помогал следователям со «списком мальчиков». И Саша опять ходил по домам, просил людей сдать кровь, объяснял, зачем это нужно. Но с мальчиками все сложнее: сразу обнаружилась целая цепочка ошибочных захоронений. Теперь уже почти все ошибки выявлены. Если кратко, то цепочка такая: две семьи, Агаевы и Кисиевы, не нашли своих мальчиков — Георгия Агаева и Аслана Кисиева. После того как люди сдали кровь, выяснилось, что в Ростове — тела Игоря Замесова и Шамиля Сулейманова. Эксгумировали могилы. Экспертизы показали, что Замесовы, соответственно, похоронили Сашу Баландина, а Сулеймановы — Георгия Агаева. Эксгумировали еще одну могилу. Теперь из Ростова должны прийти данные, кого же захоронили Баландины… Если Аслана Кисиева, то цепочка наконец закончится. Если — нет, то эксгумации будут продолжаться.

…Семья Юры и Лены Замесовых считалась и была многодетной. Трое детей. Теперь остался только двухлетний Кирюшка. Он показывает на фотографии восьмилетней сестры и десятилетнего брата, говорит: «Туся» и «Игорок» и улыбается. Когда по телевизору показывают бесланские события (последнее время не показывают совсем, это Лена с сентября записывала все новости и теперь постоянно их прокручивает), Кирюша протягивает пальчики к экрану и говорит «шкоа». Ребенок после сентябрьских событий стал писаться. Врачи говорят, что пройдет, но почему-то не проходит. Лена ласково называет Кирюшку «сыкушкой» и крепко прижимает к себе.

Я вспоминаю другую видеозапись, которую показали в одном из домов Беслана и которая распространена практически во всем городе. Это оперативная съемка школы четвертого сентября. Спортзал, полный обгоревших человеческих тел, слой пепла и «фрагментов» — по колено эмчеэсовцам, которые выносят погибших и складывают в черные пластиковые мешки. Потом на них нацепляют бирки с номером, фамилией следователя, занимающегося опознанием, и приблизительной информацией: «мальчик, примерно 9-ти лет…», «девочка…».

На этой же кассете — мертвые боевики, шахидки. Трупы около школы, в школе, в классах. Еще лежат в тех позах, в которых были убиты. Один труп — без головы. Люди в Беслане эту видеозапись знают по кадрам. Смотрят, смотрят… И все как сговорились: просят найти ту запись, которую показали всему миру и не показали у нас. Ту, где дети в спортзале еще живы.

 

Так вот. Трупы боевиков все были отправлены на идентификационные экспертизы (биометрические — антропологические и дактилоскопические, и генетические). Тела заложников — в морг и в вагоны-рефрижераторы. Следователи и эксперты теряли стоматологические карты, которые по нескольку раз приносили им люди, не соблюдали никаких параметров при опознании, формально заполняя протоколы опознания.

Беслан на языке специалистов по идентификации личности называется «событием… имеющим исходом массовые человеческие жертвы». Это не первое такое событие в России. Почему тогда опознание обгорелых тел этих «приблизительно мальчиков» и «приблизительно девочек» было организовано так плохо? Вернее, вообще не было организовано… Идентификация террористов оказалась важнее, чем идентификация заложников?


Опять нагнетает. Важнее ли идентификация боевиков, чем заложников? Конечно важнее. Не в том смысле, что на идентификацию заложников можно забить. А в том, что это первоочередная задача следствия - установить кто, с тем, чтобы установить связи и раскрутить цепочку. Зачем нагнетать то на таком материале?


Я всех, кто хоронил детей второй раз, спрашивала, помогли ли им власти. Юра Замесов сказал:

— Ну бесплатную «скорую» выделили…

Пока все эти семьи старательно сохраняют спокойствие. А посторонние люди, которые узнают о том, что в этих семьях произошло (в Осетии да и в Беслане о цепочке эксгумаций почти никто не знает), говорят, что в Осетии есть страшное проклятие: «Чтобы тело твое после смерти не нашли».

И потом меня, журналиста из Москвы, спрашивают: «Вы нас прокляли?».

…В семье Сулеймановых — они дагестанцы — погиб Шамиль Сулейманов, первоклассник. Его мама Салимат и его шестимесячная сестренка Амина — все они попали в заложники. Салимат с Аминой вывел Руслан Аушев. Шамиль погиб.

Игорь Сулейманов пережил события очень тяжело. Жена еле настояла, чтобы поехали в санаторий. После санатория вроде успокоился Игорь, вышел на работу. А тут пришли Саша Гумецов и следователи. Игорь сначала не хотел сдавать кровь. Был уверен, что похоронил своего сына. Потом все-таки поехал в республиканскую больницу во Владик и сдал анализ. Через десять дней пришло сообщение, что одно из тел мальчиков опознано, это Шамиль. То есть надо давать согласие на эксгумацию и ехать в Ростов забирать своего ребенка. Игорь наотрез отказался раскапывать могилу. Следователь пригрозил, что добьется этого через суд. Тогда Сулеймановы поехали в прокуратуру во Владикавказ. Приехали, а следователя на месте нет: суббота…

В общем, Игорь смирился с ситуацией, только когда его сына и сына соседей Замесовых привезли из Ростова и Замесовы попросили у Игоря машину, чтобы привезти гроб домой. Первого декабря они похоронили своих детей. Теперь Игорь все время упрекает жену за санаторий: он отдыхал, а Шамиль лежал в это время в ростовской лаборатории… В общем, вторые сорок дней даются Игорю еще труднее…

 

А тут следователи позвонили и сказали, что вместо сына Игорь в сентябре похоронил Георгия Агаева. И Игорь собрался идти к Агаевым, чтобы выразить соболезнование и извиниться. А Агаевы — Зифа и Тамерлан — до сих пор упорно не верят, что их Жорик погиб. В эту субботу у них был небольшой, но важный праздник: годик исполнился сестренке Жорика Викочке. И даже я на этом дне рождения (первый стол с тремя пирогами в Беслане!) загадала желание: чтобы Жорик непременно вернулся. В ту субботу следователи уже дней пять, как знали: Жорик никогда не вернется, его тело опознано. Но Агаевым, судя по всему, следователи боятся даже звонить. Слишком уж сильно Зифа и Тамерлан верят в то, что их сын жив.

Я позвонила следователям и попросила позвонить Сулеймановым. Не должны сами бесланцы приносить такие вести. Это обязанность государства. Следователи обещали тут же позвонить и сказали, что еще на прошлой неделе послали факс о Жорике в общественный совет Беслана, но, видимо, там занимаются распределением гуманитарной помощи и факс не заметили. Следователи пообещали, что все сделают сами.

Нужно позвонить Агаевым. Но мне тоже страшно.

В остальном тут комментировать нечего


Елена МИЛАШИНА, наш спец. корр., Беслан

16.12.2004
Сообщить модератору   Записан
Leon
Глобальный модератор
**
Offline

Сообщений: 6,346



« Ответ #11 : 03 Апреля 2010, 14:35:38 »

20-е декабря. Милашина вернулась к теме "Шмелей"
http://www.novayagazeta.ru/data/2004/93/33.html

ЛОГИКА «ШМЕЛЕЙ»
Серийные номера огнеметов, обнаруженных после штурма бесланской школы, записаны неверно


Почти четыре месяца теракт в Беслане расследуют Генпрокуратура РФ и парламентская комиссия. Но в самом городе катастрофически не хватает информации. О ходе расследования здесь практически ничего не известно. На сегодняшний момент ситуация такова: перед людьми в разное время выступали сотрудники Генпрокуратуры Николай Шепель и Владимир Колесников, а также некоторые члены парламентской комиссии. Но, во-первых, этого мало, а, во-вторых, представители власти очень часто противоречат друг другу.

Из "представителей власти" тут только депутаты из Парламентской комиссии. Прокуратура не является ни представителем, ни ветвью власти. Прокуратура - надзорный орган, независимый. Впрочем, откуда Милашиной знать такие тонкости? Сказано "власть", значит власть. Власти скрывают!!!

К тому же 10 ноября был конфискован и запрещен к распространению тираж газет «Северная Осетия» и «Правда», в которых должно было выйти интервью заместителя генерального прокурора России Владимира Колесникова. (Уверяют, что запрет исходил от Дзасохова лично.)

Не знаю, что там запрещали. На сайте "Правды" про это ничего нет, Милашина какую-то другую "Правду" имеет в виду. Интервью Колесников давал осетинскому телевидению! Оно было показано на всю республику. Если запрет был, то по другой причине.

Заметка в "Правде" за то же число:

Они подвергли сомнению некоторые результаты расследования, которые огласил накануне в интервью республиканскому телевидению заместитель генпрокурора России Владимир Колесников.
http://www.pravda.ru/news/politics/10-11-2004/27953-0



У людей, естественно, появляются сомнения в том, что власти готовы рассказать им всю правду и ответить на их тревожные вопросы.

Власти скрывают!!! Еще бы - статья Милашиной от 7-го октября взорвалась в Беслане как бомба.

Хочет или не хочет этого власть, главным из них остается вопрос о ее собственном поведении в дни бесланского теракта.

Впервые признал немаловажный (хотя и всем очевидный) факт Шепель: оперативным штабом руководили президент Осетии, председатель региональной антитеррористической комиссии Александр Дзасохов и глава местной ФСБ Валерий Андреев. Именно в такой — Дзасохов, а потом Андреев — последовательности.

Дзасохов там рулил только первого сентября. Потом назначили Андреева

Несколько дней спустя обнадежил и Владимир Колесников: «Насчет того, кто вел переговоры? Обстоятельства этих переговоров, какие действия были предприняты? Все это я скажу после того, как будет проведена ситуационная экспертиза по действиям оперативного штаба 1—3 сентября. Мы ее проводим, и после ее выводов я вам рассказываю, кто и за что отвечал. Невзирая на лица… каждому дадим оценку».

Никакой оценки пока нет. Кроме того, информация о руководящей роли Дзасохова впоследствии также подверглась значительной корректировке.

Осень-зима-весна 2004-2005 - это серия акций против Дзасохова. Потому Милашина и педалирует его участие

Вскоре после встречи с жителями Беслана замгенпрокурора по ЮФО Николай Шепель ответил на вопросы газеты «Известия». В этом интервью он сообщил сведения, которые, видимо, побоялся озвучить в самом Беслане.

Опять провокативное предположение: "видимо, побоялся озвучить в самом Беслане." Демагогия на марше

Шепель перечисляет, какое оружие было у террористов: «В ходе осмотра места происшествия изъято следующее оружие террористов: 20 автоматов и 5 пулеметов Калашникова, 2 ручных противотанковых гранатомета, 5 ручных огнеметов «Шмель»…

Применение огнеметов «Шмель» — это для Беслана даже не версия, а факт, подтвержденный членами парламентской комиссии. Первым об использовании «Шмелей» заявил член парламентской комиссии генерал-полковник Аркадий Баскаев.

Что говорил Баскаев, можно почитать тут:
http://news.bbc.co.uk/hi/russian/news/newsid_3737000/3737808.stm
Прошу заметить: Баскаев говорит, что время применения пока что не установлено. Но Милашина про это умалчивает - для нее уже всё ясно.


 Два других члена комиссии — Олег Пантелеев и Леонид Биндер — в ноябре еще раз подтвердили этот факт в интервью журналисту «Жизни Правобережья» Мурату Кабоеву: «Три использованных корпуса от огнеметов «Шмель» были обнаружены на крыше дома № 39 Школьного переулка… Номера огнеметов переписаны, сейчас идет выяснение, кому они принадлежали».

история со шмелями на крыше 39-го дома - вообще прекрасна. Дело в том, что их "помогли" обнаружить депутатам В НОЯБРЕ! При том, что тубусы на крыше 37-го дома нашли в тот же день. Кто их принес на крышу 39-го дома? Кстати, я говорил выше, что с Кабоевым и Тедтовым у Милашиной сложились отличные отношения.

Вопрос о «Шмелях» — один из самых опасных. Люди здесь прямо обвиняют наших военных в том, что именно они использовали огнеметы и подожгли крышу школы спустя тридцать минут после прозвучавших в спортзале взрывов. Это привело к пожару, в результате которого на раненых, но еще живых заложников обвалилась горящая крыша.

Заметьте: обвинять начали после выхода Милашинской статьи. Для того и пишет. А пожар начался не через полчаса, а через полтора часа. И тут же мощный вывод: горящая крыша похоронила живых. Откуда у Милашиной такая уверенность?

В бесланской газете «Жизнь Правобережья» Шепелю ответил местный журналист Эльбрус Тедтов. (У Эльбруса в школе погиб сын Тимур.) Эльбрус — бывший военный — анализирует высказывания прокурора.

О! Фамилию вспомнила! То, что он бывший военный, должно восприниматься как то, что он военный эксперт. Ну что ж, посмотрим.

«Особым цинизмом отдает утверждение, что у террористов «изъяты» 5 ручных огнеметов «Шмель». Только полнейший профан может предполагать, что ручной противотанковый гранатомет или огнемет может использоваться для стрельбы из помещения.

Милашина уже забыла, что совсем недавно писала о стрельбе с борта вертолета. Неужели с вертолета можно стрелять из Шмеля? Кстати, судя по словам Тедтова, Савльев - профан.

Потому что при выстреле и огнемет «Шмель», и РПГ-7, РПГ-8, РПГ-24 «Муха» создают реактивную струю.

Ага. Только вот нету в природе РПГ-8, А "Мухой" называется РПГ-18. РПГ-24 тоже нет в природе.
Справочник, если кому интересно:
http://www.reyndar.org/~reyndar1/rpg.pdf


В тактико-технических характеристиках огнемета «Шмель» указано, что запрещается применять это изделие, если объем помещения, из которого намечается произвести выстрел, менее 60 кубометров. В противном случае реактивной струей поражается производящий стрельбу.

Откуда он взял ТТХ "Шмеля" и 60 кубов? Да из той самой статьи за 7-е октября. Из безграмотной справки. 60 кубометров - это объем комнаты в 20 кв. метров. В школе, кроме комнат, есть столовая, коридоры и чердаки с гораздо большим объемом. Боевики вели оттуда огонь из РПГ и об этом есть множественные показания как заложников, так и военных. В первый день выстрелом из РПГ был разрушен класс интерната напротив школы, потом стреляли по танкам, повредили стену споркомплекса, стреляли по бензоколонке. Да Милашина сама писала, что до первых взрывов уже привыкла к выстрелам из гранатометов! Она не помнит, что писала в сентябре. Я же говорил, что она забудет? Улыбка
Я, кстати, не спорю:  стрелять из тесных помещений нельзя, если по учебнику. А на деле - стреляли.


Но даже если это боевики стреляли из огнеметов, то объясните, как использованные «Шмели» нашли на крыше пятиэтажного дома, находящегося вблизи 1-й школы? Эта пятиэтажка боевиками не захватывалась, на ее крыше их не было. И снимки использованных огнеметов до вашего фантастического интервью были опубликованы прессой, в том числе и центральной, по всей России (имеются в виду «Вести недели» и «Новая газета». — Е.М.)».

Да очень просто. Еще в 7:40 пять стрелянных тубусов лежали возле спортзала. Тубусы на крыше 37-го дома нашли позже.

Т.е. Шепель говорит о том, что было изъято и описано в школе, при осмотре места происшествия. А принадлежат огнеметы боевикам или нет, он, возможно, не знает.

 

В эту пятницу после митинга у стен Первой школы мы попытались получить ответы хотя бы на два вопроса. Кого, по последним версиям власти, следует считать руководителем провальной операции по «освобождению заложников»? И кто же использовал запрещенные к применению в местах скопления гражданских лиц огнеметы — боевики или наши подразделения?

Видите как мастерски нагнетает? Освобождение - в кавычках, "запрещенные" огнеметы. Минирует мозги. Никакими конвенциями РПО-А не запрещены

Новый министр внутренних дел Северной Осетии полковник Сикоев сообщил, что оперативным штабом руководил все-таки не президент Дзасохов, а генерал ФСБ Андреев. Об этом Сикоеву сообщили на допросе в парламентской комиссии и даже показали постановление правительства, подписанное Фрадковым.

Мы попросили уточнить эту информацию члена парламентской комиссии, сенатора от Вологодской области Валерия Федорова, который также прибыл на митинг.

— Так кто руководил штабом, Валерий Иванович? — спросили журналисты.

— Генерал Андреев, глава УФСБ Осетии. Есть соответствующее распоряжение на этот счет, но у меня его с собой нет.

— Когда это постановление издано?

— Видимо, ночью первого числа было принято решение.

— Дзасохов занимал какую-то должность в штабе?

— Я думаю, Дзасохова в штабе вообще не должно было быть. В списках членов оперативного штаба его точно нет. (При нас ищет в своей папке списки членов штаба. Не находит. Извиняется, говорит, что не совсем готов к беседе по этому вопросу. — Е.М.)

— Но, Валерий Иванович, Шепель четвертого ноября заявил, что руководителем являлся все-таки Александр Дзасохов, так как это входит в перечень его обязанностей и полномочий.

— Я с Шепелем не разговаривал, не разговаривал. Вы зачем мне Шепеля-то? Я Федоров. Я за свои слова отвечаю. Я не знаю, что Шепель говорил на эту тему.

— То есть вы не отслеживаете действия официальных органов следствия?

— Мы отслеживаем все. Но вы мне задали конкретный вопрос, кто руководил штабом. Я вам ответил — Андреев. Больше есть вопросы ко мне? Что вы меня Шепелем! Девушка, выключите этот микрофон… Вы молодая, вам хочется написать на антагонизме…

— Вы опровергаете сведения Генпрокуратуры, поэтому хочется уточнить…

— Официально говорю: я член парламентской комиссии Валерий Иванович Федоров, член СФ. Я сказал, что в комиссии есть официальные данные, документ…

— Подписанный председателем правительства Фрадковым?

— Нет, я не знаю, кем этот документ подписан. Но руководителем по этому документу назначен генерал Андреев.


Дзасохов рулил до того, как управление взял на себя Андреев. Андреев начал командовать днем 1-го сентября, официальный приказ о его назначении пришел 2-го.

— А что вы можете сказать по поводу огнеметов «Шмель»? — задал вопрос местный журналист Мурат Кабоев.

Кабоев - знатный персонаж. Издает толстые книги про то, что  всех убили наши.

— Тема огнеметов есть, их нашли на крыше. Этой темой занимается сенатор Олег Пантелеев, но, насколько я знаю, мы неправильно переписали номера огнеметов. Сейчас затребуем эти вещдоки и выясним, на каком заводе их делали и в какой военной части получили…

— А как можно неправильно переписать номера? — спросил уже у меня Мурат Кабоев.

Да очень просто можно неправильно записать номера. На тубусе два разных номера в разных местах. Неспециалист в маркировке ничего не поймет.

Елена МИЛАШИНА, наш спец. корр., Беслан

20.12.2004

Что видим? С помощью Милашиной и местных журналистов Кабоева и Тедтова в мозг граждан, особенно бесланцев, усиленно внедряется огнеметная версия. И если Милашина выполняет заказ, то Тедтов и Кабоев действуют из лучших побуждений. Просто они уже обмануты. Также прошу заметить: пока что еще никто не додумался списать на огнеметы первые взрывы
« Последнее редактирование: 03 Апреля 2010, 14:44:56 от Leon » Сообщить модератору   Записан
Leon
Глобальный модератор
**
Offline

Сообщений: 6,346



« Ответ #12 : 03 Апреля 2010, 15:14:30 »

23-е декабря.

ЗА ЧАС ДО ШТУРМА БАНДИТЫ СОБИРАЛИСЬ ВЫПУСТИТЬ 8 ЗАЛОЖНИКОВ
http://www.novayagazeta.ru/data/2004/94/16.html

Четырнадцать раз члены парламентской комиссии были в Беслане. Больше не приедут. Жаль. Не все очевидцы попали к сенаторам…

Руслан Тебиев ходил к главе комиссии Торшину два, даже три раза. У него в заложниках были девять человек родных. Несмотря на то что многие бесланцы разочаровались в комиссии, Руслан, человек упертый, написал Торшину заявление, в котором приводит факты. В том числе и рассказ его дочери, жены погибшего Руслана Фраева, брата известного спортсмена Сослана Фраева.

Людмила Фраева утверждает, что буквально за час до штурма боевики собирались выпустить 8 заложников. (Так было в «Норд-Осте»: боевики пообещали выпустить заложников — и наши сразу же получили команду на штурм…)

Глядите, какое мастерство! Как только боевики хотят кого-то отпустить - "наши" сразу получают команду на штурм. Браво, Лена! Я прямо вижу: звонят боевики и говорят, что хотят выпустить людей. А наши им в ответ: ННННАА! Из Танка. Только остается не проясненным: отчего кровавые путинские упыри не начали всех убивать еще второго, когда боевики отпустили 25 человек? Но, как мы уже выяснили, логика вредит пропаганде. По-этому ответа на этот животрепещущий вопрос не будет

Рассказывает Людмила Фраева: «Часов в 12 третьего сентября Владимир Ходов (боевик. — Е.М.) крикнул в зал: «Где тут мать Фраева?». Она встала, Ходов подошел к нам и спрашивает, есть ли еще родственники. Нас подняли, стали спрашивать, кто кем приходится Сослану Фраеву. Потом он меня вывел со старшей дочерью (семь лет, пошла в первый класс), повел к главному. Называл его Полковник (уже потом я узнала, что именно он убил моего мужа Руслана). Я ему в лицо боялась смотреть. Но когда я услышала слова Ходова о том, что нас надо выпустить, моей радости предела не было. Единственное, что я про себя твердила, чтобы — дай Господи — все нормально прошло, не сорвалось.

Ходов сказал Полковнику, что в зале находится семья чемпиона Европы по вольной борьбе Сослана Фраева. Нужно их выпустить. Ходов не просил, а скорее настаивал на этом. Полковник посмотрел на меня и спросил, могу ли я позвонить Сослану. Но в школе не было выхода через восьмерку. Потом он мне сказал: «Идите в зал, соберитесь все вместе и ждите». Я вернулась, а мои все думали почему-то, что меня уже освободили. Мы собрались все, сели на скамеечки вдоль шведской стенки в зале. Люди в зале тоже сразу поняли, что нас могут освободить. Некоторые кричали, что передать их родственникам, если нас выпустят.

…Бомбы все два дня были на полу, и я поняла, что они все это время были не подсоединены. Несмотря на то что боевики нас пугали, по ним ходили, на них писали, на них воду лили — и ничего не происходило. Утром третьего сентября боевики подвесили и прикрепили их шурупами на стену, мы их уже задеть не могли. Поэтому, когда следователи говорят, что это мы спровоцировали штурм, что-то там задели, это неправда.

…В общем, мы сидели и ждали. Мама за это время упала в обморок, я просила у медсестры Мамитовой для нее нашатырь. Около получаса сидели. За это время я два раза обращалась к Ходову: нам на что-нибудь надеяться?.. Он ответил: сидите и ждите.

Потом все боевики вдруг ушли из спортзала (именно в это время приехали эмчеэсовцы, их сопровождал замминистра МВД Осетии полковник Сикоев. — Е. М.). Кроме двух боевиков, которые контролировали детонаторы бомб, в спортзале никого из террористов не осталось. А потом взорвались бомбы. Сейчас я думаю, что они получили команду по рации, потому что, видимо, действия наших военных спровоцировали террористов…

Глядите внимательно: Фраева-Тебиева говорит про то, что в зале взорвались бомбы. Она была в зале, она знает, что взорвалось. Но стараниями журналистов в ее сознание уже внедрено "знание", что во взрывах виноваты военные. Потом ее настолько загрузят милашины и литвиновичи, что на суде она будет громко вещать и про РПО-А и РПГ и про "вообще". Ее допрашивают на 5-м заседании как Тебиеву.

Записала Елена МИЛАШИНА, наш спец. корр., Беслан

23.12.2004
« Последнее редактирование: 03 Апреля 2010, 22:29:51 от Leon » Сообщить модератору   Записан
Leon
Глобальный модератор
**
Offline

Сообщений: 6,346



« Ответ #13 : 03 Апреля 2010, 15:58:24 »

Опять в бесланском творчестве Милашиной наступает перерыв - она занята судьбами российских бомжей. Следующая статья - 21 марта. Это вовсе не значит, что информационный накал спал - нет, огнеметную тему радостно муссируют другие СМИ - для них же делается.

http://www.novayagazeta.ru/data/2005/20/00.html

ПУНКТ ПРИЕМА «ШМЕЛЕЙ»
Неудобные вещественные доказательства остаются у жителей Беслана


Почти два месяца прошло после обращения жителей Беслана к Александру Торшину, руководителю федеральной парламентской комиссии по расследованию теракта. Напомним суть обращения. Через несколько дней после штурма первой школы жители Беслана обнаружили несколько использованных корпусов от огнеметов «Шмель». В январе эти вещественные доказательства были предъявлены «Новой газете». Жители согласились передать эти крайне важные вещдоки лично Александру Торшину и через «Новую газету» обратились к сенатору с просьбой о личной встрече (см. № 7 от 31.01.2005).

«Новая» — единственное российское СМИ, которое занимается расследованием применения запрещенного оружия при штурме захваченной школы. Кроме нас, расследование обстоятельств использования огнеметов ведут Генпрокуратура и парламентская комиссия (в частности, сенатор Олег Пантелеев).

РАССЛЕДОВАНИЕ ПРИМЕНЕНИЯ ЗАПРЕЩЕННОГО ОРУЖИЯ! Понятно?

Долгое время участники официальных расследований попросту отказывались признавать очевидный факт.

Совершенно не понятно, с какого перепугу участники расследований должны что-то признавать? Их задача - вести расследование, а не заниматься пропагандой.

 Пока представители парламентской комиссии наконец не сообщили, что после штурма криминалисты обнаружили на крыше тридцать девятой пятиэтажки (во время операции там находился спецназ ГРУ) корпуса от огнеметов.

Никаких "криминалистов" там не было. Местные, через два месяца после теракта, привели на крышу 39-го дома Пантелеева и сказали ему: "Вот!".  Никакого спецназа ГРУ там не было - там были наблюдатели ЦСН ФСБ. Как туда через два месяца попали стрелянные тубусы - надо пытать самих местных.

Но вскоре выяснилось, что номера с корпусов парламентская комиссия переписала неправильно, а потом Николай Шепель, замгенпрокурора России, заявил, что огнеметы принадлежали вовсе не российским военным, а боевикам.

Заметили подлог? Шепель говорил про то, что изъято во дворе школы, а не на крыше.

Комментировать заявление Шепеля представители парламентской комиссии отказались. Сказали, что попытаются запросить у прокуратуры корпуса от огнеметов и правильно переписать номера (чтобы выяснить, где были изготовлены и в какую войсковую часть поступили на вооружение). Но уже тогда представители парламентской комиссии дали понять, что с Генпрокуратурой отношения не складываются и повторное обследование вещдоков маловероятно.

И тогда жители Беслана, подобравшие разбросанные после штурма корпуса от огнеметов, решили помочь парламентской комиссии и сдать именно комиссии вещдоки, которые представляют такой болезненный интерес для официального следствия.

Болезненный интерес они представляют не для следствия, а для Новой Газеты. Милашина перекладывает с больной головы на здоровую, приписывая свои мечты и суждения посторонним людям - это стандартный демагогический прием, встречается регулярно и повсеместно.

Жители Беслана категорически не желают сдавать тубы от огнеметов сотрудникам прокуратуры, так как опасаются за свою жизнь.

Браво, Лена! Нельзя общаться с прокуратурой - смертельно опасно!

А Александру Торшину, уполномоченному расследовать обстоятельства теракта, в Беслане пока еще доверяют. Но комиссия Торшина не откликнулась на опубликованное в «Новой газете» обращение.

Зато довольно оперативно отреагировала прокуратура, так неохотно признавшая, что огнеметы вообще использовались при штурме.

И опять "неохотно признала". Да прокуратуре то какое дело до милашинской оппозиционной борьбы? Прокуратура следствием занята, выяснением обстоятельств по делу.

На допросы — в Москве и Беслане — вызвали всех, чьи имена были опубликованы в статье «Новой». Следователи настоятельно рекомендовали нам уговорить жителей Беслана передать вещественные доказательства не парламентской комиссии, а именно прокуратуре.

Руководителю парламентской комиссии Александру Порфирьевичу Торшину мы позвонили сами.

— На вас прокуратура еще не вышла по поводу огнеметов? — спросил Александр Торшин. (Он, видимо, упустил в публикации ту мысль, что огнеметы люди хотят передать лично ему.)

Впрочем, руководитель комиссии выразил готовность изъять вещдоки, как только поедет в Северную Осетию.

В течение двух месяцев мы регулярно справлялись, когда представители комиссии собираются ехать в Беслан. Просили связаться с редакцией в том случае, если наметится поездка. Но нам говорили: комиссия закончила работу «на месте» (аргумент: жители Беслана стали приходить к членам комиссии все больше с бытовыми проблемами), и никакой поездки больше не планируется.

В минувшие выходные, однако, члены комиссии все же слетали в Северную Осетию. Про корпуса от огнеметов никто из сенаторов и депутатов даже и не вспомнил. Поэтому мы делаем вывод: или скандальные вещдоки не представляют интереса для людей, ведущих независимое открытое расследование, или ни о какой независимости от Генпрокуратуры и администрации президента в расследовании обстоятельств штурма говорить не приходится.

Понятно? Не только прокуратура скрывает, но еще и администрация президента! Начинаем валить Путина. Вещдоки? Да там этих вещдоков, как у дурака фантиков. Вот, совсем недавно, вести из Беслана:
11 июня 2009 года 09:18
Жительница Беслана хранила у себя в гараже 21 гранатомет и почти 2 тысячи патронов
Москва. 11 июня. INTERFAX.RU - В городе Беслан (Северная Осетия) сотрудники ОВД по району и УФСБ РФ по республике обнаружили в гараже у местной неработающей жительницы склад оружия и боеприпасов.

"На улице Коминтерна в гараже, принадлежащем жительнице города, неработающей, были обнаружены и изъяты 21 гранатомет и 11 выстрелов к этому виду оружия, а также пулемет "Утес" калибра 12,7 мм, одна граната и 1903 патрона различных калибров", - сообщил "Интерфаксу" источник в правоохранительных органах.

В настоящее время милиция выясняет источник приобретения оружия и боеприпасов.




Ну что ж, жителям Беслана остается только одно: предъявить корпуса от огнеметов «Шмель» прямо в зале судебного заседания по делу о гибели 330 заложников во время штурма первой школы.

О, это, конечно, сразу расставит всё на свои места. Серьезная угроза.

Неслучайный звонок

Когда этот материал был готов к печати, с редакцией связался председатель парламентской комиссии по расследованию обстоятельств теракта в Беслане Александр Порфирьевич Торшин. Он, в частности, сказал, что у расследования есть свой сценарий, вопрос по огнеметам пока открыт, но в ближайшее время комиссия приобщит найденный огнемет к собранным материалам. У Александра Порфирьевича нет уверенности, что обнаруженный в ходе расследования «Новой газеты» «Шмель» принадлежал российским спецподразделениям: «Похожее оружие было и в машине террористов». На вопрос, как такое мощнейшее оружие российского производства могло оказаться в руках бандитов, Александр Торшин ответил, что «и с этим предстоит разобраться».

Можно подумать, что на войне является проблемой достать оружие.

Редакция передаст в Беслане находку в руки комиссии, продолжит свое расследование и будет информировать о деятельности парламентской комиссии.

 

Наша справка:

Реактивный огнемет «Шмель» одноразового применения: Прицельная дальность — до 600 м., минимальная — 20 м., масса — 12 кг., длина — 920 мм., калибр — 93 мм.

Пороховой вышибной заряд выстреливает из герметичного ствола-контейнера капсулу с летучей, легковоспламеняющейся жидкостью. Стрельбу можно вести из помещения (объемом более 60 куб. м). При попадании в цель капсула разрушается, жидкость быстро испаряется, образуя в воздухе гремучую смесь, которую поджигает инициирующий заряд. Объемный взрыв этой маленькой вакуумной бомбы поражает живую силу в помещениях и укрытиях, а также легкобронированную технику термобарически (высокой температурой и ударной волной). Объемный взрыв капсулы РПО-А «по фугасному действию не уступает 122-миллиметровому гаубичному снаряду».

Справку эту мы уже обсуждали - она опубликована в НГ 7-го октября. Чушь

Ольга БОБРОВА, Елена МИЛАШИНА

21.03.2005
Сообщить модератору   Записан
Leon
Глобальный модератор
**
Offline

Сообщений: 6,346



« Ответ #14 : 03 Апреля 2010, 17:31:25 »

7 апреля.
http://www.novayagazeta.ru/data/2005/25/00.html

СЕНСАЦИОННОЕ ЗАЯВЛЕНИЕ ПРЕДСТАВИТЕЛЯ ПРОКУРАТУРЫ: «ТАНКИ И ОГНЕМЕТЫ ПРИМЕНЯЛИСЬ ПРИ ШТУРМЕ»

При посредничестве «Новой газеты» жители Беслана передали сотрудникам прокуратуры и сенатору Бугулову корпуса огнеметов «Шмель» и фрагменты гильз от снарядов


Сенсация! Спешите видеть! Весь вечер на арене!


После долгих и настойчивых просьб жителей Беслана передать именно парламентской комиссии обнаруженные после штурма вещественные доказательства (тубусы от огнемета РПО (А, З, Д) (Именно так найденный и сданный прокуратуре тубус от огнемета был оформлен в протоколе. Хотя маркировка на предъявленной тубе однозначно свидетельствует о том, что это был РПО-А (термобарический). Не утверждаем, что следствие допустило подобную неточность в протоколе сознательно. Читайте нашу справку и комментарий специалиста.) — «Шмель», гранатомета РПГ-26, три цокольные части от гильз танковых снарядов) комиссия наконец выделила из своих рядов сенатора от Северной Осетии Эрика Бугулова для выполнения деликатной миссии.

Но, видимо, Эрик Русланович не рискнул взять на себя ответственность целиком.

И вот в понедельник 4 апреля в Беслан прибыла внушительная прокурорская делегация: заместитель генерального прокурора по Южному федеральному округу Николай Шепель, руководитель следственной группы по расследованию обстоятельств теракта Константин Криворотов, руководитель пресс-службы управления генеральной прокуратуры на Северном Кавказе Сергей Прокопов и др.

Уговор с комиссией был совсем иной.

Уговор... Как дети, ей богу. Есть что сказать - идите к следователям и говорите.

Напомним: тема применения тяжелого оружия — танков и огнеметов — возникла сразу после теракта в Беслане. Первыми об огнеметах заговорили сами жители, потом на центральном российском телеканале в «Вестях недели» сказали, что наши спецназовцы уничтожали с помощью «Шмелей» террористов. Потом «Новой газете» удалось найти фотографии трех тубусов от огнеметов «Шмель» на крыше дома 37 по Школьному переулку. Появилась версия, что именно выстрелы из огнеметов спровоцировали пожар и обрушение крыши спортзала на раненных, но живых заложников.

На крыше 37-го дома были 5 тубусов. А версию, которая якобы "появилась" вбросила Новая Газета. Сейчас вот переводят стрелки "это не мы". Но у нас то все ходы записаны, правда?

В ходе расследования «Новой газеты» возник вопрос о правомерности использования такого оружия для освобождения заложников, жители Беслана обвиняли военных и спецслужбы в гибели своих близких.

Жители начали обвинять военных после мощного вброса Милашиной и Фельгенгауэра - мы это помним.

Дальше в игру вступила прокуратура.

В игру? Это игра такая, да?

На встрече с жителями Беслана Николай Шепель заявил, что огнеметы использовали боевики. Люди не поверили, они прекрасно понимают, что стрелять из огнеметов в помещении нельзя. К тому же корпуса огнеметов были найдены на крыше дома 37, а там, по свидетельствам жильцов, располагались не боевики, а сотрудники спецслужб (перед подготовкой штурма при выселении жильцов из квартир спецназовцы представлялись по всей форме и даже предъявляли удостоверения).

Это она закрепляет подлог. Шепель говорил о "Шмелях", записанных в протокол осмотра места происшествия - пять шмелей в 7:40 уже лежали у стены спортзала. И заметьте фразу "перед подготовкой штурма". Ага.

Именно тогда у жителей Беслана зародилось сильное недоверие к прокуратуре. Его усилили промежуточные результаты парламентского расследования теракта. Сенатор Олег Пантелеев (именно он первым обнаружил на крыше 37-го дома тубусы) и сенатор Валерий Федоров подтвердили наличие «Шмелей» в уголовном деле.

Это, простите, херня. Пантелеев не обнаруживал тубусов на крыше 37-го дома - их там обнаружили днем 4-го сентября. Пантелееву помогли обнаружить тубусы на крыше 39-го дома в ноябре. Милашина уже сама не помнит, кто, что и где обнаруживал. Да и какая разница, правда?

 Но сенатор Федоров в интервью «Новой» сообщил, что номера огнеметов «были неверно переписаны» и на тот момент (декабрь 2004-го) выяснить, за какой воинской частью они числятся, кто стрелял и кто отдавал приказ на использование огнеметов, не представлялось возможным.

Жителей Беслана насторожил подобный ход событий. Сомнения в том, что прокуратура проводит всестороннее расследование, усилились. Тогда они решили помочь следствию и передать парламентской комиссии (!) в присутствии журналистов «Новой» и районной администрации найденные после штурма возле дома 41 по Школьному переулку корпуса от огнеметов и гранатометов и найденные на улице Коминтерна цоколи от гильз танковых снарядов. Эти «сувениры» сохранили в некоторых семьях. Люди рассчитывали, что уж эти-то номера не будут «переписаны неправильно».

Видите, пусковых устройств там полно. Можно на крышах раскладывать и показывать депутатам.

С просьбой принять у бесланцев вещдоки «Новая газета» обратилась к Александру Торшину, руководителю парламентской комиссии. Нельзя сказать, чтобы эта просьба — принять активное участие в выяснении крайне важных обстоятельств гибели заложников — нашла моментальный отклик у г-на Торшина и его комиссии. С их подачи нас вызвали на допрос в прокуратуру и потребовали «имена, пароли, явки», но мы сослались на Закон о СМИ и промолчали. Потом два месяца члены парламентской комиссии вели телефонные переговоры с корреспондентами «Новой газеты», суть которых: не мешайте комиссии работать своими журналистскими расследованиями, всему свой черед.

Милашиной нет никакого дела до установления обстоятельств по делу - она это демонстрирует прямо в этом абзаце.

Наконец после долгих дискуссий был найден консенсус, вернее кандидатура Эрика Бугулова. В этих с трудом достигнутых договоренностях («Новая» выступила посредником между парламентской комиссией и жителями Беслана) Бугулов назвал дату приемки «Шмелей». При содействии сенаторов передача следствию вещдоков прошла вполне успешно. За что — спасибо. Правда, в процессе «следственного действия» выяснилось, что прокуратуре давно известно, кто именно применял огнеметы и зачем по школе, где, по официальной версии, было 32 террориста и 1200 заложников, стреляли из танков и оружия такой поражающей силы.

 

Журналистов попросили выйти из скромного кабинета местной прокуратуры и не мешать «следственному действию».

— Мы договаривались, что передача вещественных доказательств будет публичной, — напомнили мы г-ну Прокопову.

— Я не знаю, что вы подразумеваете под публичностью, но процессуальный закон публичности не предусматривает, потому что следственное действие — это не шоу.

— Шоу — это когда вещественные доказательства выкидывают на свалку, а номера огнеметов неправильно переписывают, — тихо сказал представитель инициативной группы Саша Гумецев.

— Нам надо определиться, кому выйти из комнаты, а кому остаться. А то время идет… — дипломатично сказал Эрик Бугулов.

— Вы мешаете работать, — это руководитель пресс-службы Прокопов в адрес журналистов. — Инициативная группа может остаться…

— Ваше поведение вызывает у людей недоверие, — это журналисты прокурорам.

— У вас все вызывает недоверие, — ответил обиженно г-н Прокопов.

— И у других людей поведение прокуратуры вызывает недоверие, — поддержал журналистов Саша Гумецев.

— Людей можно настроить как угодно. Вот в данном случае журналисты вас настраивают…

— Да никто нас не настраивает! — вышел из себя Саша Гумецев. — Меня кто-то может настроить, после того как я нашел на свалке вещи погибшей дочери?!

— Давайте останется один пишущий корреспондент и одна камера, — предложил компромисс Эрик Бугулов.

…Когда все посторонние (с точки зрения прокуроров) вышли из комнаты, начался допрос Руслана Тебиева. Это он сохранил найденные вещдоки.

Сначала заполнили анкетные данные свидетеля. Графа «семейное положение». Руслан сказал: жена погибла. Следователь записал: вдовец.

 

Дальше события пошли не по протоколу. Руслан воспользовался моментом и стал зачитывать открытое письмо президенту Путину... Выслушивать потерпевших явно не входило в планы прокуроров, протокол допроса оставался девственно чист…

Замечательно. Пришли сдавать вещдоки и начали зачитывать обращения Путину. Это ли не шоу?

— Следствие до сих пор отрицает, что огнеметы применялись при штурме? — Перешел к теме Мурат Кабоев, представитель инициативной группы и журналист местной газеты «Жизнь Правобережья».

— Допрошены спецназовцы, нарисованы схемы, где кто из них сидел, — ответил руководитель следствия Константин Криворотов.

— Они отказываются, что стреляли? — спросил Эльбрус Тедтов (у него погиб 11-летний сын Тимур).

Всё те же лица: Тедтов, Кабоев, Тебиев


— Нет.

— Семь месяцев уже следствие выясняет, кто стрелял из огнеметов! — укоризненно заметил Мурат Кабоев.

— Это уже выяснено, — ответил Криворотов.

— Выяснено применение танков, гранатометов, огнеметов и всего остального, — конкретизировал прокурор Прокопов. — Они применялись во время штурма.

Эти заявления можно было рассматривать как сенсацию. Наконец-то следствие признавало очевидный факт, но Руслана Тебиева признания прокуроров возмутили до глубины души.

Трюк заключается в следующем: Новая Газета упорно внушает, что спецназ и прокуратура объединены под одним понятием "власть". И героическими усилиями бесланских активистов и Милашиной лично, власть признала! Сенсация! Понимания, что следователи никакого отношения к власти не имеют - нет.

— Из огнеметов стреляли наши? Это факт? — уточнил Руслан.

— Да, — ответил Криворотов.

— Из танков стреляли, это факт?

— Да, — согласился прокурор.

— Тогда почему вы не возбуждаете уголовное дело против того, кто дал приказы о применении тяжелого вооружения?! — почти крикнул Тебиев.

— Сейчас проводится ситуационная экспертиза (она проводится чуть ли не с ноября. — Ред.), которая оценивает приказы руководящего состава, действия подчиненных в рамках этих дней. Только после того, как эксперты дадут свое заключение о правомерности или неправомерности действий, мы будем квалифицировать эти действия по закону.

— Но международной конвенцией запрещено использовать огнеметы в такой ситуации! — возмутился Руслан.

Помните вброс Фельгенгауэра про запрещенное конвенцией оружие? Вот они - плоды.

— На этот счет и есть эксперты, — кивнул Прокопов. — Если эксперты вынесут заключение, что данное оружие применять было нельзя, значит, эти люди, которые давали приказ и применяли, будут нести уголовную ответственность.

— Поймите! — попытался донести свою мысль Руслан Тебиев. — Оружие это запрещено международной конвенцией.

Закрепляет. Повторение - мать учения.

— Если бы это оружие было запрещено международной конвенцией, то оно бы не стояло на вооружении в наших войсках! — нетерпеливо сказал Прокопов. — Я специально получил ответ от военных, что «Шмели» у нас не запрещены. Конвенцию мы вытащим из интернета и еще раз посмотрим. Но я сомневаюсь, что огнеметы РПО-А запрещены конвенцией. Дело в том, что огнеметов — целая серия. Есть огнеметы, изобретенные ранее, их применение категорически запрещено. Есть огнеметы, применение которых допускается.

— При антитеррористической операции? — усомнился Эльбрус Тедтов.

— При освобождении заложников? — не сдержались журналисты.

— Нет! — воскликнул Прокопов. — Подождите! Послушайте!

— Давайте сконцентрируемся все-таки на том, зачем мы сюда прилетели. Мы прилетели передать вещественные доказательства… — вклинился сенатор Бугулов.

— Да! — выдохнул прокурор Прокопов. — Если вы на самом деле, а не на словах придаете значение этим вещественным доказательствам, то дайте следователям работать.

Но жители Беслана проигнорировали призыв к сотрудничеству.

— Почему вы не скажете, что применили запрещенное оружие, от которого погибли наши родственники? — спросил Руслан Тебиев.

Еще разок. Фельгенгауэр - молодец, не зря хлеб ест.

— Как только будет экспертиза… — начал объяснять прокурор Криворотов, но его перебил Эльбрус Тедтов.

— Семь месяцев прошло, а вы все не можете экспертизу сделать…

— Скажите! — искренне возмутился прокурор Прокопов. — А что, теракты, подобные Беслану, были когда-то?

— У нас в республике с 2001-го по 2004-й было 13 терактов, — ответил Руслан Тебиев. — Выводов так и не сделали. Мер не приняли.

— Ну да, мы же их и расследовали, — гордо сказал Криворотов.

— Разрешите, я скажу, — попросил слова Прокопов. — Подобного Беслану теракта еще не было, поэтому и экспертизы такой не было. Это чрезвычайно сложная вещь. Нужно оценить все, а огульно обвинить кого-то, чтобы вы успокоились… Это будет еще одним преступлением.

— Но вы же возбудили уголовное дело против заместителей начальника РУВД? — спросил Виктор Аликов (потерял в школе дочку, учительницу Альбину Аликову).

— Правильно, — кивнул Прокопов. — Потому что мы установили, что они не выполнили приказ по усилению и обеспечению безопасности школ и иных объектов и допустили халатность, повлекшую тяжкие последствия. Они виновны и понесут наказание.

— А наш министр внутренних дел понесет свою ответственность как член штаба? — спросил Аликов.

— Никто из них не понесет ответственности… — мрачно сказал Руслан Тебиев.

— Ну почему вы в этом так уверены? — спросил прокурор Прокопов.

 

Тем временем следователь как бы параллельно разговору заполнял протокол допроса свидетеля, время от времени уточняя детали. Всем присутствующим прокуроры дали понять: одним огнеметом больше, одним меньше — НЕПРИНЦИПИАЛЬНО. Процедура передачи скандальных вещдоков стала второстепенной. На наших глазах официальные лица сменили тактику, мы стали свидетелями, как заранее отрицалась сама возможность привлечения к ответственности тех, кто действительно отдавал приказы стрелять по школе из танков и огнеметов.

Где это отрицалась возможность привлечения к ответственности? Вроде внятно люди говорят: выводы будут после экспертиз.

Во время передачи вещественных доказательств было выяснено: стреляли из огнеметов с крыш домов по Школьному переулку сотрудники Центра специального назначения. Проще говоря, спецназовцы. ЦСН — это юрисдикция ФСБ, а танки и допрошенные танкисты (их допросы должны быть в уголовном деле) находятся в подчинении 58-й армии.

58-ю армию возглавляет генерал Соболев. Операцией по штурму, по словам свидетелей, руководил заместитель директора ФСБ Проничев.

Вот вброс про Проничева. Операцией руководил Тихонов.


Вот, собственно говоря, те люди, которые отдали приказ об использовании оружия огромной разрушительной силы (см. фотографии школы) против 32 боевиков, а заодно и 1200 заложников.

Запомните: всех убили свои! Запомните, всех убили свои! Запомните, всех убили свои!

Впрочем, есть основания полагать, что, как и в случае с норд-остовским газом, применение огнеметов, гранатометов, танков будет признано оправданным.

Именно так.


…Устав от количества все время повторяющихся, по сути, вопросов, ситуацию решил раз и навсегда разъяснить руководитель следственной группы Константин Криворотов. Но что-то мешало ему назвать вещи своими именами.

— Стреляли те, кто штурмовал, кто проводил штурм по освобождению заложников. Возможно, и сотрудники ЦСН.

— Раньше вы говорили, что такое оружие было у боевиков? — спросил Мурат Кабоев. — Зачем?

— Вполне возможно, что у них это оружие было и они его использовали.

— Нет, мы имеем в виду именно те огнеметы, которые вы нашли на крыше 37-го дома по Школьному переулку и которые, по первым заявлениям Шепеля, принадлежали боевикам. Так кто из них стрелял, наши или террористы? — не отступал Мурат.

Шепель говорил про другие огнеметы

— Я не могу точно сказать, — замялся Криворотов.

— У нас есть свидетели, которые видели, как спецназ заносил на крышу этого дома огнеметы…

— Никто не скрывает, что огнеметы применяли при штурме, — рассердился Криворотов. — У нас девять тубусов. Никакого секрета нет, что их применяли при освобождении заложников. Никто этого не отрицает. Они применялись. Третьего числа. Но третье число — это достаточно большой промежуток времени. Это относится и к моменту применения танков. Танки применялись по засевшим в подвале боевикам.

— Вы говорили, что стреляли только по боевикам, — уточнил Руслан Тебиев. — Но с самого начала нам говорили, что боевики прикрывались заложниками… Значит, стреляли и по заложникам тоже?

— Я не говорил этого, — попытался убедить людей прокурор Прокопов. — Я говорил о том, что тяжелое вооружение применялось тогда, когда в школе живых заложников уже не было.

— А кто это определил? — спросил Саша Гумецев. — Как можно определить, что в помещении, по которому во время штурма стреляли танками и огнеметами, не было заложников?

— В тех помещениях, по которым стреляли танки, не были потом найдены иные трупы, кроме боевиков. Это доказательство или нет?

— Не доказательство, — жестко сказал Гумецев. — Это стало вам известно уже ПОСЛЕ штурма. А во время штурма этого никто не мог знать. Логика понятна? Так кто и как во время штурма определял безопасность использования тяжелого оружия, кто и как определял, что в тех помещениях, по которым стреляли, были только одни боевики?

— Есть свидетели из потерпевших, — удивил всех руководитель следственной группы Криворотов. — Они показали, что, когда применялись огнеметы и танки, в помещениях школы были только боевики. Заложников рядом не было.

— Вы можете назвать фамилии этих свидетелей? — спросили следователя Криворотова. Но он замялся:

— Нет. Не помню.

— Но в уголовном деле эти показания есть?

— Да. В деле такие показания должны быть.

 

А сенатора Эрика Бугулова интересовали и вопросы корпоративной этики: нужно ли ему «светиться» в протоколе выемки вещественных доказательств.

— Ну раз вы настаиваете, то запишите меня в протокол, — решил наконец сенатор. — Только не указывайте, что я член парламентской комиссии! Не называйте место моей работы! А то у нас может выйти ведомственный конфликт… Можно я подпишу протокол как простой гражданин?

Как только протокол подписали понятые (журналисты «Новой» и «Жизни Правобережья»), сенатор Бугулов пожал всем руки, гарантировал дальнейшее сотрудничество и ушел по делам.

 

Остальные расходиться не спешили. Они все пытались понять очевидные (по мнению прокуратуры) факты:

— С помощью винтовки с лазерным прицелом можно ТОЧЕЧНО уничтожать боевиков. Это понятно. Но непонятно, как можно точечно уничтожать огневые точки террористов из танков и огнеметов?


Да, особенно, когда боевик ведет огонь из места, которое не видимо со стороны снайперов.


— В данной ситуации было приемлемо использование такого оружия, — терпеливо объяснял Криворотов.

— Можно я объясню вам принцип действия «Шмелей»? — предложил непонятливым прокурор Прокопов. — Можно потушить спичку о бензин? Да. Хотя бензин — легковоспламеняющееся вещество. Но если вспышка, которую нам в данном случае дает спичка, слишком мала и скоротечна, то поджечь бензин нельзя. Точно так же с огнеметами «Шмель». В материалах дела есть допрос эксперта. Эксперт исследует тактико-технические характеристики огнемета «Шмель». Эксперт сказал, что принцип действия этого огнемета — не зажигательный. У «Шмеля» — термобарическое воздействие. Снаряд сгорает мгновенно и ничего не успевает поджечь, а после выстрела возникает вакуум. Но поджечь он ничего, например крышу, не может. Если бы из огнеметов стреляли по крыше спортзала, то крыша бы разлетелась, а спровоцировать пожар, по словам специалистов, огнеметы не могли. Крыша загорелась от взрывов в спортзале…

Во, у прокурора тоже вакуум. Блин, где они берут этих экспертов? Там что, эксперты одни на всех?

— То есть вы хотите сказать, что действие огнеметов можно сравнить с зажженной спичкой?

— По принципу действия — да, — подтвердил прокурор Прокопов. — Это самая элементарная физика.

— Но как объяснить, что в спортзале сгорела крыша, а пол не сгорел? — спросил Мурат Кабоев.

— Это надо поднимать экспертизы, — ответил руководитель следственной группы Криворотов.

— А кто ваши эксперты?

— Специалисты 58-й армии и эксперты НИИ ФСБ.

Напомним: из 58-й армии перебросили к школе танковый взвод. А спецназ ФСБ стрелял из огнеметов по школе.

Это Милашина поясняет: эксперты ангажированы и стремятся скрыть чудовищные преступления. А прокуратура им помогает.

Справка

РЕАКТИВНЫЙ ОГНЕМЕТ «ШМЕЛЬ» ОДНОРАЗОВОГО ПРИМЕНЕНИЯ:

Прицельная дальность — до 600 м; минимальная — 20 м; масса — 12 кг; длина — 920 мм; калибр — 93 мм.

Пороховой вышибной заряд выстреливает из герметичного ствола-контейнера капсулу с летучей, легковоспламеняющейся жидкостью. Стрельбу можно вести из помещения (объемом более 60 куб. м). При попадании в цель капсула разрушается, жидкость быстро испаряется, образуя в воздухе гремучую смесь, которую поджигает инициирующий заряд. Объемный взрыв этой маленькой вакуумной бомбы поражает живую силу в помещениях и укрытиях, а также легкобронированную технику термобарически (высокой температурой и ударной волной). Объемный взрыв капсулы РПО-А «по фугасному действию не уступает 122-миллиметровому гаубичному снаряду».

Видели уже справку, видели.
 

ВОЕННАЯ ГРАМОТА

В частях Министерства обороны реактивными пехотными огнеметами (РПО) «Шмель» вооружены химические подразделения. В РПО «Шмель» используются три вида снарядов: зажигательный — тот же напалм; дымовой, покрывающий дымовой завесой пространство более 3 км, и термобарический, создающий высокую температуру и давление, обеспечивающие вакуумный взрыв большой мощности. Литер «А» именно термобарического заряда «Шмеля». Тремя такими зарядами можно полностью разрушить пятиэтажное здание.

Да-да, опять цитата из статьи Фельгенгауэра и Измайлова. 3 км! Улыбка

Могу свидетельствовать, что химическая рота 205-й мотострелковой бригады, на вооружении которой были «Шмели», даже во время августовских событий 1996 года, когда боевики захватили Грозный, это смертоносное оружие не применяла, так как могли быть поражены находящиеся в боевом соприкосновении с бандитами военнослужащие федеральных войск.

Уж где-где, а в Чечне и Грозном Шмели применялись массово. Врет Измайлов. Он был замполитом и рассекал с телерепортерами по аулам где демонстрировал зверства российской военщины - в то время, когда его сослуживцы воевали. О его деятельности снята масса репортажей:
http://www.novayagazeta.ru/video/?&page=5
Кстати, Измайлов запамятовал, что 7-го октября подписался вот под этими словами: Во время штурма Грозного в январе 95-го подразделения российских химвойск, приданные штурмовым группам, широко и эффективно использовали реактивные огнеметы для подавления огневых точек и снайперов — выжигая здания.



Действия людей, применивших термобарические снаряды «Шмеля» при штурме здания школы, где находились более тысячи заложников, специалисты химических войск, к которым я обратился за консультацией, назвали абсурдными, если не сказать преступными.

Вот только автор забыл привести доказательства, что Шмели применялись по тем местам, где были заложники. Да кому они нужны - доказательства? Главное - эмоций погуще.
Заметье: уже апрель, а огнеметы до сих пор не являются причиной первых взрывов.

 

Вячеслав ИЗМАЙЛОВ, военный обозреватель «Новой»

Ольга БОБРОВА, Елена МИЛАШИНА, наши спецкоры, Беслан

07.04.2005
« Последнее редактирование: 04 Апреля 2010, 01:34:08 от Leon » Сообщить модератору   Записан
Leon
Глобальный модератор
**
Offline

Сообщений: 6,346



« Ответ #15 : 04 Апреля 2010, 00:01:31 »

14 апреля. Начинается атака на Проничева и Анисимова.


КТО И КАК ПРИНИМАЛ РЕШЕНИЯ В БЕСЛАНЕ
Генералы ФСБ постарались скрыться



Президент Дзасохов и генерал Андреев были опрошены по уголовному делу № 20/ 849 (основное дело по теракту в Беслане. — Е.М.) в качестве свидетелей. Андреев давал показания 29 сентября, Дзасохов — 14 октября, причем Александр Сергеевич ответил на вопросы следователей (на допросе присутствовал замгенпрокурора по ЮФО Николай Шепель) письменно. Каждый из этих протоколов сам по себе, казалось бы, не содержит в себе ничего такого, что противоречило бы официальной версии событий. Но вот что интересно: при сопоставлении показаний Андреева и Дзасохова вдруг всплывают обстоятельства, позволяющие сделать несколько далеко идущих выводов.

Заметьте: допросы были в сентябре и октябре, а на дворе - апрель. Этим материалом Новая Газета начинает череду сливов материалов следствия. Уже создан комитет "Матери Беслана" и Литвинович  удалось вербануть Эллу Кесаеву - все документы сливала она. Давайте посмотрим, что за выводы и каков механизм получения этих выводов (логика). Протоколы допросов опубликованы в том же номере:
http://www.novayagazeta.ru/data/2005/27/01.html
http://www.novayagazeta.ru/data/2005/27/02.html
Получены эти документы не законно, но какое дело либералам до каких-то идиотских законов? Это "власть" должна подчиняться законам. А либералам законы не писаны.


Вопрос первый: кто реально руководил антитеррористическими действиями с 1 по 3 сентября?

Из показаний допрошенных следует, что 2 сентября распоряжением премьер-министра Фрадкова генерал Андреев был назначен руководителем оперативного штаба.

Причем президенту Дзасохову об этом стало известно в 12 часов дня второго сентября (ему об этом сказал заместитель директора ФСБ Проничев). Генерал Андреев о своем назначении узнал лишь три часа спустя — в 14.45, причем Андреев не говорит, кто ему об этом сообщил. Крайне странно выглядит тот факт, что ни разу в своем допросе руководитель Североосетинского управления ФСБ не упоминает ни об одном из заместителей директора ФСБ РФ — Проничеве и Анисимове. А ведь они находились в Беслане с 1 сентября.

Они официально не входили в оперативный штаб. Андреев говорит о тех, кто входил в ОШ официально.

Зато президент Дзасохов свидетельствует о том, что все важные решения 1—3 сентября принимались непосредственно под контролем Проничева и Анисимова или исходили от них. При этом Дзасохов совершенно не упоминает официального руководителя оперативного штаба генерала Андреева.

Тут начинается вранье. Дзасохов такого не говорил. Он упоминал Проничева и Анисимова, говоря, что он, Дзасохов, поддерживал с ними контакт. Еще упоминал о том, что они общались с Аушевым. Милашина вообще себя не сдерживает. В этом же номере опубликован допрос, а она не стесняясь несет вот такое. Впрочем, учитывая аудиторию НГ...  Смеющийся

Что интересно! В протоколе допроса генерал Андреев перечисляет всех членов оперативного штаба. Обратите внимание, что в большинстве своем представлены североосетинские чиновники и региональные силовики. Ни Проничев, ни Анисимов, ни сотрудники администрации президента РФ, находившиеся в Беслане и реально контролировавшие ситуацию, в официальный список не попали.

Да потому что они не были членами ОШ. О том, что они реально контролировали - домыслы Милашиной.

Так в отношении кого же проводится ситуационная экспертиза, которой предстоит выявить причинно-следственную связь между действиями (бездействием) оперативного штаба и гибелью 330 заложников?

Между тем очевидцы (президент А. Дзасохов, вице-спикер парламента Северной Осетии

С. Кесаев, депутаты Госдумы из фракции «Родина» и др.) рассказывают о том, что 1 сентября в Беслан прилетела группа высокопоставленных сотрудников ФСБ РФ. Они привезли с собой аппаратуру и оборудовали свой собственный штаб в здании районной администрации на третьем этаже. Выставили охрану, которая на протяжении трех дней пропускала в это крыло ограниченное количество людей. (Например, президент Дзасохов имел доступ, а министр образования Республики Осетия А. Левитская, такой же член штаба, доступа на третий этаж не имела. Причем, утверждает Александр Дзасохов, как только он входил к фээсбэшникам, все разговоры немедленно прерывались).

Работники районной больницы могут засвидетельствовать, что неизвестные сотрудники ФСБ РФ (понятно только, что были они из Москвы) проводили инструктаж для местных врачей. В частности, еще первого сентября они приказали в случае штурма всем освобожденным заложникам вкалывать вместе с обезболивающим уколом антидот фентанила (противоядие против газа, который использовался при штурме Дворца культуры на Дубровке. — Е.М.). Врачи районной больницы выполнили указания московских инструкторов и кололи всем освобожденным заложникам антидот фентанила. На всякий случай, а также потому, что других указаний (отменяющих предыдущий приказ) не было.

Как обычно - ни одной фамилии свидетелей. Проверить про антидот - невозможно. Впрочем, у меня есть ходы на врачей из мобильного госпиталя МЧС. При случае - спрошу у них.

Есть свидетели, которые утверждают, что пресс-секретарь президента Северной Осетии Лев Дзугаев озвучивал только ту информацию, которую отфильтровывали сотрудники администрации президента РФ, находившиеся в Беслане с 1 сентября. Цифра «354 заложника» санкционирована московскими гостями, несмотря на то что точное количество заложников было известно ВСЕМ членам штаба (а также администрации президента РФ, что подтвердил советник президента А. Аслаханов) уже через несколько часов после захвата школы.

Забыла назвать фамилию "свидетеля". Про 354, если кто еще не читал:
http://www.reyndar.org/beslan/forum/index.php/topic,264.0.html


 Наконец, есть свидетели, которые могут подтвердить следователям прокуратуры следующий факт: буквально через несколько часов после начала штурма группа сотрудников ФСБ быстро упаковала аппаратуру и покинула здание администрации в неизвестном направлении.

Трусливо сбежали, не иначе. Не понятно, что это доказывает и о чем говорит.

Несмотря на показания генерала Андреева, который всю ответственность берет на себя, возникает один из главных вопросов бесланской трагедии: кто в действительности контролировал ситуацию 1—3 сентября?

Какова истинная роль сотрудников аппарата Патрушева и администрации президента РФ в трагическом развитии событий 3 сентября?

Да советниками они были - Андрееву была нужна помощь. По закону о терроризме командовать ОШ должен был Андреев.
3. Оперативный штаб по управлению контртеррористическими операциями в субъекте (регионе) Российской Федерации возглавляет руководитель территориального органа (подразделения) того ведомства, компетенция которого будет преобладающей в проведении конкретной контртеррористической операции. В случае изменения характера террористической акции руководитель контртеррористической операции может быть заменен в соответствии с решением председателя соответствующей межведомственной антитеррористической комиссии.
http://zakon.kuban.ru/private4/2001/130r3.shtml
 


Почему с самого начала расследования федералы выводятся из-под возможной ответственности?

Главное - привлечь к ответственности федералов! Правильно, Лена, минируй мозг людям!

Тот факт, что 1—3 сентября в Беслане были созданы два штаба (формальный, на который спишут всю ответственность, и теневой, принимающий реальные решения), очень важен для понимания, почему ситуация с захватом школы закончилась спровоцированным (по официальной версии — спонтанным) штурмом.

Совершенно не понятно, с какого перепугу Милашина решила, что был какой-то теневой штаб?
Штабов по закону может быть столько, сколько надо для решения задач.

2. В субъектах Российской Федерации и регионах Российской Федерации могут создаваться оперативные штабы, количество и состав которых зависят от специфики местных условий и характера возможных террористических акций на территориях субъектов (регионов) Российской Федерации.


В допросе президента Дзасохова есть ценные свидетельства, которые позволяют реконструировать события, предшествовавшие двум первым взрывам (в 13.03 и 13.05 третьего сентября).

Очевидно, что во время допроса президенту Дзасохову был задан вопрос о возможности привлечения к переговорам с террористами Аслана Масхадова (см. два последних абзаца протокола допроса). Дзасохов признает не только важность такой инициативы, но и впервые четко свидетельствует, что такие контакты были неоднократно установлены с представителем Масхадова — г-ном Закаевым. Первый разговор с Закаевым произошел 2 сентября по инициативе Руслана Аушева, последний — утром третьего сентября. Никаких подробностей этого разговора президент Дзасохов в протоколе не приводит.

Тем не менее переговорами с Закаевым (а через него с Масхадовым) заинтересовалась североосетинская парламентская комиссия. Председатель комиссии Станислав Кесаев прямо говорит о том, что Масхадов мог оказать реальную помощь в освобождении заложников из бесланской школы. И также прямо говорит о тех, кому успешное участие Масхадова в переговорах с террористами было невыгодно.


Здесь мы видим рождение мифа о скором приезде Масхадова. Разбор мифа тут:
http://www.reyndar.org/beslan/forum/index.php/topic,82.0.html


 
И здесь важно понимание еще одного факта: штабы были сформированы не только по признаку реальной власти, но и делились на региональный и федеральный. И отношение к участию Масхадова в переговорах у этих двух штабов могло быть совершенно разное.

Видели? Свои домыслы Милашина уже выдает за факт! ...важно понимание еще одного факта...

В отличие от непримиримой позиции Кремля у президента Северной Осетии всегда были неплохие отношения с Асланом Масхадовым. (Во-первых, Северная Осетия никогда не поддерживала чеченский конфликт и сочувственно относилась к чеченцам;

Ага. Они прямо исполнены сочувствием к чеченцам после серии терактов. Беслан ведь - не первый теракт в Осетии. Эх, Елена. 

во-вторых, Аслан Масхадов имел личные обязательства перед президентом Алании: несколько лет назад семья Масхадова проживала в резиденции Дзасохова перед переправкой в Турцию.)

Поэтому, когда Дзасохов пишет в протоколе допроса о том, что он «решительно… потребовал что-то сделать для разрешения ситуации с заложниками», он имеет на это все основания.

Да-да. По старой дружбе потребовал, а не потому, что в школе чеченские шакалы удерживали детей. Поток сознания какой-то


Несмотря на то что Дзасохов ничего не рассказал следователям прокуратуры, чем закончились контакты с Закаевым—Масхадовым, североосетинской комиссии удалось этот вопрос прояснить. Собственно говоря, выяснить это мог любой, кто уполномочен расследовать трагические события в Беслане (от следователей Генпрокуратуры до членов федеральной парламентской комиссии). Нужно было просто позвонить Ахмеду Закаеву.

Это, я считаю, гениальный трюк! Давайте позвоним главному пропагандисту Масхадова, пусть он нам расскажет всю правду по телефону. Звонили бы сразу Басаеву, чего уж там.

Закаев рассказал, что, после того как с ним связались Аушев и Дзасохов, он через третьи лица вышел на Масхадова и объяснил ситуацию. Масхадов дал принципиальное согласие участвовать в переговорах. Личных гарантий безопасности он, по словам Закаева, не требовал. Масхадов попросил гарантировать ему беспрепятственный коридор до первой школы. Утром третьего сентября Закаев связался с Дзасоховым, в свою очередь, Александр Сергеевич попросил два часа, чтобы организовать коридор. Сразу после этого Дзасохов выступил во Дворце культуры перед жителями Беслана, где заявил, что «в переговорном процессе появились новые люди», они должны скоро прибыть в Беслан, переговоры с террористами будут продолжены, штурма не будет.

Прямо во время взрывов в аэропорту Беслана приземлился Аслаханов. Не приходило в голову, что Дзасохов говорил об Аслаханове? Потому что никакой Масхадов не появлялся и на связь не выходил.

Ровно через час после выступления Дзасохова произошли два первых взрыва, природа которых до сих пор остается загадкой и для Дзасохова, и для Андреева, и для Торшина, и для Аушева, и для североосетинской комиссии. Именно эти взрывы, спровоцировавшие штурм школы, — самая большая загадка бесланской трагедии.

Вооот. Это вот - поворотная точка. Теперь Шмели будут пристегивать к первым взрывам. Дело в том, что в Беслане уже орудует Савельев.

Вероятность участия Аслана Масхадова в бесланских событиях месяц назад прокомментировал замгенпрокурора по ЮФО Николай Шепель. В интервью Аssociated Press Шепель признал, что лидер боевиков Полковник (Хучбаров. — Е.М.) в телефонных разговорах с властями называл фамилию Масхадова. «Они говорили о том, что переговоры об освобождении заложников или любые другие переговоры можно вести только с Масхадовым…».

Обратите внимание, что всегда, когда речь заходит о прокуратуре или членах комиссии, употребляется термин "признал". Как вину признают. Формируется образ вины федералов. Типичный манипулятивный прием. Кстати, интервью я так и не нашел. Кто найдет - киньте ссылку. Интересуют формулировки.

 

P.S. «Новая» продолжит свое расследование обстоятельств бесланской трагедии.

Елена МИЛАШИНА

14.04.2005

Итак, с обвинений военных в стрельбе по школе, переходят к обвинениям высокопоставленных чиновников. Это они к Путину подбираются. Потому что Марина Литвинович и Каспаров - уже в теме. В тему они вошли в феврале, когда Литвинович прилетала в Беслан и взяла в оборот комитет "Матери Беслана". Уже проведены "бесланские" митинги с плакатами "Хватит Путина!" Встал вопрос о первых взрывах.
Сообщить модератору   Записан
Leon
Глобальный модератор
**
Offline

Сообщений: 6,346



« Ответ #16 : 04 Апреля 2010, 00:37:22 »

Далее опять перерыв. Материал от 16-го июня. Только что ушел Дзасохов и назначен Мамсуров. Милашина берет у него интервью Интервью большое, я оставлю только то, что касается Беслана.

http://www.novayagazeta.ru/data/2005/42/00.html

Таймураз МАМСУРОВ: ОСТАЮТСЯ ВОПРОСЫ, НА КОТОРЫЕ БУДУ ИСКАТЬ ОТВЕТЫ САМ, ЕСЛИ ЭТОГО НЕ СДЕЛАЮТ ФЕДЕРАЛЫ

После единогласного утверждения парламентом на должность главы Северной Осетии Таймураз Мамсуров, выполняя свое обещание, дал эксклюзивное интервью «Новой газете»


— Таймураз Дзамбекович! Впечатление от вашего единогласного назначения очень сильно подпортила акция протеста комитета «Матери Беслана», вылившаяся в двухдневную голодовку на площади Свободы. Лично меня удивило, что вы даже не попытались найти общий язык с этими женщинами. Это так сложно?

— Нет, это не сложно. Это мои землячки, мои соседки. Я их всех знаю, я со всеми общался в Беслане. Но в данном случае просто не было физической возможности.

— Вы не могли выйти из Дома правительства и пройти сто метров?

— Во-первых, еще когда они перекрывали федеральную трассу, потом устроили эту акцию, было много желающих, как у нас говорят, наехать на них, пристыдить. Их же мало кто поддерживает по большому счету. Но еще когда я был в прежней должности, я выступил в газете и попросил всех прощать им все, что они говорят, даже если это будут личные оскорбления меня. Потому что в их состоянии требовать от них разумного поведения просто нельзя.

Так и есть - их мало кто поддерживает. А уж тем более - "Голос Беслана"

— То есть вы полагаете, что поведение этих женщин неадекватно?

— У меня дочка была фактически на том свете. Молодцы хирурги детской клинической больницы на Ленинском проспекте. Когда они закончили семь операций, тогда мне сказали: «Таймураз! Молись Богу, потому что она была на том свете». Вот я после этого нормальным человеком могу быть? А те, которые похоронили своих детей? Как с ними общаться? Как с нормальными логично и последовательно мыслящими людьми? Не дай бог испытать это на себе и потом требовать выдержки от этого человека…

— Когда Кремль выдвигал вашу кандидатуру, одним из самых сильных был аргумент: ваша семья пострадала от теракта, вы найдете взаимопонимание с этими людьми, которые теперь стали маленькой, но очень заметной оппозицией власти. В том числе и федеральной. А вы проявили такую же черствость, как экс-президент Дзасохов, который так и не попросил прощения у жителей республики за Беслан.

Они не стали оппозицией. Милашина лукавит. Из них вылепили оппозицию стараниями Литвинович и Милашиной

— Я не раз приезжал к ним, мы общались в Беслане…

— Да, но это было до того, как вас назначили главой республики!

— Главой я стал совсем-совсем недавно. У меня никого нет: ни правительства, ни того, кому дать поручение. Единственное, что я по старой памяти попросил заместителя Владимира Ходова (глава администрации Правобережного района. — Е.М.) Руслана Даурова: «Руслан, женщины одни в чужом городе. По-осетински женщин в такой ситуации нельзя одних оставлять. А если их кто-то оскорбит? Прошу тебя: будь рядом и пусть они свою акцию доведут до конца, потому что у нас считается неприличным, если у нас женщина в чужом городе среди чужих людей и без мужского внимания».

— Таймураз Дзамбекович! Но не означает ли ваше поведение, что вы продолжите политику предыдущей власти? Что в республике будет такая же жесткая цензура на Беслан и акции протеста? Что оппозицию будут преследовать? Означает ли это, что вы не будете требовать от республиканской власти РЕАЛЬНОГО расследования обстоятельств теракта?

Каким образом республиканская власть будет что-то расследовать, если следствие ведет Генпрокуратура?

— Насчет цензуры. Вы смотрели вчера телевизор и нашу главную газету? Вроде все как у нас раньше было: восторги, восхищения. Вот пришел человек — ура-ура! Но тут же в середину вставили жесткую характеристику, которую мне дал оппозиционер Алихан Хугаев, что хуже, чем Мамсуров, никого не может быть. Это написала наша газета. Вчера по местному телевидению показали ряд откликов с улицы, но тут же дали Эллу Кисаеву, одну из матерей, которая сказала, что мы не простим Путину назначения Мамсурова.  Цензуры не будет. Во-первых, мой возраст: мне всего пятьдесят и я надеюсь пожить еще в двадцать первом веке лет двадцать—двадцать пять. И я хочу жить в двадцать первом веке, а не в древних временах.

— А что касается обстоятельств бесланского теракта. Вы будете требовать настоящего расследования?

— Я и сейчас этого требую. Здесь меня в первую очередь надо воспринимать как отца раненых детей, хотя это может быть не очень удобно для вышестоящих властей. У меня был по крайней мере шанс вывести своих детей, но там были дети моих друзей, земляков, соседей. Я не мог этого сделать, поэтому у меня как у мужчины, а не как главы региона остаются вопросы, на которые я сам буду искать ответы, если этого не сделают федералы.

Я до сих пор не понимаю, откуда цифра 32 боевика, если 31 убит, один живой. Как тогда вышла и была распространена кассета со съемками Аушева? Я до сих пор не понимаю, почему произошли первые взрывы. Почему они произошли? Мне на это никто не дает ответа. То есть расследование идет, я воспитанный человек и понимаю, что пока не имею права вмешиваться в это дело. Но вопросы у меня есть, и я буду сам искать на них ответы, если мне не ответят правдиво.

— Таймураз Дзамбекович! Мне известно, что сейчас готовится отчет североосетинской парламентской комиссии. Эта комиссия делает акцент на том, что именно федеральная власть сорвала переговоры с террористами, не позволила привлечь Аслана Масхадова к переговорам и что первые два взрыва, спровоцировавшие войсковую операцию по уничтожению террористов, были вовсе не случайны и произошли не по вине террористов. Вы будете способствовать огласке этого отчета или замнете его?

Интересно работает североосетинская комиссия - до доклада еще полгода, а журналистка Милашина уже озвучивает выводы. Отметим про первые взрывы.

— Конечно, буду способствовать! Это же парламентская комиссия! Все вопросы, сомнения и выводы нашей комиссии будут озвучены самым широким образом.

— Насколько реально было привлечение Масхадова к этим переговорам? Я знаю, что Дзасохов вел такие переговоры…

— Дзасохов вел переговоры через Закаева. Я сам у чекистов попросил и настаивал: «Неужели у вас по своим каналам нет выхода на Масхадова?». Мне дали телефон какого-то офиса Масхадова, который находится в Баку. Я позвонил, трубку поднял парень, по-моему, его звали Али. Я ему говорю: «Вы знаете, что здесь творится? И террористы действуют от имени Масхадова. Найдите его! Когда ему было тяжело, мы ему помогали. Я ему когда-то даже Коран подарил и, если он сейчас жив, то, может, его эта святая книга бережет. Как он может спокойно сидеть, здесь же дети?». И он мне ответил: «Телефон, по которому ты звонишь, всегда с тобой?». Я говорю: «Да!». «Я его найду, — сказал он мне. — Хотя там, где он находится, сейчас глубокая ночь». Это было где-то в обед. И я ничего так еще в руках не держал, что дороже этого телефона! И никто мне не позвонил. И, когда опять начал туда звонить, мне никто уже не отвечал. А что там получилось у Дзасохова с Закаевым, я не знаю.

— Таймураз Дзамбекович! Есть показания одной заложницы — Ларисы Мамитовой. Она утверждает, что террористы принудили ваших детей связаться с вами и потребовали, чтобы на связь вышел президент Дзасохов. Но вы сказали, что его рядом нет и вы не можете с ним связаться. Вы не знали мобильного телефона президента?

— Я читал интервью Ларисы Мамитовой. Был такой эпизод. Я нашел ее телефон, и она даже заплакала, когда говорила мне, что журналисты все не так поняли. И через час она мне позвонила и сказала, что нашла корреспондентку и та ей пообещала, что в следующем номере опубликует опровержение. Потому что все не так, все — вранье. Они заставили сына мне позвонить, я бегал и искал воду в тот момент. Я подготовил большую партию воды в школу и умолял Аушева второй раз пойти в школу.

— И что он сказал?

— Он сказал: «Через полчаса появится в Беслане Аслаханов, и тогда мы трое: Аслаханов, Гуцериев и я (Аушев. — Е.М.) — идем опять в школу». Я говорю: «Руслан! Воду! Ну пусть хотя бы воду возьмут!». И в этот момент меня зовут в приемную главы администрации района. Я зашел, взял трубку, а там мой сын. Я говорю: «Зелим, ты что?». А он: «Папа! Не надо штурма, нас всех убьют, если будет штурм!». Я ему говорю: «Зелим, ты мужчина. У тебя там сестра и наши соседи все. Ты держись. Если будет штурм, я сам лично приду, и пусть меня вместе с вами убивают». И дальше Мамитова мне сама рассказала. Она взяла у сына телефон, а я думал, что говорю с ним. И она мне говорит: нужно, чтобы мы с Дзасоховым связались. Клянусь! Его рядом не было. Он выехал в город переодеться или что-то еще. Это же внезапный разговор, я только говорил с сыном… Может, я последний раз с ним в жизни говорил, я об этом тоже тогда думал. И в этом состоянии я говорю: вот запишите телефон приемной Дзасохова и наберите его, он сейчас в дороге, уехал на час-два. И она записала телефон, а потом оказалось, что там, в школе, нет выхода через восьмерку. Вот так все было.

— Таймураз Дзамбекович! Как вы, отец двух захваченных в заложники детей, отреагировали на применение против 32 террористов (официальная цифра) и ТЫСЯЧИ ДВУХСОТ заложников огнеметов, танков и другого тяжелого вооружения? Есть свидетели, которые говорят, что даже вертолеты делали боевой заход на поражение цели и только в последний момент кто-то дал отбой. Вы считаете, это нормально?

Хахаха!  Смеющийся Вы помните статью от 7-го октября? Там вертолеты не то, что боевой заход делали, а вообще зависали на уровне второго этажа и расстреливали окна из пулеметов. А теперь оказывается, что не было такого. А где же опровержение, Елена?

— Вот это вопросы, на которые я хочу получить ответы. Если так развивались события, как вы говорите и как мы подозреваем, то за это должны быть сняты все первые лица силовых структур. Я первый через два дня после теракта собрал парламент и заявил, что никогда не прощу первым лицам силовых структур нашей страны, что они бросили нас без внимания! Где вы видели, чтобы председатель парламента Мамсуров воевал с террористами? Я законы должен писать. Но я бесланский, я знал лучше всех, где входы и выходы. Моя задача была показать альфовцам и вымпеловцам, где и откуда будут уходить, какой переулок закрыть, где есть маленькое русло реки, через которое могут проехать. Я организовал среди местных жителей прочесывание территории города, чтобы всех чужих задержать. Но я это делал как отец и как местный житель. А если все действительно вот так было, если комиссия это подтвердит, то моментально и безжалостно нужно таких военачальников под суд отдать.

— По нашим сведениям, у местной республиканской власти, даже несмотря на то, что руководителем штаба назначили Андреева, не было никакой возможности принимать самостоятельные решения. Всем руководили заместители Патрушева — Проничев, Анисимов и др. Я знаю, что Дзасохов порывался пойти в школу, но бывший заместитель министра МВД РФ по ЮФО Михаил Паньков запретил ему это делать, угрожая приказом об аресте. Это так?

— Это было при мне. Это слышал Рогозин, там был отец Феофан. Вызвали зама Нургалиева в кабинет. Он зашел туда, сказав, что ему откуда-то «очень сверху» звонят. Через пять минут он вышел и сказал: «Александр Сергеевич! У меня есть приказ арестовать вас, если вы пойдете в школу».

Но, по-моему, террористы все равно требовали всех четверых: Рошаля, Дзасохова, Аслаханова и Зязикова.

— Как вы оцениваете поведение Зязикова? Только честно.

— Я честно говорю: я бы на его месте прибыл и был с нами. Возможно, ему Путин тоже бы запретил идти в школу, но он должен был приехать туда.

— А орден Мужества, который Зязиков получил после Беслана?

— Ну… Это пусть тот, кто награждает, принимает решения…

Они говорят: вот когда убивали наших сотрудников правоохранительных органов, осетины тоже нам не помогли.

— Есть все-таки большая разница… Там — вооруженные милиционеры, тут — беззащитные дети.

— Совершенно верно. Когда мне говорят, что Ингушетия также пострадала, я отвечаю: там милиция не смогла себя защитить, а что могли наши дети?
....

— Как вы собираетесь общаться с комитетом «Матери Беслана» после голодовки?

— Сейчас назначу правительство и приеду со всеми в Беслан. Посажу, и пусть жители задают все вопросы, которые интересуют. Мне всех жителей Беслана настолько жалко! Я скажу, что мужчине должно быть стыдно говорить, но первые четыре месяца я вставал и утром заходил в душ, открывал воду и рыдал. Выплачешься и идешь на работу, чтобы ни на кого не сорваться. Как я могу их упрекать и критиковать! Есть эффект такой — многие матери никогда не признаются, но не могут смириться, что у кого-то хоть израненные, хоть на костылях, но остались в живых дети. А они своих похоронили. Моей девчонке еще предстоит девятая операция на голове. У нее три осколка, здесь такую операцию не могут сделать! Это будет в другой стране.

— А ваш сын пойдет в школу в Беслане?

— А он ходит в школу. В шестую. Вообще там сначала такая каша была. Мне сказали: ладно дочка, сильно пострадал сын. У него было пулевое и разрыв сустава ноги полностью. А девочка полностью измолочена: перебит позвоночник, пулевое в легкое, разбита челюсть, три осколка в голове… Когда такое пережил, уже не до рейтингов и не до политики… Вот тут Каспаров заявил о моей низкой поддержке. Я раньше думал, что мы с Каспаровым не знакомы, я только думал, что мы с ним в один день родились — 13 апреля, и еще хотел Фишеру морду набить за то, что он о Каспарове и Карпове сказал. Но теперь не знаю, за что он меня так не любит. Все равно будем работать. Наше поколение должно отпахать. Но мы — бесланские мужчины, у нас нет иного смысла жизни — только бы наши дети выросли и не боялись. А мы всегда будем бояться и трястись за них.

Елена МИЛАШИНА, наш спец. корр., Беслан, 10 июня 2005 г.

Появляется фамилия Каспарова. Помните выше заявление Кесаевой? Это - одно и то же. Кесаева=Литвинович=Каспаров. Комитетские уже взяты в оборот.

16.06.2005
Сообщить модератору   Записан
Leon
Глобальный модератор
**
Offline

Сообщений: 6,346



« Ответ #17 : 04 Апреля 2010, 04:16:31 »

18 июля. Феерическая статья Милашиной про Шмели. Ее потом будут цитировать на каждом углу.

ПОЛЕТЫ «ШМЕЛЕЙ»
Кто и как использовал огнеметы в Беслане при освобождении заложников?


Пока «Новая газета» не передала найденные огнеметы в парламентскую комиссию по расследованию теракта, прокуратура уверяла, что огнеметов не было. Затем признала — были, но заявила — школа сгорела не из-за них. Нас хотят убедить, что огнеметы уничтожают только террористов, а не заложников.

В сознание обывателя усиленно вдалбливается: прокуратура (власти) скрывает!

Во вторник, 12 июля, на брифинге во Владикавказе замгенпрокурора по ЮФО Николай Шепель однозначно заявил: во время штурма бесланской школы военные 58-й армии и спецназ ФСБ использовали танки и огнеметы «Шмель». Некоторые СМИ посчитали это заявление сенсацией, а некоторые, в том числе самые авторитетные (газеты «Коммерсант», «Московский комсомолец», радиостанция «Маяк», телекомпания НТВ и др.), истолковали слова Шепеля с точностью до наоборот. В их версиях, заместитель генпрокурора якобы сообщил о том, что огнеметы не применялись.

Что интересно, в последующие дни в вышеуказанных СМИ не появилось никаких опровержений и уточнений столь неточного цитирования прокурора о применении нашими военными оружия неизбирательного характера...

Тээкс. Коммерсант действительно написал подобное. Журналисты - они как дети малые, нормальных слов не понимают.
http://www.kommersant.ru/doc.aspx?docsid=590576
Однако, на счет опровержения Милашина соврамши. За два дня до выхода данной статьи Коммерсант с жаром опроверг собственные выдумки:
http://www.kommersant.ru/doc.aspx?docsid=591358

На "Маяке" архива нет, проверить не могу. В МК - тоже сделано через одно место, материал найти невозможно.

НТВ говорило не то: Однако заместитель генпрокурора Николай Шепель сегодня озвучил итоги специальной экспертизы, которую проводили чтобы выяснить: могло ли здание школы загореться от выстрелов огнеметов.

Николай Шепель, заместитель генерального прокурора РФ: «Нами назначена и проведена экспертиза в военной Академии радиационной, химической и биологической защиты, которая четко сказала, что РПОА не является оружием зажигательного действия. И все разговоры о том, что применялось запрещенное международными договорами и конвенциями оружие, они сами по себе отпадают».

http://www.ntv.ru/novosti/69276/

Видео с выступлением Шепеля:
http://www.newstube.ru/Media.aspx?mediaid=fe42fc8c-5550-4e16-bb39-0eb13a8fca4e
Сохранить не получается.




 (именно так классифицирует огнеметы третий протокол Конвенции о запрещении или ограничении применения отдельных видов оружия, не оставляющего шансов выжить или имеющего неизбирательное действие, от 10 октября 1980 года и соответственно запрещает государству, ратифицировавшему этот протокол, использование огнеметов против воюющих и гражданского населения).

Вот, Милашина начинает рассказывать про неизбирательность. На самом деле конвенция называется так: "Конвенция о запрещении или ограничении применения конкретных видов обычного оружия, которые могут считаться наносящими чрезмерный вред или имеющими неизбирательное действие"
Ни про какое "не оставляющее шансов выжить" тут нет - это страшилка Милашиной.

Всего в конвенции три протокола.

Первый относится к осколкам, не обнаруживаемым в теле человека с помощью рентгена.
Второй - к минам и минам-ловушкам, которые могут применяться неизбирательно. Термин "неизбирательное" в данной конвенции относится только ко второму протоколу.
Третий протокол - про зажигательное оружие. Термин "неизбирательное" в нем не встречается.
Другими словами, Милашина валит всё в кучу - и теплое и мягкое. Чтобы страшнее звучало.
Документ на сайте ООН:
http://www.un.org/russian/documen/convents/conweapons.pdf




Несмотря на косноязычие Шепеля, все-таки основной смысл заявления был предельно ясен. Вот точная цитата: «Я хочу сказать, что нами назначена и проведена экспертиза Военной академии радиационной, химической и биологической защиты, которая четко сказала, что РПО-А не является оружием зажигательного действия. И все разговоры о том, что применялось запрещенное… международными договорами и конвенциями оружие, она сама по себе отметает. Кроме того, для верности в ходе экспертного исследования был произведен выстрел по сухому зданию (деревянному), которое было полностью разрушено. Вот фотография. Но (здание. — Е.М.) не загорелось. А не загорелось, потому что эксперты говорят, что для того, чтобы получить ожоги или воспламенился тот или иной предмет, необходимо действие огня от 3 до 5 секунд. «Шмель» — и вот взрыв, и вот это, значит, огненное кольцо диаметром 6—7 метров, оно движется всего от 0,3 до 0,5 секунд. То есть в десять раз время сокращено…».

На прямой вопрос журналиста о том, применялись все-таки огнеметы или нет, Шепель отвечает:

«Безусловно. Мы и не отрицали, что огнеметы применялись. С самого начала. Более того, точнее, не огнеметы называются РПО-А, так называемые «Шмели». Здесь вот, если надо будет, я вам скажу заключение экспертов. Я еще раз говорю, что не обладает зажигательными действиями. Термобарического действия. То есть выжигается кислород, и происходит как бы вакуум, разрушается, а человек погибает. А применялся только РПО-А».

На вопрос, применялись ли танки:

«Мы об этом также говорили. Никто не отрицает, что применялись танки. И нам дают об этом показания свидетели. И в том числе командование 58-й армии. Танки применялись для того, чтобы выбить боевиков, которые забаррикадировались. Поскольку, вы знаете, погибло много спецназовцев, и нельзя их было взять. И танки применялись, когда уже заложники в школе не находились».

Заметим, что Николай Шепель в этом коротком интервью сообщил неточные, можно сказать, лукавые сведения. Расследование об использовании в Беслане тяжелого вооружения «неизбирательного характера» (то есть не точечного, а массового поражения) «Новая» ведет с сентября прошлого года.

Милашина закрепляет в сознании обывателя придуманное ей определение термина "неизбирательное". Как я показал выше - это ложь.

 Поэтому ответственно можем заявить: если бы не усилия Североосетинской парламентской комиссии и самих жителей Беслана, обнаруживших тубы от использованных огнеметов, собравших показания свидетелей и в буквальном смысле слова заставивших следствие и комиссию, возглавляемую сенатором Торшиным, приобщить к основному уголовному делу найденные вещдоки (тубы, гильзы от танковых снарядов и т.д.), версия Генпрокуратуры по поводу огнеметов была бы сейчас такая: «В ходе осмотра места происшествия (школы. — Е.М.) изъято следующее оружие террористов: 20 автоматов и 5 пулеметов Калашникова, 2 ручных противотанковых гранатомета, 5 ручных огнеметов «Шмель»…» (автор высказывания — все тот же Николай Шепель; интервью газете «Известия», ноябрь прошлого года. — Е.М.).

Давайте ка напомним Милашиной ее собственные слова о том, что для приобщения к делу их "вещдоков" никаких титанических усилий не требовалось. Надо было пойти и отдать следователям, невзирая на выдуманную Милашиной "опасность для жизни".
Блин, меня уже колбасит от этого бреда.


Предположение о том, что огнеметы применяли боевики, а вовсе не наш спецназ ФСБ, выдвинул в марте этого года и руководитель федеральной парламентской комиссии Александр Торшин в интервью «Новой». Уже после того, как тубы от огнеметов нашли жители Беслана и попросили Торшина публично передать их прокуратуре. И только на следственном действии выемки вещдоков, которая состоялась в апреле этого года в присутствии журналистов и инициативной группы жителей Беслана, следователи Генпрокуратуры наконец однозначно сказали, что огнеметы были на вооружении спецназа ЦСН ФСБ, который и использовал это оружие во время так называемого штурма бесланской школы.

Ну да, вот без них бы - ни за что не разобрались бы.

И в апреле, и сейчас прокуроры утверждают, что стрельба из огнеметов по гражданскому населению не запрещена международными конвенциями.

Видали? Стрельба по гражданскому населению! Просто выдается за факт, не требующий доказательств. Вот так делается пропаганда, учитесь.

Видимо, они не читали Женевских конвенций от 12 августа 1949 года о защите жертв войны и все четыре протокола к Конвенции 1980 года, которые Россия ратифицировала (четвертый протокол, кстати, Госдума ратифицировала, а Путин подписал совсем недавно).

Во. Уже про жертв войны. Что, в Беслане кто-то кому-то войну объявил? Всё в кучу - навалить побольше, чтобы обывателю не продраться было сквозь эти завалы сознания.

Между прочим, в Женевских конвенциях дано четкое определение гражданских лиц и гражданского населения (ст. 50), а в ст. 51 (Защита гражданского населения) в части 5, пункте b написано: «Запрещается нападение неизбирательного характера, которое, как можно ожидать, попутно повлечет за собой потери жизни среди гражданского населения, ранения гражданских лиц и ущерб гражданским объектам (к таковым относятся и школы; ст. 52, часть 3 Женевской конвенции. — Е.М.) или то и другое вместе, которые были бы ЧРЕЗМЕРНЫ по отношению к конкретному и непосредственному военному преимуществу, которое предполагается таким образом получить».

И опять Милашина ставит всё с ног на голову. Это боевики напали на школу и гражданское население, нарушив конвенцию. А федералы не нападали на школу - они пытались защитить гражданское население, подвергшееся нековенциональному нападению.

Кстати, о военных экспертизах, ссылаясь на которыe Шепель выгораживает тех, кто дал приказ стрелять по школе из танков и огнеметов.

Во, Шепель уже виноват без вариантов - выгораживает. Милашина понятия не имеет, когда и куда стреляли. Виноват и всё.


Военные экспертизы — это особая статья. (Вспомним хотя бы дело «Курска», когда главный штурман ВМФ РФ Сергей Козлов указал в своей экспертизе, что стуки SOS были, но стучали не подводники из затонувшей подлодки, а неустановленные лица с неустановленного надводного корабля).

Милашина - она и по Курску тоже эксперт, если вы не знали. Целая серия статей написана. На таком же уровне.

А по делу бесланского теракта экспертизы, которые должны установить причинно-следственную связь между применением танков 58-й армией и гибелью заложников, проводят военные эксперты 58-й армии. Соответственно по огнеметам экспертизу курируют специалисты НИИ ФСБ, то есть подчиненные определяют степень вины своих же непосредственных начальников.

Это их непосредственные начальники стреляли?

Самый важный протокол Конвенции 1980 года — третий — цитируем специально для Генпрокуратуры, которая по идее должна знать законы лучше нас. В своем заявлении Николай Шепель несколько раз подчеркнул, что по школе, где было 1200 заложников и только 32 террориста (подчеркиваем, что это официальная цифра и пока недоказанная),

Делается легкий вброс про 32 террориста - якобы их было больше. Савельев потом развернется на эту тему.

стреляли «всего лишь» из огнеметов РПО-А. Которые не зажигательные.

Во-первых, в РПО «Шмель» используется три вида снарядов: зажигательный — напалм (литера З), дымовой (литера Д) и термобарический (литера А). В протоколе выемки вещдоков (то есть тубы от огнемета, который нашли и передали следствию жители Беслана) записано РПО (А, З, Д). То есть мог быть заряд термобарический, а мог быть и зажигательный.

Трубы огнеметов различаются маркировкой крышек - чтобы сходу было понятно любому солдату. Крышки во время выстрела улетают, остаются голые трубы. Только есть еще одно обстоятельство - у огнеметов есть номера, в которых закодирована марка огнемета. Следователи, проводившие осмотр, понятное дело этого знать не могли - это дело экспертов. Так вот:



Как видим, все трубы имеют маркировку РПО-А (МО.1.02.00)
Кстати, проталкивая эту версию про напалм Милашиной придется потом ее опровергнуть, так как она кинется защищать версию Савельева, где никакого напалма не фигурирует. Но она, конечно не станет ничего опровергать. Хотя сама негодует по поводу отсутсвия опровержения у Коммерсанта.
Двуличная тварь, извините.


После использования зажигательного снаряда, в котором основное действующее вещество — напалм, на месте преступления должны остаться следы фосфора.

С какого перепугу там должны остаться следы фосфора? Милашина путает с белым фосфором, которым снаряжают боеприпасы. Только это не напалм.

 Станислав Кесаев, председатель Североосетинской комиссии по расследованию обстоятельств теракта в Беслане, сказал в интервью «Новой», что на телах погибших, извлеченных из спортзала, были обнаружены следы фосфора.

Одна бабка сказала. Кем были обнаружены следы фосфора? Вот проект доклада Кесаевской комиссии. Про что угодно есть, а про фосфор - нету.
http://www.pravdabeslana.ru/dokl.htm


Сами жители Беслана не раз свидетельствовали о том, что после штурма стены школы в ночное время фосфоресцировали. Специалисты подтвердили нам тот факт, что при использовании напалма долгое время остаются фосфорные следы.

И опять ни одной фамилии, ага

А так как в Беслане еще остаются огнеметы, не сданные следствию, потерпевшие будут через суд пытаться провести независимую экспертизу, чтобы окончательно выяснить, какие еще виды снарядов РПО «Шмель», кроме термобарического, были использованы при так называемом штурме школы.

Так и не сподобились. На суде никто никаких огнеметов не предъявил.

Но даже те факты, которые подтвердил замгенпрокурора Н. Шепель, говорят о том, что государственные лица России нарушили ряд статей Конвенции 1980 года, так как в третьем протоколе этой конвенции — «О запрещении или ограничении применения зажигательного оружия» (статья 1, часть 1) — говорится: «Зажигательное оружие» означает любое оружие или боеприпасы, которые в первую очередь предназначены для поджога объектов или причинения людям ожогов посредством действия пламени, тепла или того и другого вместе, возникающих в результате химической реакции вещества, доставленного к цели. Пункт «а»: «Зажигательное оружие может иметь вид, например, огнеметов, фугасов, ракет, гранат, мин, бомб и других емкостей с зажигательными веществами…».

Милашина скромно умалчивает продолжение после многоточия. Где говорится о том, что побочное зажигательное действие боеприпасов, если боеприпас не создавался как зажигательный, под конвенцию не подпадает. РПО-А - именно такой боеприпас.

 

 

ЛИЧНЫЙ ОПЫТ

 

РПО-А «Шмель» действует по принципу объемного взрыва. Граната залетает в помещение, раскалывается и выпрыскивает облако мелкодисперсионного взрывчатого вещества (попросту говоря — гремучую взвесь), которое мгновенно заполняет все помещение и с замедлением в доли секунды воспламеняется. На внешней стороне облака давление повышается в разы, а в середине его, за счет выгорания смеси, давление, наоборот, катастрофически падает. В результате к объемному взрыву приплюсовывается еще и эффект вакуумного взрыва. Помещение складывается, как картонная коробка. Несколькими выстрелами можно полностью разрушить пятиэтажный дом. Что и произошло во время следственного эксперимента.

Где то это мы уже слышали правда? Вот и эксперт объявился - Бабченко. Бабченко - известный сказочник. Правда он не подполковник, он старшина запаса

Но возгорания это действительно не вызвало. Спрашивается, почему? Ответ простой. Да потому, что там нечему было гореть! Разрушенное здание, в котором нет ничего, кроме стен и потолка, и «живая» школа с деревянными перекрытиями, спортивными матами, дверями, пластиком и мебелью — совсем не одно и то же.

Ага. И все это лежало на чердаке - ведь именно там начался пожар.

Кроме того, во время следственного эксперимента был произведен один выстрел, а около школы было найдено 9 использованных тубусов. Мощность взрыва «Шмеля» эксперты приравнивают к взрыву 152-мм снаряда. Разрушения можно представить.

Ставки растут. Уже 152 мм. Кто больше? Кстати, почему при такой чудовищной мощности уцелел шифер? Я пытался спросить это у Бабченко, но он меня послал и забанил в своем ЖЖ. Можете сами поинтересоваться при случае: http://starshinazapasa.livejournal.com/
Только аккуратно - у него звездная болезнь и на этой почве он нервный.


Собственно говоря, последствия от взрыва «Шмеля» точно такие же, как и от взрыва бытового газа, — принцип один и тот же. А что бывает, когда в квартирах взрываются газовые плиты, мы все прекрасно знаем. Вообще же заявление прокуратуры о том, что огнемет, который при взрыве дает температуру 800 градусов, не мог вызвать пожар, звучит по меньшей мере странновато. В Чечне мне доводилось и стрелять из «Шмеля», и видеть последствия этой стрельбы — дома горели как свечки и выгорали полностью. Это очень мощное оружие.

Он бы определился: то ли он  с трех выстрелов разрушал пятиэтажки, то ли он их сжигал. Кстати, а что может гореть в вакууме? Там же вакуум, со слов Бабченко  Смеющийся
Кстати, взрывы бытового газа далеко не всегда сопровождаются пожаром.
Смотрите сами на гугл-картинках


Почему-то считается, что «Шмель» — это спецоружие и на него нужен спецприказ. Чушь. Во-первых, огнемет — не спецсредство, что заключено в самом его названии: РПО — реактивный пехотный огнемет. И выдается он обычной пехтуре, махре, а не только спецвойскам. Во-вторых, в бою каждый солдат использует выданное ему оружие по своему усмотрению. Наверняка «Шмели» были розданы перед штурмом. И бойцы, естественно, ими воспользовались.

Бабченко опровергает партнера по бизнесу Измайлова. Тот доказывал, что РПО-А выдают только химвойскам. Ребятки, договоритесь там между собой, а?

Что касается правомерности применения такого оружия во время операции по освобождению заложников…

По свидетельствам заложников, штурмовики, прежде чем войти в помещение, кидали туда гранату. Дети рассказывали, что за окнами они слышали предупреждение: «Ложитесь, мы кидаем гранату», потом взрыв, и только затем появлялся спецназ.

Что-то я таких показаний не встречал, а Бабченко в Беслан не ездил и с людьми не общался.

Конечно, так поступали во время штурма не все. «Альфа» и «Вымпел» понесли беспрецедентные потери, потому что прикрывали собой детей, создавали «живой коридор» из собственных тел для заложников.

Конечно же не все. Вот Бабченко поступил бы именно так - он так привык. А в Беслане двое спецназовцев погибли, накрыв собой гранаты.

 

Аркадий БАБЧЕНКО

Елена МИЛАШИНА

18.07.2005

Козлы. Нет слов, одни междометия.

Продолжение следует
« Последнее редактирование: 04 Апреля 2010, 14:52:10 от Leon » Сообщить модератору   Записан
Leon
Глобальный модератор
**
Offline

Сообщений: 6,346



« Ответ #18 : 04 Апреля 2010, 23:59:30 »

Накал нагнетаемой Милашиной истерии усиливается. Статья от 1-го августа 2005-го года.
http://www.novayagazeta.ru/data/2005/55/01.html

ЧЬИ ПРИКАЗЫ ИСПОЛНЯЛ ПОЛКОВНИК
В деле о захвате бесланской школы появилась группа террористов-славян


Два месяца в Верховном суде Северной Осетии идет судебный процесс над террористом Нурпашой Кулаевым. Более ста потерпевших дали показания в суде. Несмотря на усилия прокуратуры формализовать и эти показания, поставить потерпевших и их адвокатов в рамки, установленные еще на предварительном следствии, позиция гособвинения основательно разрушена и не совпадает с той картиной, которая складывается из показаний потерпевших. По сути, только сейчас в суде и началось настоящее и, что важно, публичное расследование бесланского теракта.


Видите, прямо сходу, первым абзацем вбивает гвозди в головы читателя: прокуратура лжет, давит на свидетелей, но на радость либеральному люду эту позицию мы объявим разрушенной. Наконец-то началось настоящее и, главное, публичное расследование - как завещал Басаев!


 
Дело в том, что показания потерпевших (бывших заложников и их родственников), данные в суде, считаются юридическим доказательством.


Дело в том, что Милашина делает совершенно безграмотное утверждение. Показания (любые) не являются, а ДОПУСКАЮТСЯ в качестве доказательств.
Открываем УПК:

Статья 74. Доказательства
1. Доказательствами по уголовному делу являются любые сведения, на основе которых суд, прокурор, следователь, дознаватель в порядке, определенном настоящим Кодексом, устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу, а также иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела.2. В качестве доказательств допускаются:
1) показания подозреваемого, обвиняемого;
2) показания потерпевшего, свидетеля;
3) заключение и показания эксперта; 3.1) заключение и показания специалиста;
4) вещественные доказательства;
5) протоколы следственных и судебных действий;
6) иные документы.

И далее:
Статья 75. Недопустимые доказательства
1. Доказательства, полученные с нарушением требований настоящего Кодекса, являются недопустимыми. Недопустимые доказательства не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания любого из обстоятельств, предусмотренных статьей 73 настоящего Кодекса.2. К недопустимым доказательствам относятся:
1) показания подозреваемого, обвиняемого, данные в ходе досудебного производства по уголовному делу в отсутствие защитника, включая случаи отказа от защитника, и не подтвержденные подозреваемым, обвиняемым в суде;
2) показания потерпевшего, свидетеля, основанные на догадке, предположении, слухе, а также показания свидетеля, который не может указать источник своей осведомленности;
3) иные доказательства, полученные с нарушением требований настоящего Кодекса.


Милашина совершает изящный подлог, уверяя читателя, что ЛЮБОЕ сказанное потерпевшими слово, является доказательством. Даже если потерпевший вообще ничего не видел (родственники). Милашина предлагает не учитывать того, что люди находились в состоянии тяжелейшего стресса, были обезвожены, ранены, контужены, напуганы. Предлагает не учитывать, что прошел почти год после событий. Предлагает не учитывать, что Беслан - по сути является деревней - все друг-друга знают, слухи плодятся и разлетаются с потрясающей скоростью. Предлагает не учитывать, что целый год она сотоварищи прилагала титанические усилия, чтобы промыть людям мозг. Предлагает не учитывать, что люди часто додумывают то, чего не видели, на основании собственных представлениях о процессах, порой, совершенно безграмотных. Предлагается не учитывать кавказские родственно-клановые интересы.
В качестве наглядного примера, можете глянуть вот этот документальный фильм:
http://www.youtube.com/watch?v=zNzuigM7UNc
В аудитории производится захват заложников, а потом студентам-очевидцам прямо по горячим следам предлагается расскзать, что они видели. Результаты впечатляют.

Кстати, эта строка, на первый взгляд проходная, потом разовьется в мощный аргумент: потерпевшие давали показания под присягой, поэтому они говорят только правду и ничего кроме правды. Это заклинание будут использовать все, кому не лень, в частности - Савельев.
Это - манипулятивный прием. Показания потерпевших разнятся во множестве деталей. Если принимать как доказательство каждое такое показание, то доказать вообще ничего не удастся. У того же Савельева показания свидетелей разбиты на группы - где об одном и том же люди говорят прямо противоположное.



Уже можно считать доказанным факт, что боевиков было более 32 человек. Что захват школы осуществляли три отдельные группы террористов. Что боевики были не только хорошо и профессионально вооружены, но и оружия у них было МНОГО. И оружие это, по всей видимости, было привезено в Беслан заранее, и не на одной машине, как это установлено на предварительном следствии.


Про отдельные группы - это потому что часть боевиков обошла школу и начала загонять людей со Школьного переулка. Никаких внятных доказательств того, что боевиков было больше - не существует. Сам Басаев говорит про 33 человека - один остался в лагере для связи. Вооружены же боевики были тем, чем бог послал - полный разнобой. От самодельных гранат на основе ВОГ-17 и старых гранатометов до дорогих цацок типа "Винтореза". Часть оружия была захвачена при нападении на РУВД в Назрани.
Особенно радует корявая фраза: "привезли заранее и не на одной машине" - не только заранее, но и на нескольких машинах. И что же это за машины, Лена? Никакого оружия в школе не было, все, кто летом делал ремон в школе - установлены и допрошены. Все они являются учителями и родственниками учителей. Тут подробно:
http://www.reyndar.org/beslan/forum/index.php/topic,49.0.html


Следователи Генпрокуратуры, а теперь и гособвинение, большей частью ссылаются на показания Н. Кулаева.

Ага. Как будто не было двух месяцев суда и сотни допрошенных, о которых Милашина говорит в самом начале. Как будто не было предварительного следствия и допросов потерпевших и свидетелей.

Но в суде уже было не раз доказано, что первоначальные показания и конечные показания, данные Н. Кулаевым в следственном изоляторе, не совпадают. Так, например, в первоначальных показаниях Кулаев не называет точного числа террористов, захвативших школу. И только через некоторое время появляется в его показаниях число 32, удивительно совпавшее с количеством трупов боевиков, обнаруженных после штурма школы. Что же произошло с Кулаевым? Почему он «уточнил» свои показания? В суде ответил сам террорист: «Меня били!». То есть на подследственного Кулаева оказывали давление. В принципе этот факт не может вызвать ни удивления, ни тем более сочувствия к террористу. Но важно другое: почему прокуратура зациклилась на цифре 32? Неужели так велико желание «прикрыть» неумелые, непрофессиональные действия антитеррористического оперативного штаба, в результате которых из школы смогли уйти боевики?


"Но в суде не раз доказано", ага. Били, ага.
Читаем показания Кулаева, 5-го июля.

Юрий Ткаченко:

— У меня вопросы к Кулаеву. Кулаев, первый раз Вас допрашивали 4 сентября. Допрос закончился в 15.30. Вы отказались давать какие-то разъяснения, какие-либо показания. Это было в прокуратуре. Спустя час вас допросили в следственном изоляторе управления ФСБ по Северной Осетии, и вы добровольно дать показания. Вот чем Вы можете мотивировать, что Вас убедило дать показания?

Нурпаша Кулаев:

— Я давать показания нигде не отказывался. Но мне нигде не сказали, давай показания. Меня в ФСБ только первый раз допрашивали. Я везде, даже в подвале, где меня били, даже там я рассказывал все в первый день.

— В каком подвале Вас допрашивали?

— Я не знаю. Первый, когда меня забрали, в подвал завезли какой-то, в милиции или где-то. Они там допрашивали. 2 чеченцев там были.

— Ну, и для адвоката тоже наверное это интересно, был ли протокол того допроса, где Вы отказались давать какие-либо показания, Где вы собственноручно этот протокол подписали. То есть, в момент первого допроса, как Вы утверждаете, Вы собственноручно ничего не подписывали.

Голоса из зала:

— Плиев.

Тамерлан Агузаров, председатель Верховного суда Северной Осетии:

— Это не вопрос, это он объясняет адвокату. Адвокаты для этого и существуют.

Нурпаша Кулаев:

— Я давать показания не отказывался. Я там даже адвоката не видел. Я адвоката увидел только в прокуратуре. А в подвале они меня допрашивали я им все рассказывал. Сколько там было боевиков и все это. А где мне сказали подписывать, там я и подписал.

Юрий Ткаченко:

— Еще один вопрос. У вас были все-таки автоматы, и в какой момент вам дали автомат.

— Автоматы они нам в школе давали.

— 6 сентября Вы также давали показания и сказали, что автомат вам дали в лесу, когда Ваш брат узнал, куда и зачем вы едете.

— Я это в первый день говорил, когда меня били.

— На вас оказывали давление, да.

— Конечно.

— То есть, Вы давали показания под давлением.

— Да. Мне сказали, где было оружие, я говорю, мне в школе дали, на базе они не давали оружие. Но меня начали бить и я сказал что было оружие. Потом они меня не трогали.

— То есть, 6 сентября Вас били и вы сказали что Вам дали автомат.

— 6 меня не били. Меня били в первый день, когда задержали.

— А почему же Вы 6 сказали, Вы дали показания, где говориться, что после того как Ваш брат узнал куда вы направляетесь, Вам сразу же выдали автоматы? 4 сентября Вы говорили, что автоматы Вам действительно дали в школе, когда ранили первого боевика. А как Вы можете объяснить эти разногласия. Тем более если Вы утверждаете, что Били Вас 4.

— Меня в первый день били. Я говорил, не было у меня автоматов, они меня потом начали бить, и говорили, почему ты врешь, как не было. Где то час били, и потом я уже говорю, было у меня оружие, потом они меня не трогали.

— 4 сентября Вы также говорили, что количество боевиков Вам не известно, что Вы их не считали. Это зафиксировано. Пункт 94 лист дела 7-9.

— Ну я не знаю что там написано. Я первый день говорил, сколько живых боевиков осталось даже.

— На другом допросе Вы сказали, что боевиков не считали, но Полковник сказал, что вас было 32 человека.

— Он в первый день в базе, где они были, он говорил.

— А вы его спросили, или он просто пришел, похвалился. С какой стати ему Вам это говорить, если, как Вы рассказываете, Вы сам жертва.

— Мне он это не говорил, мы тогда спустились в лес, и там по дороге машину подгоняли. Он потом всех строил и сказал, у ингуша который командиром был 11 человек, у меня 15 человек, четыре, две женщины, 32 человека.

— А почему 4 числа Вы не сказали, что Полковник сосчитал вас? 32 человека, это было с Вами и с Вашим братом?

— Всех полностью он там считал.

— Хорошо, вопросов нет.


По его словам били его только в первый день, когда речь шла про автоматы. Но какое это имеет значение, правда?



По информации «Новой», сотрудники прокуратуры неофициально признают факт, что боевиков в школе было больше. Но из разговоров со следователями, фамилии которых мы пока не можем назвать, напрашивается еще один вывод: прокуратуре запретили идти дальше цифры «32», запретили проводить расследование по этому исключительно важному вопросу. Почему?

"по информации", "неофициально", "не можем назвать фамилии". Стандартные приемы, которые Милашина демонстрирует на всем протяжении данного цикла.

Из показаний, данных бывшими заложниками на суде, четко обозначилась группа боевиков, профессиональных диверсантов. Всех их объединяют славянская внешность, русые волосы, правильный русский язык без акцента. Среди этой группы людей заложники особо запомнили русскую женщину со светлыми волосами, завязанными в конский хвостик, в черном камуфляжном комбинезоне, со снайперской винтовкой. Она не скрывала свое лицо, не была шахидкой, курила. Также многие заложники рассказывают о высоком, крупном рыжем мужчине с красным (эффект близко расположенных к коже капилляров) лицом, который говорил на чистом русском языке, изредка заходил в спортзал и приказаниям которого беспрекословно подчинялся Полковник (Хучбаров). Что интересно, на этого мужчину заложникам запрещали смотреть и заставляли опускать голову или закрывать глаза руками. Но именно из-за запрета многие люди обратили особое внимание на этого человека и смогли рассмотреть его внешность. Среди трупов боевиков этих людей нет…

Рыжебородого видели несколько человек. Он был в "арафатке" и имеется на видео:

Но ни о какой "группе славянских диверсантов" показаний нет. Славянином называют только его. То, что его не опознали - ровным счетом ни о чем не говорит - там несколько боевиков полностью обгорели.




Кроме того, посмертное медицинское освидетельствование найденных после штурма боевиков показывает, что на многих трупах не обнаружено следов от прикладов на предплечье, а ведь, по логике, должны быть, так как эти террористы вели многочасовой бой.

Совершенно мутное утверждение. Во-первых на судебных слушаниях ничего подобного не озвучивалось. Во-вторых - откуда дровишки? В третьих - "на многих" - это сколько? И о чем это вообще должно говорить? В четвертых - сколько боевиков, по мнению Милашиной, вело многочасовой бой? Их в процессе не отстреливали что ли?


Практически все боевики изуродованы несколькими выстрелами в голову, что не позволяет уверенно их идентифицировать.

Полный бред и ложь. Изуродованные есть, но "добивание несколькими выстрелами в голову" тут не при чем - все они убиты в ходе боя. Большая часть имеет вполне целые лица, годные для идентификации. А кроме лиц имеются руки, на руках - пальцы, а в картотеках - отпечатки.
Снимки дохлых террористов можно поглядеть тут:
http://www.reyndar.org/~reyndar1/2/Thumbnails.html
http://www.reyndar.org/~reyndar1/1/Thumbnails.html


Очевиден «незамеченный» официальным следствием вопрос: что это за особая русскоязычная группа снайперов и диверсантов, которая и руководила, по сути, террористической операцией? Когда они ушли из школы?

Естественно не замечен. Потому что "особая группа" - плод воспаленного воображения Милашиной.

Из показаний потерпевших уже ясно, что первые два дня боевики не заминировали или не полностью заминировали спортивный зал, что по крайней мере одна из двух «кнопок», на которых постоянно дежурили террористы, была муляжом. (Но не все террористы об этом знали, и, по мнению некоторых заложников, среди которых многие служили в армии и имеют навыки разведывательного и саперного дела, у террористов была четкая иерархия. Как образно выразился на суде потерпевший Казбек Мисиков, боевики условно делились на «пехоту» и «сержантов». Кроме того (это утверждает не только Мисиков, но и другие заложники), была группа боевиков, которые не появлялись в спортзале, но именно они принимали все важные решения в переговорах с оперативным антитеррористическим штабом.)

Феерия. Не появлялись в спортзале, но именно они принимали все важные решения в переговорах.!!! А откуда это, простите, известно?  Смеющийся

Мисиков, хоть и фантазер изрядный, но до такого не додумался. Вообще Казбек Мисиков неплохой мужик, я знаком с ним и его супругой, но память его подводит. Вся эта статья написана с его слов, которые Милашина дополняет своими фантазиями. Большую часть им сказанного никто подтвердить не смог. Кстати, на суде по делу милиционеров, показания Казбека входили в противоречие с его же показаниями по делу Кулаева. Например рыжебородый в одном случае чисто говорит по-русски, а в другом - с прибалтийским акцентом. Как же быть с "юридическим доказательством" в данном случае, а, Елена?

Вот например небольшое сравнение его показаний на двух судах:

К - суд над Кулаевым
Р - суд по делу РУВД

К. Бетрозова убили из автомата
Р. Бетрозова убили из пистолета

К. Большой снайпер "Разговаривал по-русски чисто-чисто."
Р. Большой снайпер "С прибалтийским акцентом"

К. Террористов было "свыше 50"
Р. Террористов "Я насчитал 28 человек"

К. Второй взрыв "Взорвалась та линия, которая была на кольцах"
Р. Второй взрыв "Где пролом. Взрыв был там. Мина, которая была на противоположной стороне на стуле."

К. Второй взрыв через 2-3 секунды
Р. Второй взрыв через 5-7 секунд


К. Большие мины: "Но там мины были не самодельные, а 2-е противопехотные мины, вполне заводского исполнения."
Р. Большие мины: "На этой стороне было 4 противотанковые мины .Через каждые 2-3 метра на полу. На противоположной стороне одна мина была на стуле... Еще были мины промышленного изготовления. Четыре – они были большие, кг. 15-20."

Разговор с Казбеком - тут:
http://www.reyndar.org/beslan/forum/index.php/topic,128.msg3126.html#msg3126
Интервью с ним и его супругой - в разделе "фото, видео и другие материалы"


Из показаний заложников ясно, что после того, как Аушев смог войти в школу и вывел 26 человек, боевики расслабились, взрослым опять разрешили ходить в туалет и приносить детям воду.

А вот люди говорят, что было с точностью до наоборот:


7-е заседание.
Батагова.

— Что было после того, как Аушев ушел?

— Когда он ушел, пошел слух, что выпустили детей. Мы конечно порадовались. Но там еще маленьких очень много было. Если выпускали, то пусть бы и этих выпустили. Совсем маленькие. Они стали вообще-то как сумасшедшие. Сами боевики после Аушева....

17-заседание
Мидзиева

-         Как они повели себя после ухода Аушева? Все говорят они плохо себя вели.
-         Вот мое мнение такое, что кто их прислал, тот их кинул, и они уже не знали, что им делать естественно и…

32-е заседание, Кудзиева.
Однако, после ухода Аушева, который 2 сентября зашел в зал и через 2 минуты сразу вышел, боевики вообще не давали воды.

35-е заседание, Циноева
2 сентября в зал приходил Аушев. После ухода его, бандиты стали относиться к заложникам хуже. Запретили ходить  туалет, давать воду.


И так делее, десятки показаний. Хочется спросить Елену: а вот это - "юридические доказательства" или нет?


Но уже утром третьего сентября боевики вели себя очень агрессивно и нервно, спорили между собой, предупредили заложников о готовящемся штурме школы и ПЕРЕМИНИРОВАЛИ зал, замкнув цепь на отключение света (если свет перед штурмом в школе отключают, цепь замыкается, и следует взрыв).

З-го боевики вносили какие-то изменения в цепь, двигали мины к стенам, пересаживали людей и дополнительно минировали тренажерный зал. Милашина тут перевирает Мисикова - это он видел в тренажерном зале мину, подключенную к сети. Но он не говорил, что ВСЯ цепь была включена в сеть. Милашина это просто выдумала.

Но, самое главное, никто из заложников больше не видел тех самых русскоязычных славян-террористов, что позволяет сделать вывод или хотя бы задать правомерный вопрос следствию: где эти люди и могли ли они уйти из школы в ночь со второго на третье сентября?

Конечно никто не видел. Их же не было.

Что вообще произошло этой, возможно, решающей ночью? Что заставило боевиков нервничать?

Нервничать их заставило то, что их кинул кто-то из своих - они ждали каких-то действий извне, но не дождались.

Представители гособвинения не только не задают этих вопросов, но и всячески избегают показаний на эту тему, грубо перебивая потерпевших. Прокуроры делают это настолько демонстративно и неловко, что судья Агузаров несколько раз был вынужден осадить гособвинение. Все это вызывает у потерпевших сильные подозрения в объективности прокуратуры и целях, которые она в своем расследовании поставила.

Продолжаем минировать мозги про плохую прокуратуру.
При этом Кесаева (и другие "активисты") в самом деле часто прерывала показаниями своими требованиями "Скажи правду!" и далее следовал список "правды", который они требовала сказать. Таким образом были "похоронены" многие свидетельства.


Какие цели у Генпрокуратуры: приговорить Кулаева или все-таки выявить на суде все обстоятельства теракта, ведь без этого и вина Кулаева будет не полностью доказанной?

Прокуратура - это ОБВИНЕНИЕ. Обстоятельства она выясняла не на суде, а на предварительном следствии, что и легло в основу обвинения. А вот на суде выяснением обстоятельств занимается не прокуратура, а судья.

Такие вопросы жители Беслана начали задавать еще в мае. Уже первые заседания показали, что прокуратура бесцеремонно давит и на суд, и на потерпевших, пытаясь свести их свидетельства к механическому повторению показаний, данных на предварительном следствии.

Продолжаем минировать мозги про плохую прокуратуру.

Очень показательно, например, гособвинитель Семисынова давила на бывшую заложницу Зарину Токаеву, дававшую показания в прошлый четверг. Пока Зарина рассказывала о «малозначительных», с точки зрения прокуратуры, эпизодах (одна из заложниц выбросила на пол кошелек с деньгами, которые подобрал террорист и вернул ей со словами: «Что же ты их бросаешь? Они что, тебе больше не понадобятся?»), прокурор Семисынова вела себя тихо. Но потом Токаева стала рассказывать о событиях третьего сентября и взрывах, приведших к штурму школы.

— Когда прозвучал первый взрыв, я упала и увидела потолок. Он стал гореть и обваливаться…

Вранье. Вот ее показания:
- Где вы находились в зале, когда прогремел взрыв?
- Где-то посередине.
- А взрыв где прогремел?
- Вы знаете, прогремело что-то. Я посмотрела, с потолка что-то падает. Моя первая мысль, что мы им просто надоели и они нас взорвали. Но когда я увидела, с той же стороны падало, и я увидела что потолок падает.


А про огонь она расскажет позже:
И вот между этими событиями прогремел 2-й взрыв. Потом я не помню. Говорят 3-и взрыва было. Я помню отчетливо два взрыва. После взрыва я увидела, что младшей сестру возле меня нет. Лежал соседка со своей дочкой. И лежала моя другая сестра, постарше которая. Я увидела, что у нее из головы шла кровь. Я просто вот так прижала руки к виску. Я думала, что она сейчас умрет. Она мне говорит: «Мне жарко, убери руки.» Я ей говорю: «Мадина, мне надо найти Фатиму.» И стала вот так по залу ползать, искать младшую сестру, но я ее не нашла. Потом я увидела со стороны выхода на улицу из спортзала, там уже горело.

Гореть там начало через полтора часа.



Я увидела боевиков, которые стояли у раздевалки. Их лица были растерянными. Они сказали, я услышала: «Вас ваши взорвали». Пока я приходила в себя после взрыва, крышу спортзала все время сильно бомбило.

Нет, она говорит про "брмбило" когда уже бушевал пожар. В это время начался штурм, естественно была стрельба и взрывы. Кстати, боевики обстреливали спортзал из гранатометов.

Но потом когда я увидела пожар то подумала, что мы сейчас все сгорим тут. Я сестру в чувство привожу: «Нам нужно отсюда выбираться как-нибудь.» Мы кое-как добрались. Там уже спецназовцы были, они отстреливались в сторону раздевалок, и гороела очень сильно крыша. Боевиков там уже не было. Кроме нас, тех кто остался в зале и спецназовцев в спортзале больше никого не было. Когда мы доползли до выхода в раздевалки, там спецназовец стрелял в ту сторону, я ему сказала что там в раздевалках у умывальников тоже можно спрятаться, чтоб они там боевиков посмотрели. Все это время бомбило крышу и мы не могли выбраться.


Мы и несколько детей перебирались перебежками сначала из спортзала в раздевалку, потом во вторую раздевалку. Везде прятались и кричали от страха дети, которых мы на ходу подбирали. Все время сильно бомбило зал и крыши раздевалок, казалось, мы переходим из раздевалки в другое помещение, и это помещение сразу же начинают бомбить. Но ведь боевиков в спортзале не было. Зачем бомбили?

Про "зачем бомбили" она не спрашивала, никаких детей не собирала:
Мы думали сейчас повторные взрывы будут. И тогда один из спецназовцев, такой крупный мужчина, он потянул, я говорю ему: «Пожалуйста заберите эту девочку, увезите ее. У нее голова прострелена.» Он ее потянул и закинул ее в раздевалку, а мне говорит: «Ты сама можешь встать?» Я говорю: «Нет.» Я одной рукой не могла  опираться и передвигаться. И тогда он меня тоже потянул в раздевалку. Туда потом стали закидывать очень много детей. Мы сперва зашли в первую раздевалку, но там бомбило. Нам сказали что там находиться уже нельзя. Мы перешли в другую раздевалку. Там было пара женщин и дети.


— Что вы подразумеваете под бомбежкой? — спросила Семисынова.

— Ну… — растерялась заложница. — Это когда снарядами бьют по крыше и стенам и они разрываются. Вот примерно так было в спортзале и школе.

А вот что на самом деле:
Ее спрашивает не Семисынова, а Сослан Кочиев:

-   Что значит бомбило?
-   С крыши песок сыпался.
-   По крыше стреляли?
-   Да.
-   Нет вопросов.


Как там завещал СоЛженицын? Жить не по лжи?




— На предварительном следствии вы дали показания, что боевик поправил мину, которая висела над вами, что-то сделал там руками, и она взорвалась.

— Да, я помню эту мину. Три дня она надо мной висела. Третьего сентября подошел боевик и поправил ее. Но когда прозвучал первый взрыв, эта мина упала и не разорвалась. Она лежала рядом со мной.

— Но раньше вы другое говорили, у вас другие показания были… Вы помните? Эта или не эта мина взорвалась?

— Я помню, что вы меня допрашивали. Я в больнице лежала, а вы меня там три раза допрашивали, — сказала Зарина. — Я эту мину за три дня в лицо изучила. Она после первого взрыва не взорвалась. От первого взрыва задрожали стены спортзала и рухнул потолок…

— Нет больше вопросов, — прервала потерпевшую гособвинитель Семисынова*.

А вот что на самом деле:

-   Вы видели, чтобы кто-то из террористов копался там, где мины были перед взрывом?

-   Вот этот, про которого я говорю, который не снимал маску, он на 3 день охрип даже. Он нас растолкал. Над нами висел снаряд очень низко. Они нас предупреждали, что если кто-то заденет его то мы все взорвемся. Мы все это время сидели в напряжении. И вот он подошел, что-то там поправил и ушел. Что касается того снаряда, который висел надо мной, когда я после взрыва пришла в себя, то этот снаряд целый висел.

-   Вы не знаете, сто он поправлял?

-   Провода поправил.

-   Через какое время прогремел взрыв?

-   Он это делал утром.

-   Вы свои показания на предварительном следствии помните?

-   Это в больнице когда? Меня три раза допрашивали.

-   Вот вы говорили, что он стал трогать руками.

-   Да, да.

-   И потом прогремел взрыв.

-   Нет. Не сразу был взрыв.

-   А взорвалась именно та мина, которую он поправлял?

-   Возле меня лежала такая же. Целая.

-   А какая взорвалась?

-   Я не знаю. Я только видела как обвалился потолок.

-   Вы получили ранения, да?

-   Да.

-   На излечении находились?

-   Да.

-   Ваши близкие тоже были ранены?

-   Младшей сестре удалось убежать, а старшая лежала в Ростовской клинике. У нее было ранение в голову. У нее до сих пор осколок в голове. И нога была прострелена.

-   А у вас какие ранения?

-   У меня была раздроблена локтевая часть руки.

-   Я не имею вопросов.


Кто-нибудь тут видит что-либо похожее на то, что говорит Милашина? Давление, обрывание?
И после Семисыновой допрос не заканчивается.
Читайте 18-е заседание.
Жить не по лжи! Так победим!


 

После четвергового заседания Комитет матерей г. Беслана дал пресс-конференцию и распространил заявление о неудовлетворительной работе следственной группы Генпрокуратуры.

Суть в том, объясняют «матери Беслана», что после теракта у всех нас были вполне четкие вопросы, на которые должно было ответить следствие.

Замечательно. Только с каких это пор вопросы следствию ставят потерпевшие? Они могут подавать ходатайства и заявлять отводы. Но это не значит, что их ходатайства и отводы должны безсуловно исполняться.


Увы! После того как потерпевшие ознакомились с результатами работы этого самого следствия, к имевшимся ранее вопросам прибавился еще один. Российская прокуратура разучилась расследовать преступления или ей не позволяют этого делать?

Да не мудрено - после годовой идеологической накачки, главный враг у них не террористы, а прокуратура. Спасибо Елене Милашиной.

Вот несколько цитат из заявления Комитета матерей.

«Дзасохов, Андреев, Дзугаев (пресс-секретарь Дзасохова, после теракта повышен до министра культуры и СМИ. — Е.М.) врали сознательно. Ведь 1 сентября уже в 11.00 прокурор РСО-А Бигулов А. вынес постановление о возбуждении уголовного дела по факту захвата заложников в школе № 1, в котором указал, что захвачено свыше 600 заложников, а не 354… Эта ложь… влияла на отношение террористов (к заложникам. — Е.М.)… Так, ряд свидетелей показали, что боевики согласились было отпустить детей до 7 лет, но когда СМИ передали информацию о 354 заложниках, то они отказались и просто озверели.

Про 354 заложника тут, если кто еще не ознакомился:
http://www.reyndar.org/beslan/forum/index.php/topic,264.0.html


…Поспешно решен и вопрос об отказе в возбуждении уголовного дела по факту применения при штурме школы танков, огнеметов и других средств. И здесь не дождались результатов назначенной ситуационной экспертизы и сделали вывод о том, что эти средства вреда заложникам не причинили. …В постановлении указано, что при штурме здания школы и освобождении заложников личным составом частей и подразделений применялись огнеметы РПО-А «Шмель», гранатометы и танк Т-72. Только военнослужащим в/ч 12356, кроме семи огнеметов, было использовано во время штурма, по официальным данным, 7210 различных патронов, 10 гранат, произведено семь выстрелов из танка. Добавьте к этому использованные другими подразделениями средства, и станет понятной плотность огня, который был обрушен на школу. Постановление (об отказе в возбуждении уголовного дела. — Е.М.) заканчивается выводом о том, что при штурме все это вооружение применялось в соответствии с руководством по его применению в связи с невозможностью пресечь действия террористов, следствием чего явилось уничтожение террористов (выделено мной. — Е.М.).

Оказывается, вся мощь свинца, железа и огня была вложена в 31 террориста и в стены школы. Поэтому следствием «данных о причинении заложникам повреждений от… применения (танков, гранатометов, огнеметов и др. оружия неизбирательного характера. — Е.М.) не получено».

Елена не забывает забить еще один гвоздь про "неизбирательность". Повторение - мать заикания учения.

…Сами военные не отрицают применения танков в то время, когда существовала опасность для находившихся в школе людей. Так, они утверждают, что штурм закончился около 24 часов, а танк стрелял по школе примерно около 21 часа, произвел по школе семь выстрелов осколочными снарядами по трем крайним окнам столовой и по трем крайним окнам второго этажа, часть стены была обрушена.

…Следствие не выяснило, была ли необходимость в применении (огнеметов. – Е.М.) в переполненной истощенными заложниками школе, если учесть большую площадь поражения при их использовании. Так, площадь поражения живой силы огнеметом составляет 50 квадратных метров при температуре 1800 градусов.

Эмоции, помноженные на безграмотность - это понятно.

…Изложенные факторы повлияли на наступление тяжких последствий, и повинны в этом в первую очередь члены оперативного штаба, которые показали свою полную несостоятельность.

Вот для таких выводов Милашина и старалась

Вот некоторые характеристики (из материалов уголовного дела. — Е.М.) работы оперативного штаба:

«Мероприятия по освобождению заложников и штурму не планировались, условия (когда, при каких обстоятельствах) применения оружия не обсуждались, эвакуация жителей из прилегающих районов обеспечена не была»;

«Был низкий уровень оказания медицинской помощи и эвакуации, недостаток работников, средств эвакуации и доставки. Вопрос о создании сплошной зоны блокирования неоднократно поднимался, но эта задача решена не была...»

«Координация действий была только с «Альфой». Ни частот, ни позывных других подразделений мы не имели»...

 

К сожалению, это очень важное и точное заявление, подготовленное Комитетом матерей, оканчивается угрозой потерпевших, которые прекратят ходить на процесс по делу Кулаева, если к концу сентября следователи Генпрокуратуры не найдут иных виновных в гибели 330 заложников (из них 186 детей), кроме террориста Кулаева и трех милиционеров Правобережного РОВД.

Милашина нашла давление на суд и потерпевших там, где его не было и в упор не видит давления на суд со стороны комитета.

Впрочем, не все потерпевшие с этим согласны. Эмма Бетрозова и Элла Кесаева, члены Комитета матерей, считают, что ни в коем случае нельзя уходить из процесса, потому что это единственная возможность заставить прокуратуру и суд выяснить меру вины всех ответственных лиц, начиная с местных пожарных и участковых и заканчивая Патрушевым, Нургалиевым, Фрадковым и Путиным.

Бетрозова и Кесаева чуть позже возглавят комитет "Голос Беслана", курируемый Мариной Литвинович. Не зря же тут про Путина.


 Сделать это могут только потерпевшие. Если же они перестанут ходить в суд, то процесс над Кулаевым продолжится. Только вот много времени этот процесс не займет. Как и планирует замгенпрокурора по ЮФО Николай Шепель (о планах прокурора рассказал Александр Торшин в интервью «Эху Москвы»), приговор боевику вынесут в конце сентября, и на этом расследование теракта в Беслане будет закончено.

И опять ложь.
Вот что он говорил, дословно:
У нас ситуация тоже чрезвычайно сложная - мы не являемся участниками процесса, и сейчас наши публичные комментарии, хотя есть что прокомментировать, в том числе, и публично – могут быть расценены однозначно совершенно как давление на суд и на свидетелей. Чего нужно будет избежать. Я думаю, где-то к концу сентября - мы вот так с Шепелем сидели, разговаривали - наверное, все-таки суд закончится обвинительным приговором, и тогда можно будет уже здесь теперь, этот последний, будем говорить, последняя инстанция.

О чем речь? О том, что он не хочет говорить до окончания суда, т.к. это может быть воспринято как давление на суд. Суд, кстати, закончился только 24-го мая 2006-го, почти через год. А об окончании следствия он не говорил - это Милашина соврала.


— А ведь мы уже однажды ушли массово с судебного заседания, — вспомнила Элла Бетрозова. — Мы сделали это в знак протеста, хотели, чтобы процесс шел объективно, а не под давлением прокуроров. Мы поднялись и заявили судье, что уходим, а Николай Шепель даже не скрыл своей радости: «Пожалуйста! Пожалуйста! Ведь это ваше право!».

Попытались давить на суд, а прокурор в их игры играть не стал.

 

* Впрочем, читатель может самостоятельно сделать вывод о мотивах и манерах гособвинения на судебном процессе. Расшифровки всех судебных заседаний оперативно появляются на сайте www.pravdabeslana.ru. И на каждом заседании прокуроры Семисынова, Шепель, Черчесов так или иначе оказывают давление на потерпевших, уводят их в сторону, сбивают с мысли, когда люди начинают вспоминать что-либо важное.

Судя по данной статье, этим занимается гражданка Милашина и комитет "Голос Беслана".

Ситуация дошла уже до конфронтации. Практически на каждом заседании потерпевшая Марина Пак (у нее погибла единственная дочь в школе) упорно пытается заявить отвод прокурору Семисыновой. (Прокурору конечно же дать отвод нельзя, отвести можно только судью.)

Елена МИЛАШИНА, наш спец. корр. Владикавказ

01.08.2005

Честная журналистка, правда? Почти как Политковская.
« Последнее редактирование: 06 Апреля 2010, 00:26:09 от Admin » Сообщить модератору   Записан
Leon
Глобальный модератор
**
Offline

Сообщений: 6,346



« Ответ #19 : 05 Апреля 2010, 00:08:40 »

Устал, если честно. Творческое наследие Смелой Журналистки - огромно.
Беру паузу. Кто хочет высказаться - велкам.
« Последнее редактирование: 05 Апреля 2010, 00:10:52 от Leon » Сообщить модератору   Записан
Leon
Глобальный модератор
**
Offline

Сообщений: 6,346



« Ответ #20 : 05 Апреля 2010, 03:41:51 »

Пока можно подвести итог годовой деятельности Честной Журналистки.

Взрывы не были похожи на гранатометные. Различать гранатометные выстрелы она умеет. ФСБ наплевать на заложников. Власти врали про 354 заложника.

Стреляли с вертолетов по крыше спортзала из Шмелей. Еще вертолеты расстреливали классы и столовую. Танки били прямой наводкой. Шмель - запрещенное оружие. Во всем виновата армия.
Шмель - ужасное оружие, его массово применяли при штурме Грозного.

Спасатели, врачи, пожарные и спецназ никого  не спасали - всех спасли "ополченцы" - переодетые милиционеры.

Прокуратура и Торшин стараются скрыть жуткие преступления военщины и под тяжестью улик вынуждены "признавать".

Власти скрывают!

Шмель - неизбирательное оружие. А военные, в нарушение Женевских конвенций напали на школу и гражданских. Танки стреляли болванками.

Из помещений из Шмеля и гранатометов стрелять нельзя, но стреляли, особенно с вертолетов, но стрелять нельзя.

ФСБ обычно начинает штурмы сразу, как только узнает о желании боевиков отпустить людей.

В зале взорвались бомбы, но виноваты военные - они спровоцировали.

Шепель - врет и неохотно признает. А вообще замешаны люди с самого верха, в т.ч. из администрации президента. А вообще, самые виноватые - Проничев и Анисимов

Шмель настолько ужасное оружие, что даже во время штурма Грозного его не применяли, чтобы не поубивать своих.

Шмель применяли при штурме Грозного.

Вертолеты делали боевой заход на школу, но в последний момент им запретили.

Масхадов хотел всех спасти, но ему не дали.

Всех убили военные - из-за них начался пожар и рухнувшая крыша похоронила раненых. Через полчаса после взрывов.

Военные применяли РПО-З с напалмом и фосфором.

Военные кидали  гранаты в классы с детьми.

Целая группа высокопрофессиональных диверсантов-славян диктовала условия Полковнику и Оперативному штабу, а потом исчезла.

На суде прокрор Семисынова гнобит потерпевших, грубит, давит на них и на суд.

Военные обстреливали стены и крышу спортзала снарядами.

Смелые женщины из комитета "Матери Беслана" вовсе не оказывают давление на суд. Просто требуют озвучить "правду" изложенную журналисткой Милашиной.

И красной нитью: властискрываютвластискрываютвластискрываютвластискрываютвластискрывают

Этот стон у нас песней зовется - это вот называется "журналистким расследованием". А ведь это только верхушка айсберга. Вовсю стараются Эхо Москвы, Грани, Ежедневный журнал, Голос Америки, Радио Свобода и многие, многие другие. И им вторят нейтральные, но глупые СМИ рангом поменьше. В интернетах дерьмо кипит со страшной силой. Формируется общественное мнение.

Дальше начинается самое интересное. Наступает 1-е сентября и к дате следует вброс про первые взрывы - Кесаев подтянулся.
Но про это - позже, устал.



« Последнее редактирование: 05 Апреля 2010, 03:53:48 от Leon » Сообщить модератору   Записан
Leon
Глобальный модератор
**
Offline

Сообщений: 6,346



« Ответ #21 : 05 Апреля 2010, 17:15:12 »

Наступило 1-е сентября. У всех траур, а у Новой Газеты - информационный повод. На волне интереса требуется выдать что-нибудь эдакое.
И она выдает.

http://www.novayagazeta.ru/data/2005/64/00.html

ДЕНЬ НЕЗНАНИЯ
В распоряжении «Новой» оказались доклады двух комиссий, расследующих теракт


Оказались, ага. Это Савельев развернул кипучую деятельность. Он слил черновики Торшинской комиссии и нагрузил уши Кесаева.

Год назад в России была захвачена школа г. Беслана с детьми и взрослыми. Всего заложников было 1128. Третьего сентября в результате боевой операции по уничтожению террористов погиб 331 заложник, из них 186 детей. Эта статистика, по сути, самое точное, что известно спустя год об этом преступлении.

Смотрите! Люди погибли в результате боевой операции по уничтожению террористов! При чем - все 331! Боевики ведь никого не убивали в первый день, правда? Точная статистика появилась только через год, а Милашина требовала точных цифр в первые сутки захвата. Молодец, Лена!

Мы до сих пор не знаем, сколько было террористов и кто конкретно участвовал в захвате школы. Мы не знаем, как боевикам удалось привезти в школу столько оружия. Мы не знаем, кто на самом деле руководил отрядом боевиков. Мы не знаем, кто координировал их действия вне стен школы. Мы не знаем, кто заказал это преступление и какие цели были у заказчика.


Мы - это кто? Новая Газета? Следствие на эти вопросы ответило.

На эти безусловно главные вопросы ответов нет. Версия событий, изложенная Генеральной прокуратурой в обвинительном заключении Нурпашу Кулаеву, не выдержала столкновения с показаниями потерпевших — жителей Беслана.

Из полутора сотен показаний выбираем несколько штук, данные неуравновешенными людьми, объявляем их истиной и - версия прокуратуры не выдерживает столкновения. Легко и просто.

Подводя предварительные итоги 23 судебных заседаний, можно сказать, что прокуратура России не дает ответов на самые важные вопросы.

Какая мешанина из понятий. Прокуратура ведет следствие, которое не окончено до сих пор! А на суде прокуратура не дает ответы, а выдвигает обвинение Кулаеву, потому что дело выделено в отдельное производство. Впрочем, аудитории Новой Газеты этого знать не нужно - и так сойдет.

Более того, жителям Беслана уже очевидно, что прокуратура не намерена искать причинно-следственные связи между гибелью огромного количества заложников и действиями представителей исполнительной власти, а также высокопоставленных сотрудников российских спецслужб.


Естественно. Потому что такой связи нет.


Граждане Северной Осетии и, в частности, жители Беслана утверждают, что такая позиция следователей Генпрокуратуры помогает уйти от ответственности не только высоким должностным лицам, но и организаторам терактов, и их исполнителям.

Тут вот требования пары десятков обманутых Милашиной "комитетских" легко и непринужденно выдается за мнение граждан Северной Осетии и жителей Беслана. Вроде и не придерешься - они живут в Осетии и  Беслане. Но подается так, что вся республика в едином порыве... а власти скрывают. Между тем, авторитета у этих людей в Беслане нет - про это еще Мамсуров говорил в интервью - никто им права говорить от имени Беслана, а тем более Осетии, не делегировал. Подавляющее большинство комитетских в школе не были.

Даже здесь, в Беслане и Владикавказе, картина трагедии не предстает со всей полнотой. Но чем дальше от республики, тем больше проявляется склонность обойти неприятные вопросы, сомнительно интерпретировать факты, не признавать даже очевидного.

Сомнительно интерпретировать факты? У Милашиной хватает наглости обвинять в этом других.

В распоряжении редакции «Новой» оказался черновой вариант доклада федеральной парламентской комиссии, возглавляемой Александром Торшиным. Знакомство с ним позволяет понять, что, к большому сожалению, эта комиссия заняла выжидательную позицию, хотя по многим ключевым вопросам мнение свое уже сформулировала. И мнение это картину трагедии не проясняет, оно — в русле работы Генпрокуратуры.

Как нам поясняет Милашина - такое поведение недопустимо! Нельзя быть в русле работы Генпрокуратуры, даже невзирая на правоту этой самой прокуратуры.


 В докладе косвенные упреки звучат в адрес президента Дзасохова, начальника североосетинского УФСБ Андреева, прямые — в адрес МВД Республики Ингушетия и некоторых журналистов. Но ни к военным, ни к представителям ФСБ, ФСО и МВД, ни к сотрудникам администрации президента РФ, ни к пожарным, ни к врачам серьезных претензий, по сути, нет. Как сказано в докладе: «Действия силовиков оцениваются в целом положительно… В спонтанно обострившейся обстановке оперативный штаб действовал согласно законодательству, были предприняты все необходимые меры для сохранения здоровья и жизни людей и минимизации последствий теракта».

Это недопустимо!


Впрочем, мы полагаем, что выводы, сделанные комиссией Торшина во второй части доклада (она непосредственно посвящена бесланскому теракту), мобильны: то есть, вполне возможно, будут изменяться в зависимости от развития ситуации.

Мы - это кто?

Удастся жителям Беслана доказать, что боевиков было больше тридцати двух, — в докладе напишут новую цифру. Удастся усилиями потерпевших возбудить уголовные дела на сотрудников спецслужб и чиновников — в докладе обозначатся новые обвинения.

В любом случае доклад комиссии Торшина если и появится, то откровением уже не станет. Куда более значимой оказалась работа другой комиссии, которой никто в стране поначалу не придавал значения. Североосетинским депутатам, ведущим свое расследование, удалось воссоздать куда более полную картину теракта и штурма, чем их «старшим» коллегам из федерального центра.

Да! Просто объявим доклад Кесаева более значимым. Он же обвиняет, значит он более значим. Только для кого он более значим? Для Новой Газеты, вестимо.

В сентябре руководитель североосетинской парламентской комиссии по Беслану вице-спикер Станислав Кесаев выступит перед депутатами парламента Северной Осетии с докладом о предварительных результатах работы комиссии. Сегодня мы сопоставляем результаты и выводы двух комиссий (Кесаева и Торшина) по ключевым моментам бесланского теракта. Сравнение их много объясняет.

 

 

1. КОЛИЧЕСТВО БОЕВИКОВ

 

Федеральная парламентская комиссия

 

Предположительно 32 боевика.

Организовал теракт Басаев, в банде находились ингуши, чеченцы и наемники из арабских стран. Личности 17 удалось установить. Но только один раз в докладе комиссии Торшина возникает сомнение, что боевиков было больше и кто-то смог уйти из школы.

Так, в докладе говорится, что 1 сентября одному из заложников (ФИО не названы, но в докладе Кесаева это А. Кудзаев. — Е.М.) удалось убежать из школы и им был опознан по фототаблице один из боевиков — уроженец Ингушетии Кодзоев И.И. Установлены жена и трое детей боевика, которые были переправлены в Беслан. На видео записано обращение жены боевика для использования в переговорном процессе.

В 23.00 жене террориста Кодзоева И.И. предоставили возможность поговорить по телефону с мужем. Она обратилась к нему с просьбой пощадить детей-заложников. Кодзоев ответил отказом. Заявил о том, что расстреляет любого из своих родственников, кто попытается выйти на контакт с ним.

Это то, что в «рыбе» доклада, но на полях поставлено несколько восклицательных и вопросительных знаков. Понятно почему: Кодзоев И.И. в апреле 2005-го, то есть спустя 7 месяцев после теракта, был убит в Ингушетии. И у парламентариев возник (правда, всего лишь «на полях». — Е.М.) справедливый вопрос: либо Кодзоев И.И. ушел из школы, либо его там никогда не было.

По нашей информации, обращение жены Кодзоева начиналось со слов: «Я знаю, что тебя в школе нет…».

По нашей информации... ага.

Однако никаких пояснений по этим нестыковкам в «теле» доклада комиссией Торшина не дано.

 

Североосетинская парламентская комиссия

 

Основываясь на показаниях заложников, а также на личных свидетельствах (депутаты североосетинского парламента, в том числе и Станислав Кесаев, были очевидцами теракта), комиссия пришла к выводу, что террористов было больше, чем 32 человека.

Кесаев не был в школе и никаких террористов в глаза не видел.

 Во-первых, Генпрокуратура не представила, по мнению комиссии, убедительных доказательств того, что боевиков было именно 32 человека. Во-вторых, по показаниям заложников, среди террористов была группа славян-диверсантов, среди которых была женщина-снайпер, не прикрывавшая свое лицо и не носившая «пояса шахида». Эта группа людей говорила на чистом русском языке. Среди трупов убитых боевиков славян-террористов и женщины-снайпера не оказалось.

Как я показал выше - не было никакой группы славян - Милашина ее выдумала.

Не был опознан среди трупов и боевик со шрамом через лицо, которого видели практически все заложники.

Никто не говорил про боевика со шрамом через лицо. Говорили про шрам на шее.

-   Кулаев, Вы слышали показания потерпевшей? Вы знаете этого человека со шрамом?

Нурпаша Кулаев:

-   Я видел, его на фотографии мне его показывали.

-   Вы в зале его не видел?

-   Нет.

-   А в машине?

-   Да.

-   Где он сидел?

-   В кузове.

-   А вы где сидели?

-   Тоже в кузове.

-   Он от Вас далеко сидел?

-   Далеко.

-   как его звали?

-   Саедулла по моему, но я не помню.

-   Среди убитых он был?

-   Да.

-   Вы его опознали?

-   Да.


А вот Кцоева, 30-е заседание:

-Вы говорите, что узнали Ходова, узнали Полковника. Вы в зале знали, что это Ходов?

- Нет, в зале я не знала.

- А откуда Вы узнали, что это Полковник?

- Мне показали фотографии. Уже погибших. Я еще узнала, там один был со шрамом.



Боевик со шрамом - тот, который застрелил Бетрозова в первый день.


Также С. Кесаев лично видел, что 3 сентября во время штурма школы были захвачены три человека в камуфляжной одежде.

Кесаев вездесущ! В его докладе нет ни слова про камуфлжную одежду.
http://www.pravdabeslana.ru/dokl1.htm


Один из них якобы оказался Нурпашой Кулаевым, двое других — гражданские люди. Тем не менее, несмотря на все попытки конкретизировать фамилии и адреса этих людей, ни федеральная комиссия Торшина, ни ФСБ, ни Генпрокуратура ответов не дали.

Кто предпринимал такие попытки? Из отчета комиссии Торшина:

16 часов 13 минут.
Бой в районе школы затих. Спасатели и врачи входят в здание и эвакуируют пострадавших. По словам медиков, большинство госпитализированных – в состоянии средней тяжести. Характер ранений – ожоговый и огнестрельный. В спортзале школы обнаружено большое количество тел погибших заложников.
Приблизительно в это время к зданию школы подходят жители г. Владикавказа С.Х Гульчеев и Д.Р. Макеев. Увидев незнакомых мужчин в гражданской одежде, собравшиеся у школы жители г.Беслана принимают их за боевиков и начинают избивать. Сотрудники милиции изолируют их от толпы и доставляют в отделение. Наблюдавшие за избиением бесланцы и представители ряда СМИ расценивают произошедшее как задержание террористов.

Из показаний свидетеля М.С.Айдарова

Были слухи. У меня в райотделе содержались якобы два террориста. Но они не были террористами. Это были наши, осетины, которые были избиты. Я понимаю людей, которые избили их, не оправдываю, но просто они были обросшие.


Комиссия будет настойчиво обращать внимание и на такой факт: после окончания операции по уничтожению террористов в школе было обнаружено большое количество брошенной камуфляжной одежды, которую не отправили на экспертизу. Хотя посчитать предметы брошенной одежды и те, что остались на убитых боевиках, экспертам труда не составляло. Генпрокуратура так и не смогла объяснить, почему этого не было сделано.

Голословно

Кесаев поднял этот вопрос на допросе в федеральной парламентской комиссии, но комиссия Торшина не заинтересовалась этим фактом.

 

 

2. КТО ОТВЕЧАЕТ ЗА ЛОЖНУЮ ИНФОРМАЦИЮ О КОЛИЧЕСТВЕ ЗАЛОЖНИКОВ

 

Федеральная парламентская комиссия

 

В докладе федеральной комиссии о вранье по количеству заложников ничего не говорится.

Потому что вранья не было, была ошибка журналистов из РИА Новости:
http://www.reyndar.org/beslan/forum/index.php/topic,264.0.html

Упоминаются предварительные списки, которые были составлены к 12 часам 1 сентября, где фигурирует цифра 354, упомянут доклад начальника РОВД в 16.20 этого же дня: число заложников — более 700, списки продолжают уточнять.

В 0.15 2.09 получены списки, в которых указаны около 1100 заложников.

Также говорится о том, что во второй половине дня первого сентября из здания школы удалось бежать шести заложникам, которые были опрошены по обстановке в школе. Оказалось, что заложники были разделены на группы и помещены в разные части школы. Большая часть людей была собрана в спортзале. В других помещениях школы имелись группы заложников от 100 и более человек.

На вопрос, почему штаб, который знал о количестве заложников, упрямо давал ложную информацию, ответа в докладе нет.

Штаб не давал ложную информацию. Давал не полную - было.

Зато впервые назван чиновник, который «фильтровал» информацию. Когда журналисты стали выходить в эфир с информацией, основанной на непроверенных (читай: неофициальных. — Е.М.) источниках, то контакты с журналистами были возложены на министра МВД Осетии Дзантиева, начальника УФСБ Андреева и пресс-секретаря Дзасохова Льва Дзугаева. Через представителя администрации президента РФ Пескова Д.С. было обеспечено регулярное доведение информации до СМИ.

Никакой оценки последствиям намеренной лжи, которую на протяжении трех дней слышали и террористы (у них были свежая пресса, радио и возможность смотреть теленовости), в докладе Торшина нет.

Предлагаю повесить журналистов из РИА Новости

 

Североосетинская парламентская комиссия

 

В первые же часы захвата в штабе было известно, что количество заложников — 1000 и более человек. В первый день официальная цифра колебалась от 120 до 500 человек.

Не официальная цифра, а то, что выдавали СМИ. В первый день количество было не известно.

 Но последующие два дня официальные представители штаба, в том числе и его номинальный руководитель В.А. Андреев, сообщали СМИ о 354 заложниках.

В последующие два дня никто такого не говорил. Говорили о списках. Из уст Андреева я слышал похожую цифру только 1-го числа вечером.

Эта намеренная ложь, по многочисленным свидетельствам заложников, привела к возросшей агрессии террористов. А также стала одной из причин расстрела нескольких заложников-мужчин, тела которых демонстративно были выброшены из окна кабинета литературы, расположенного на втором этаже школы.

Это намеренная ложь Кесаева. Мужчин расстреляли первого, а цифра 354 появилась второго.

Ответственность за намеренно лживую информацию о заложниках, по мнению северо-осетинской комиссии, несут представители федерального центра: сотрудник администрации президента, заместитель пресс-секретаря президента РФ Громова Дмитрий Песков и сотрудник московского офиса ВГТРК Васильев.

С какого перепугу? Дзугаев выступал на улице перед толпой журналистов. Но правильно его поняло только НТВ

По свидетельству вице-спикера Кесаева, второго сентября его вызвали в оперативный штаб на беседу по поводу информирования населения об истинном количестве заложников в школе. Москвичи представились как сотрудники информационного управления администрации президента РФ и попросили не распространять информацию, противоречащую официальной.

Североосетинская комиссия в своем докладе будет ставить вопрос об уголовной ответственности за намеренное распространение заведомо ложной информации о количестве заложников.

 
Еще бы статью УК показали, законотворцы.
 

3. КТО РУКОВОДИЛ КТО (КОНТР-ТЕРРОРИСТИЧЕСКОЙ ОПЕРАЦИЕЙ)

 

Федеральная парламентская комиссия

 

Комиссия Торшина подходит к этому безусловно важному вопросу основательно. Цитируется законодательство РФ о том, кто именно должен в таких ситуациях брать на себя ответственность. Так, в Северной Осетии в июле 2001-го был разработан комплексный план сил и средств по антитеррористической защите наиболее важных объектов. По этому плану руководителем штаба определен президент республики А. Дзасохов, а не один из руководителей ФСБ республики. Согласно распоряжению президента РФ от 1 августа 2004 года № 352-рпс в субъектах ЮФО должны быть созданы постоянно действующие группы оперативного управления (ГРОУ), руководство которыми возложено на первых замов председателя антитеррористической комиссии — старших офицеров ВВ МВД РФ. В то же время первым заместителем руководителя антитеррористической комиссии РСО-А, начальником группы оперативного управления МВД РФ по РСО-А является полковник Цыбань А.А. (он войдет в состав оперативного штаба). Во время теракта в Беслане правительством РФ также не были полностью выполнены требования закона о борьбе с терроризмом. Так, в своем распоряжении от 1. 09.04 № 11/46 правительство создало оперативный штаб во главе с представителем ФСБ РФ и поручило Патрушеву определить руководителя оперативного штаба, хотя именно правительство должно было это сделать. Некоторым образом закон о борьбе с терроризмом нарушил даже президент Путин, так как именно он согласно данным доклада Торшина и по представлению Нургалиева и Патрушева назначил руководителем оперативного штаба генерала Андреева. Таким образом, только на одно назначение «стрелочника» было потрачено около полутора суток. Андреев приступил к руководству лишь в 14.45 2 сентября после письменного приказа от директора ФСБ. Впрочем, этого вывода в докладе Торшина нет.

Андреев, в соответствии с законом, приступил к руководству 1-го. А 2-го пришел письменный приказ.

 

Североосетинская парламентская комиссия

 

Первый день — отсутствие единого оперативного штаба. Никто не берет на себя ответственность за управление КТО. Формируются несколько структур из состава ФСБ, 58-й армии, МВД и чиновников и исполнительной власти Северной Осетии. Руководство осуществляет президент Дзасохов. Но ни определенности с местом дислокации, ни согласования действий нет. На второй день теракта руководителем КТО становится начальник УФСБ Андреев. 1 сентября из Москвы прилетают заместители Патрушева Проничев и Анисимов, а также начальник ЦСН ФСБ РФ Тихонов и начальник ФСБ по ЮФО генерал Калоев. Своими начальниками руководит генерал Андреев(!). В то же время свидетели, находившиеся в штабе, говорят, что московские фээсбэшники и сотрудники администрации президента РФ создали свой, параллельный штаб, куда не было доступа ни Андрееву, ни даже Дзасохову. Роль Проничева и Анисимова в управлении КТО до сих пор неясна. В материалах уголовного дела их допросов как непосредственных свидетелей нет.

 
Роль Проничева и Анисимова не ясна, но они всё равно виноваты!
 

4. РОЛЬ АНДРЕЕВА

 

Федеральная парламентская комиссия

 

В докладе Торшина, однако, подробно расписано, что и когда делал Андреев. Помимо того что Андреев возглавлял проведение КТО, дополнительно он исполнял ряд функций, не свойственных руководителю оперативного штаба. В частности, Андреев принимал участие в сопровождении Аушева до школы, вел переговоры с террористами, лично проводил до первого кольца оцепления сотрудников МЧС, которые поехали забирать тела убитых заложников, оповещал о работе штаба СМИ, выступал с заявлениями перед населением города, давал интервью прессе, в то же время заседания ОШ фактически не проводились, работали отдельные рабочие группы, сформированные на основе министерств и ведомств, принимавших участие в КТО.


Существующее типовое положение (от 2003 г.), в котором определены необходимые структура и организация работы и функциональные обязанности руководителя и членов штаба, не исполнялось.

Надо полагать, в типовом положении описан такой типовой теракт, как в Беслане

Так, оперативным штабом не была должным образом организована работа по своевременному документальному оформлению всех распоряжений и приказов руководителей, накоплению и обобщению данных об изменении обстановки и действиях террористов.

 

Североосетинская парламентская комиссия

 

В оценке роли Андреева мнение комиссии чем-то напоминает допрос президента Дзасохова в уголовном деле по бесланскому теракту. Александр Сергеевич просто не упоминает об Андрееве, зато не раз и не два проговаривается, что, по сути, все решения в Беслане 1—3 сентября принимали заместители Патрушева: генералы ФСБ Проничев, Анисимов, Тихонов.

Нет такого в его показаниях - это выдумала Милашина.

 

 

5. РОЛЬ ГЕНЕРАЛОВ ФСБ ПРОНИЧЕВА И АНИСИМОВА

 

Федеральная парламентская комиссия

 

Для оказания помощи оперативному штабу в Беслан был отправлен первый заместитель директора ФСБ генерал-полковник Проничев, который имел необходимый опыт по освобождению заложников, в частности в Театральном центре на Дубровке в Москве.

С прибытием в Беслан Проничева и Тихонова (начальника ЦСН ФСБ России, в который входят «Альфа» и «Вымпел») были организованы оцепление и блокирование района, выставлены снайперские посты, организовано наблюдение за школой, активизировался переговорный процесс. В то же время парламентской комиссии осталась непонятна роль другого заместителя Патрушева — генерала Анисимова В.Г. Участие такого должностного лица в проведении КТО должно, по идее, выражаться и трансформироваться в какие-то конкретные действия по решению сложившейся ситуации, а не просто выражаться в присутствии такого чиновника или специалиста на месте ЧП.

 

Североосетинская парламентская комиссия

 

Североосетинская комиссия убеждена, что реальными руководителями КТО были именно высокопоставленные сотрудники ФСБ. Крайне негативно комиссия оценивает тот факт, что в уголовном деле нет допросов основных участников КТО — генерала Проничева, генерала Анисимова, руководителя ЦСН ФСБ Тихонова, руководителя ФСБ РФ Патрушева. Комиссия будет настаивать на официальном допросе вышеперечисленных лиц, так как без их показаний, а также без определения степени ответственности каждого из этих лиц расследование теракта не может считаться полноценным.

Вот заметьте: показаний нет, а Кесаев убежден. А на каких основаниях строится убеждение?
 

 

6. ТРЕБОВАНИЯ ТЕРРОРИСТОВ

 

Федеральная парламентская комиссия

 

В 11.05 боевики передали через одну из заложниц записку, в которой выразили намерение вести переговоры только с президентом Северной Осетии Дзасоховым, президентом Ингушетии Зязиковым, Рошалем. Террористы передали номер телефона — 8-928-728-33-74, однако номер не отвечал. Последние две цифры номера были записаны террористами ошибочно.

В 16.05 из школы вновь вышла заложница, которая передала записку. В записке появился еще один человек, с которым согласились говорить террористы: советник президента РФ А. Аслаханов. Еще раз написан номер телефона для связи с боевиками: 8-928-728-33-47. По этому телефону переговорщик (подполковник УФСБ Северной Осетии. — Е.М.) установил контакт с террористами — боевик назвал себя шахидом, заявил, что взорвал в одном из классов 20 заложников. Первого и второго сентября террористы продолжали настаивать на одновременном участии в переговорах Дзасохова, Зязикова, Рошаля, Аслаханова.

Требование террористов об одновременном прибытии в школу этих людей было отклонено ввиду реальной опасности их уничтожения.

Также в соответствии с федеральным законом о терроризме требования боевиков по выводу войск из Чечни не могут являться предметом для переговорного процесса как угрожающие основе конституционного строя и целостности Российской Федерации.

Вместо этого оперативный штаб сделал предложение боевикам обменять заложников на задержанных в Ингушетии подозреваемых в нападении на Назрань. На случай согласия боевиков были подготовлены автобусы «Икарус».

2 сентября к переговорному процессу привлекли Руслана Аушева и Михаила Гуцериева.

В 14.45 Асламбек Аслаханов говорил с террористами по телефону и пообещал им передать их требования лично президенту Путину. Террористы предложили Аслаханову прибыть в школу вместе с Аушевым.

2 сентября Аушев вошел в школу, в результате чего было освобождено 26 человек.

Гуцериев уговаривает террористов выдать тела убитых заложников.

В ночь со 2-го на 3-е террористы на связь не выходили, переговоры с ними не велись.

По поводу переговоров с боевиками третьего сентября в докладе федеральной комиссии никаких подробностей нет.

 

Североосетинская парламентская комиссия

 

1 сентября через заложницу Л. Мамитову боевики передали записку с требованиями прийти в школу А. Дзасохову, М. Зязикову и Л. Рошалю. Позднее было названо также имя А. Аслаханова. Требования террористов о привлечении к переговорам одновременно Дзасохова, Зязикова, Рошаля и Аслаханова выполнены не были.

Требования террористов о прекращении войны в Чечне и выводе войск, о принятии Чечни в состав СНГ были квалифицированы оперативным штабом как однозначно неприемлемые и предметом переговоров не были.

Вопрос о привлечении Масхадова и Закаева к переговорам возник слишком поздно. Привлечь Масхадова к переговорам (то есть выполнить одно из требований террористов) не удалось, хотя он дал свое согласие.

Не было требования привлечь Масхадова. Было согласие. Масхадова боевикам предложил Аушев

Также комиссия констатирует, что полной ясности о требованиях террористов нет до сих пор. Неизвестны судьба и содержание кассеты, переданной боевиками оперативному штабу.

Никакой кассеты боевики не передавали. Кто-то из оцепления нашел где-то кассету и передал милиции. Кассета оказалась пустой и в Оперативный Штаб не передавалась.
 

 

7. ПЕРЕГОВОРНЫЙ ПРОЦЕСС И ПРИВЛЕЧЕНИЕ К ПЕРЕГОВОРАМ МАСХАДОВА

 

Федеральная парламентская комиссия

 

По поводу привлечения Масхадова к переговорам в докладе комиссии Торшина говорится мало и противоречиво. В одном случае идет сухая сводка: «Второго сентября в качестве возможного переговорщика террористы назвали объявленного в розыск Аслана Масхадова. Дзасохов и Аушев пытались наладить через Закаева с ним связь, но Масхадов на контакт не вышел».

Но через несколько страниц в докладе появляются следующие сведения:

«Оперативный штаб срочно принял меры по привлечению Масхадова к переговорам. Органами ФСБ была немедленно организована телефонная связь с находившимся в Лондоне Закаевым. Дзасохов и Аушев позвонили Закаеву, но был включен автоответчик, и они оставили сообщения с просьбой срочно выйти на связь. Утром 3 сентября состоялся телефонный разговор Закаева с Аушевым и Дзасоховым. Закаев сказал, что связь с Масхадовым — односторонняя и потребуется время для получения ответа. Аушев также попросил Закаева выйти на связь с Басаевым, чтобы найти вариант для разрешения сложившейся ситуации, грозившей тяжкими последствиями. Из-за конфликтных отношений с Басаевым Закаев на это предложение ответил отказом. Впоследствии Закаев на связь так и не вышел.

 

Североосетинская парламентская комиссия

 

К исходу второго дня на переговоры с террористами не вышел ни один из значимых федеральных чиновников, в компетенцию которых хотя бы отчасти входило обсуждение выдвинутых боевиками требований.

Рошаль и Аслаханов с боевиками общались.

Обещание привлечь на помощь основному переговорщику — подполковнику УФСБ Северной Осетии — более опытных коллег из Москвы выполнено не было.

Кто кому обещал?

Поручив вести переговоры региональным чиновникам, силовикам, детскому врачу, а также М. Гуцериеву и Р. Аушеву (его попросил об этом лично С. Шойгу. — Е.М.), руководство РФ, по сути, самоустранилось от ответственности и обрекло на неудачу весь переговорный процесс.

Ну надо же! Аушева попросил лично Шойгу! А что нам Милашина плела раньше?

Комиссия полагает, что несиловой исход подобных терактов в Буденновске и Кизляре был во многом обеспечен участием в переговорном процессе непосредственно федерального центра: в Буденновске переговоры с Басаевым вел премьер-министр В. Черномырдин (в самом городе находились руководители всех силовых структур России), в Кизляре переговоры вел по поручению Москвы председатель Госсовета Дагестана М. Магомедов.

Это в Буденновске то был несиловой исход? Там два раза больницу штурмовали. А Беслан - это следствие Буденновска, следствие того, что Басаеву дали уйти и дали понять, что захватами можно достигать политических целей

Надежда на бескровный исход была связана с возможным участием в освобождении заложников А. Масхадова. Комиссией был опрошен свидетель А. Закаев, который показал, что о реальном положении дел в Беслане он узнал из первого телефонного разговора с Р. Аушевым, состоявшегося 2 сентября, спустя 29 часов после захвата школы. Р. Аушев попросил Закаева о привлечении к переговорам А. Масхадова. Со второй половины дня 2 сентября до первой половины дня 3 сентября Закаев через посредников связывался с Масхадовым. Масхадов выразил готовность прибыть в Беслан, поставив только одно условие: обеспечение беспрепятственного коридора к школе. Закаев сомневался в возможности создания коридора для Масхадова и предложил взамен свою кандидатуру для участия в переговорах с боевиками. 3 сентября в 12 часов по московскому времени Закаев связался с А. Дзасоховым и подтвердил согласие свое и Масхадова участвовать в переговорах. Дзасохов попросил два часа для решения технических вопросов и организации переговоров. Следующий разговор между Дзасоховым и Закаевым должен был состояться в 14 часов (мск). Анализ ситуации показал, что Масхадов дал свое согласие на приезд в Беслан менее чем через 20 часов после первого звонка Аушева. Комиссия находит странным тот факт, что никто из оперативного штаба не предпринял попытки связаться с Масхадовым в первые же сутки захвата школы.

Про Масхадова-миротворца подобно:
http://www.reyndar.org/beslan/forum/index.php/topic,82.0.html


 

8. ПЕРВЫЕ ВЗРЫВЫ

 

Федеральная парламентская комиссия

 

О первых взрывах, приведших к боевой операции в бесланской школе, в докладе федеральной комиссии практически ничего не говорится. «В 13.05 произошли два мощных взрыва в школе.

По показаниям некоторых заложников, террористы находились в состоянии наркотического опьянения. Возможно, из-за этого они потеряли возможность управлять взрывным устройством, и произошел взрыв».

Складывается впечатление, что комиссия игнорирует один из самых важных вопросов бесланского теракта: какова природа взрывов, приведшая к силовому исходу и гибели 331 заложника.

Милашина закрепляет Самый Важный Вопрос!

 

Североосетинская парламентская комиссия

 

Благодаря качеству следственных действий сотрудников Генпрокуратуры о причинах первых взрывов можно судить только по показаниям заложников и свидетелей. Отсутствие качественной взрывотехнической, баллистической и других экспертиз в уголовном деле комиссии кажется, безусловно, странным и вызывает много вопросов.

Власти скрывают

У первых взрывов, безусловно, есть подоплека — как правовая, так и политическая.

Возможное появление в Беслане Масхадова и Закаева поставило Кремль перед сложным выбором: допустить спасение заложников и тем самым легализовать фигуру Масхадова и допустить возможность политического урегулирования чеченской проблемы. Неподготовленный штурм как вариант развития событий позволял не допустить такой ситуации. Но и делал неочевидной вину власти за гибель заложников.

Понятно? Масхадов бы всех спас! А власти, до этого усиленно звавшие Масхадова, решили всех убить и Масхадова не пускать. А зачем звали тогда? Впрочем, логика для спикера парламента - слишком сложная и лишняя наука.

Из показаний заложников и свидетелей можно сделать вывод, что взрывы в спортзале явились неожиданностью для самих боевиков. Также есть немало свидетелей, которые говорят о том, что взрывы в спортзале были спровоцированы снаружи.

Так спровоцированы снаружи, а взорвалось внутри или произошли снаружи?

Также есть данные о том, что ни одна из замкнутых цепей, связывающих минно-взрывные устройства, в спортзале не сработала.

Нет таких данных - эти данные есть только у Басаева. Помните его заявление? Вот, обнаружился последователь - Кесаев. "Спровоцированы" превращается в "произошли"

Есть данные о том, что после взрывов в спортзале саперы 58-й армии смогли разминировать большую часть взрывных устройств. (Всего было 14 самодельных взрывных устройств осколочного действия и 4 противопехотные выпрыгивающие мины кругового поражения. Обнаружено и разминировано 11 взрывных устройств. — Е.М.)

Дорогая Е.М! Вы математику в первом классе прогуляли? 14+4-11=7. Семь! Семь мин взорвалось, судя по вашим же данным.

Комиссия еще раз подчеркивает плохое качество проведенного следствия и считает основной версию о причинно-следственной связи между применением огнеметов и первыми взрывами в спортзале, потому что официальная версия о том, что бомба взорвалась самопроизвольно или случайно из-за действий самих боевиков, своего подтверждения не находит.

Почему это не находит? Кесаев вообще в спортзале был? На пол и стены смотрел? Колчество убитых и раненых и характер ранений - анализировал?

 По данным судебно-медицинских экспертиз, в телах 21 боевика было обнаружено сочетание морфина с кодеином, в пяти случаях был только кодеин, в одном — только морфин. В трех телах боевиков следов психотропных препаратов не было обнаружено вообще.

Следов тяжелых наркотиков в телах боевиков обнаружено не было, что совпадает с показаниями заложников, которые подчеркивают высокий профессионализм террористов и не склонны считать боевиков банальными наркоманами.

 

 

9. КТО И КОГДА ДАЛ ПРИКАЗ ИСПОЛЬЗОВАТЬ ОГНЕМЕТЫ И ТАНКИ

 

Федеральная парламентская комиссия

 

2 сентября в 16.30 начальник штаба Андреев приказал командующему 58-й армии Соболеву выделить танки и БТРы в подчинение ЦСН ФСБ по их просьбе.

В 17.00 Соболев поставил задачу на выдвижение в Беслан танкового взвода. В 18.15 танки прибыли в Беслан и поступили в распоряжение ЦСН ФСБ.

3 сентября после двух первых взрывов Андреев отдал приказ генералу Тихонову (руководителю ЦСН ФСБ РФ. — Е.М.) о начале боевой операции по спасению заложников. Снайперы группы разведки и наблюдения по команде руководителя ЦСН стали вести ответный огонь на поражение огневых точек террористов.

А Милашина утверждала, что штурмом руководил Проничев. Где опровержение, Елена?

В 15.05 руководителем ЦСН была отдана команда на заход в здание школы.

В 18.00 были установлены все места нахождения боевиков — классы, подвалы, чердачные помещения. Заложники отсутствуют.

По команде начальника ЦСН (генерала Тихонова. — Е.М.) и в целях минимизации потерь сотрудников ФСБ был выведен на огневые позиции танк (бортовой номер 325), экипаж которого возглавлял командир танкового взвода старший лейтенант А. По командам начальника ЦСН ФСБ Тихонова, находившегося на танке, командир А. последовательно выполнил две огневые задачи. Первую — с 20.00 по 20.30 — четыре выстрела, вторую — с 20.30 до 21.00 — три выстрела. Огонь велся осколочно-фугасными снарядами в проемы окон столовой. Боевые возможности танков были использованы командиром ЦСН ФСБ профессионально и эффективно. Сопротивление боевиков в подполье столовой было сломлено.

Террористы, находящиеся в подвале, были уничтожены путем обрушения перекрытий с использованием накладного заряда.

Также по команде генерала Тихонова был открыт огонь по укрепленным точкам террористов из огнеметов. Всего было сделано 9 выстрелов из огнеметов.

У 58-й армии не было на вооружении РПО-А (только пулеметы, автоматы, снайперы).

В целях прекращения упорных версий в СМИ о том, что применение огнеметов РПО-А «Шмель» повлекло за собой гибель большого количества заложников, а само применение огнеметов якобы незаконно, нужно отметить: в соответствии с законом о терроризме руководитель КТО имеет право задействовать все силы и средства для проведения КТО. Такими силами и средствами обладают МВД, Минобороны, ФСБ, ФСО России (ст. 6 ФЗ «О борьбе с терроризмом»).

Постановлением правительства РФ от 11 марта 2002 г. № 148/11 огнеметы РПО-А состоят на вооружении подразделений органов ФСБ. В техническом описании инструкции по эксплуатации изделий РПО следует, что они являются реактивным пехотным огнеметом термобарического действия для поражения укрытых или открытых огневых точек противника. «Шмель» представляет собой контейнер, предназначенный для обеспечения герметической упаковки оболочки и двигателя. Оболочка снаряжения представляет собой оперенный снаряд, поворачивающийся на траектории, заполненный термобарической смесью для поражения избыточным давлением огневых точек противника за счет типового термического процесса. Подтверждением этого является отсутствие очагов пожара в чердачном помещении здания школы, где данные боеприпасы применялись.

Таким образом, РПО-А не подпадает под подпункт б пункта 1 статьи 1 протокола Женевской конвенции об ограничении применения зажигательного оружия, так как к зажигательному оружию не относится.

РПО-З и РПО-Д на вооружении ФСБ РФ не состоят и в ходе КТО в Беслане не применялись. Также комиссия отмечает, что после разбора завалов школы после применения РПО-А, танков и накладного снаряда тел заложников обнаружено не было. Т.о., применение этого вооружения является, по мнению комиссии, обоснованным и не противоречащим действующему законодательству.

 

Североосетинская парламентская комиссия

 

В материалах уголовного дела определено, что огнеметы применяли сотрудники ЦСН ФСБ РФ. Также есть исчерпывающие данные о том, что танковый взвод 58-й армии был отдан в подчинение ЦСН ФСБ РФ. Приказ на применение огнеметов и танков дал начальник ЦСН ФСБ генерал Тихонов.

Танки - да, а про огнеметы - вряд ли. Боевые группы на месте сами решают, что и как применять. Имхо

Однако комиссия располагает достаточными фактами, что огнеметы и танки были применены днем 3 сентября, когда в школе находилось большое количество заложников.

Исходя из показаний многочисленных свидетелей (например, свидетельство секретаря Совета безопасности Северной Осетии генерал-лейтенанта Урузмака Созыркоевича Огоева) и личных наблюдений, комиссия считает, что танки начали стрелять по школе между 15 и 16 часами 3 сентября. Комиссия также подчеркивает, что танки стреляли не холостыми, а полноценными осколочно-фугасными зарядами, и есть заложники (в том числе и маленькие дети), у которых были извлечены осколки танковых снарядов.

А как же болванки, Елена? Где опровержение?
Кстати, хотелось бы узнать фамилии маленьких детей с танковыми осколками. Нету?


У комиссии вызывает большое сомнение официальная версия, установившая, что из огнеметов стреляли по крыше основного здания школы. Никаких следов применения огнеметов в этих конкретных местах комиссией не установлено.

Интересно, они вообще в школе то были? На крышах полно следов применения РПО-А.


Также комиссия считает выводы экспертов Генпрокуратуры о безвредности огнеметов, мягко говоря, неубедительными и необъективными.

Странный термин "безвредность". Кому нужно безвредное оружие?

Анализ характера и причин гибели 331 человека дает следующую статистику: пулевые ранения — 51 человек (из них 21 человек был убит 1 и 2 сентября, а 10 — спецназовцы);

Во как! А Милашина записала расстрелянных в жертвы штурма. Удивительная женщина! Журналистское мастерство - как на ладони, в одной статье умудряется выдавать взаимоиключающие утверждения

осколочные ранения — 150 человек, термические ожоги — 10 человек, повреждения тупыми предметами (фрагментами горящей крыши спортзала) — 4 человека. Причину гибели 116 человек эксперты установить не смогли из-за сильнейшего воздействия открытого пламени, вплоть до полного обугливания.

И еще 700+ раненых.

Комиссия также придает огромное значение показаниям депутата Госдумы РФ, члена федеральной парламентской комиссии Борзовой Ольги Георгиевны о характере термических ожогов, которые встречали медики у живых заложников. В историях болезней заложников есть записи, свидетельствующие о том, что причиной таких ожогов мог стать напалм, который используется в том числе и в снарядах огнеметов РПО-З.

Тут следует на на "показания Борзовой" сслыаться, которых никто не видел, а на конкретные истории болезни. Где фамилии, где заключения медиков и экспертов?

 

 

ЕСТЬ ШАНС ОСТАНОВИТЬ ТЕРРОР

 

Перед вами — предварительные результаты работы двух парламентских комиссий: североосетинской и федеральной. Было желание сравнить, но не противопоставить.


Лена, вы сейчас кого обманываете? Желание именно противопоставить! И противопоставление начинается вот с этих слов:
Куда более значимой оказалась работа другой комиссии, которой никто в стране поначалу не придавал значения. Североосетинским депутатам, ведущим свое расследование, удалось воссоздать куда более полную картину теракта и штурма, чем их «старшим» коллегам из федерального центра.



Работа обеих комиссий по Беслану важна для российского общества. Комиссия Северной Осетии нарушила многолетнюю традицию хранить корпоративное чиновничье молчание и начала называть вещи своими именами. Комиссия Торшина пока еще не может решиться и сделать своим цензором не власть, а общество. Но эта комиссия неоднородна.

Да! Комиссия неоднородна. Там есть Савельев и Иванов, Савельева уже вербанули и он еще скажет свое слово. Это же он слил черновики Милашиной.

Редкие выступления в СМИ членов федеральной комиссии показывают, что не все согласны с «генеральной» линией. Более того, в комиссии Торшина заключен пакт между ее участниками: с итоговым документом должны согласиться все. Но согласиться добровольно, а не под нажимом Лубянки или администрации президента РФ. В комиссии Торшина есть люди, которые понимают, что расследование по Беслану невозможно остановить — как расследование по «Норд-Осту», невозможно замять — как расследование по взрывам домов в Москве, невозможно извратить — как расследование по «Курску».

Намекает на честного и принципиального Савельева

И еще есть суд. Он не высший, но он открытый. Главные на этом процессе — не прокуроры и судьи, а матери погибших детей. Так получилось, что жителям Беслана дан уникальный шанс, потому что это первый такой суд в России. И не только суд над терроризмом. Это суд над системой, которая продуцирует этот терроризм.

Главный человек этой системы — президент.

Вот, называют главного виновного.

У него, вероятно, есть свое объяснение и бесланской школе, и бесланскому кладбищу. Через год после теракта жители Беслана получили приглашение в Кремль. Бесланцы готовятся к тяжелому разговору: когда нужно сказать все за протокольных полчаса. Но на самом деле не нужно ничего говорить, объяснять, требовать, плакать и просить. Нужно взять с него слово, что он придет в суд. Ведь он — свидетель.

Елена МИЛАШИНА, наш спец. корр., Владикавказ—Беслан

01.09.2005

« Последнее редактирование: 27 Мая 2010, 03:49:54 от Leon » Сообщить модератору   Записан
Leon
Глобальный модератор
**
Offline

Сообщений: 6,346



« Ответ #22 : 05 Апреля 2010, 21:50:22 »

5-е сентября
http://www.novayagazeta.ru/data/2005/65/00.html

ВЫШЕ НЕКУДА
Матери и президент хотят знать правду


«Новая» ведет расследование обстоятельств бесланского теракта уже год. Это расследование не раз пересекалось и даже совпадало с расследованиями и северо-осетинской парламентской комиссии, и комиссии Совета Федерации А. Торшина.


Расследование, ага. Этот стон у нас песней зовется. Пока что наблюдается только пропагандистская деятельность, к расследованию отношения не имеющая.


В прошлом номере «Новой» мы опубликовали и сравнили предварительные результаты расследований двух комиссий. Мы подчеркиваем, что официальных докладов с печатями, подписями и особыми мнениями членов комиссий пока еще не существует. Такой доклад североосетинской комиссии появится только в конце сентября, а что касается комиссии Торшина, то, возможно, результаты работы этой комиссии общественности будут представлены еще не скоро.

Но по черновым, рабочим материалам и особенно по многочисленным интервью глав обеих комиссий Торшина и Кесаева можно и нужно делать выводы, так как после бесланского преступления прошел год. Эти выводы и были сделаны «Новой». Сравнение позиций двух комиссий по ключевым вопросам бесланского теракта получило большой резонанс не только в Беслане, но и в Кремле.

Резонанс - это главное. Для того "выводы" и делались. Особенно важен резонанс в Беслане - через Бесланские комитеты можно вещать на всю страну, используя другие СМИ для пропаганды.

Целый год мы собирали доказательства того, что при штурме школы, где находились 1128 заложников и не более сотни террористов, снайперами ЦСН ФСБ РФ были использованы огнеметы РПО...

Лена, снайперы стреляют из снайперских винтовок, а не из РПО. Кстати, заметьте, что она не обозначила индекс у РПО. Это она на напалм намякивает. "Собирали доказательства"? И сколько же этих доказательств удалось собрать Новой Газете? Один тубус, который оказался левым?

...а 58-я армия перекинула в Беслан танковый взвод и БТРы и передала эту тяжелую технику в подчинение начальнику ЦСН ФСБ РФ генералу Тихонову, который и руководил боем.

А как же Проничев, Елена? Ведь по вашим словам боем руководил Проничев! Извиняться и опровергать не нужно? Может Елена просто забыла, что писала в предыдущих статьях?

Применение огнеметов удалось доказать с большим трудом.

Между прочим, им не удалось доказать ровным счетом ничего. Всё установило следствие без их помощи. Но про это не интересно.

Официальное следствие признало этот факт только тогда, когда жители Беслана с подачи североосетинской комиссии и журналистов «Новой газеты» сами принесли следствию найденный после штурма тубус использованного огнемета. После чего следствие приобщило этот вещдок к материалам уголовного дела и признало очевидный факт.

И опять "признало" - формируем мнение о вине, которую следует признавать.

Александр Торшин, руководитель федеральной комиссии по Беслану, несколько раз публично заявил, что «со «Шмелем», переданным через «Новую газету», проблема… Он — левый» (интервью «Эху Москвы» от 02.08.05.).

Мы понимаем, почему Александр Торшин это делает, и не понимаем одновременно. По-человечески все ясно: жители Беслана при посредничестве «Новой» в буквальном смысле слова заставили комиссию участвовать в передаче РПО следствию. Причем вопрос сначала ставился бесланцами иначе: не доверяя прокуратуре, они хотели передать важные вещдоки именно комиссии Торшина. Но комиссия месяц отказывалась от такого предложения.

"Не доверяя прокуратуре"... Милашина договорилась до того, что мол передавать трубу прокуратуре было смертельно опасно. Теперь вот мажет Торшина.

Однако Александр Порфирьевич Торшин не изменил свою позицию и по-прежнему говорит о том, что огнемет, найденный жителями Беслана, — «левый».

Это мне непонятно. Потому что даже Генпрокуратура давно уже признала очевидный факт — потому что комиссия Торшина нашла три огнемета на одной из крыш пятиэтажек, но, по словам члена комиссии В. Федорова, номера этих огнеметов были неправильно переписаны, и выяснить их «историю» не удалось. В том числе и потому, что прокуратура скрывает от комиссии эти вещдоки.

Власти скрывают!

Разбираясь с тремя собственными огнеметами, Торшин напал на «публичный» тубус огнемета РПО, найденный и бережно сохраненный бесланцами.

Еще бы узнать, где найденном.
 

После интервью на «Эхе Москвы», где также прозвучали двусмысленные намеки в адрес жителей Беслана, «Матери Беслана» написали Торшину открытое письмо. Мы его полностью цитируем.

«После Ваших последних интервью газете «Комсомольская правда» от 5 августа 2005 г. № 122 и радиостанции «Эхо Москвы» стало окончательно ясно, чьи интересы Вы представляете и защищаете. У Вас на руках показания очевидцев о применении огнеметов «Шмель», о пожаре, о применении танков. Если, по Вашему мнению, террорист Кулаев выполняет свое задание на суде, то на кого работают бывшие заложники, которые в один голос свидетельствуют о том, кто, как и каким образом их уничтожал. В своем интервью Вы указали, что один представленный тубус огнемета «Шмель» является «левым». Зачем же мелочиться? Назовите все обнаруженные тубусы огнеметов «Шмель», гранатометов и поддоны танковых снарядов «левыми». Мы предусмотрели и такой ход событий и придержали еще один тубус огнемета «Шмель» и несколько тубусов от гранатометов. Может, Вам кажется, что в Беслане налажено производство этого вооружения или матери Беслана пекут их на кухне? Чего же стоят в таком случае Ваши обещания об объективности расследования и заверения, что Вам будет не стыдно смотреть нам в глаза. Похоже, мы мешаем Вам в Вашей пресыщенной жизни. Вас, наверно, устроило бы, чтобы мы покинули эту страну. Но даже в этом случае мы будем добиваться правды, используя международные инстанции.

Не может быть, чтобы за уничтожение стольких людей были только поощренные и награжденные и не было ни одного наказанного».

Кстати, менее чем через месяц Милашина мягко скажет о Дудиевой и других комитетских, что после всех испытаний у них "нестабильная психика". Я покажу потом.

Г-н Торшин не ответил пока на это обращение.

На защиту бесланцев встала, как это не раз уже было, североосетинская комиссия и ее руководитель Станислав Кесаев.

Вы же помните, что Милашина не противопоставляет комиссии друг-другу? Однако вот Кесаев встал на защиту. А Торшин, стало быть - наоборот.

Именно эксперты этой комиссии проверили «биографию» скандального огнемета и выяснили, что партия РПО, куда входил и огнемет, обнаруженный жителями Беслана, поступила в Чечню на вооружение расквартированного там спецназа МВД. Во время прошлогодних сентябрьских событий эти спецназовцы были переброшены в Беслан и принимали участие в штурме.

Начнем с того, что у этой комиссии никаких экспертов и в помине не было - иначе такой ахинеи, какая написана в проекте доклада - не было бы. Да и эксперт тут не нужен - нужны мощные связи. Проверить подобную "биографию" можно только на федеральном уровне, а не на республиканском, при чем инфа эта - как минимум ДСП и цепочку надо отслеживать прямо с завода в Туле. В общем, у меня серьезные сомнения на сей счет. Впрочем, не назван и отряд спецназа, "расквартированный и участвовавший". Наверное, чтобы нельзя было проверить.


Г-н Торшин должен знать об этом факте. Но продолжает настаивать на своем. Это упорство привело к тому, что федеральная комиссия теряет доверие жителей Беслана.

Я прошлым летом путешествовал по Северному Кавказу и в гараже одного хлопца видел стрелянный тубус от РПО-А. А еще их открыто продают на guns.ru. Достать подобный сувенир, да еще рядом с республикой, где десятилетие шла война - не проблема вообще. Кстати "Матери Беслана" вон в заявлении рассказывают, что у них еще есть. Но так больше и не предъявили.

 

Впрочем, более важные вещи происходят в Верховном суде Северной Осетии, где потерпевшие продолжают давать показания. Некоторые свидетельства очевидцев уже можно назвать сенсационными, так как они дают большую надежду на то, что природа первых взрывов, прозвучавших 3 сентября и приведших к силовому исходу, будет все же раскрыта.

Савельев уже завербован. Словосочетание "природа первых взрывов" - принадлежит ему. Никого эта природа не волновала целый год. Теперь вот взят новый курс. Мало того, что военных обвинили в стрельбе после взрывов - теперь на них начинают вешать первые взрывы. Но мы то помним первую статью Милашиной, где она рассказывает, что взрывы не были гранатометными. Правда же помним?

Так, на одном из последних заседаний потерпевшими, находившимися около школы третьего сентября, были подтверждены и конкретизированы следующие факты: одновременно с первым взрывом над крышей спортзала поднялось вертикально вверх дымовое облако правильной (что чрезвычайно важно!) формы, а куски шифера разлетелись на расстояние до 100 метров от спортзала. По мнению ведущих экспертов-взрывотехников, чья независимая экспертиза будет опубликована «Новой» после того, как потерпевшие представят ее на заседании суда, и дымовое облако правильной формы, и раздробленное шиферное покрытие спортзала — это следствия обстрела крыши здания извне.

Ну, что я говорил? "По мнению ведущих экспертов-взрывотехников" - это про Савельева.
А про чьи же показания говорит Милашина? Да про Тедтова, старого знакомого. Вот эти показания, от 18 аввгуста:
И первое что я запомнил, я как раз лицом стоял в ту сторону, вот в этот проем между. Вот такие эти полетели, куски. Потом я догадался, что это был шифер. Куски шифера полетели. А потом вот это облако поднялось, вот такое. Не оранжевое, а какое-то такое.

Ни про "правильное облако" ни про 100 метров в его показаниях нет ни слова. Так откуда же взялось облако правильной формы? Про облако правильной формы Милашиной рассказал Савельев - это его идея про облака. Он нашел видео, снятое НТВ, где виден дым и два облака. На основании этого видео он подготовил "доклад", что взрывов было три и все они - следствие выстрелов из РПО-А. Правда репортеры, снимавшие сюжет, его опустили на землю - снято это было через два часа после первых взрывов, в 15 часов, когда спецназ начал штурм. И из второй версии доклада Савельев эти облака убрал, чтобы не позориться. Кроме Милашиной Савельев успел рассказать про облака Кесаеву и сценка с "облаком" вошла в его доклад. А потом помощник Кесаева Израил Тотоонти даже лжесвидетельствовал на суде, утверждая, что тоже видел облако правильной формы. Вот такие правдоискатели. Кстати, само видео НТВ Савельев нашел позже. В данный же момент речь идет о фрагменте из фильма "Dispatches Beslan" - он вышел как раз к годовщине. Там облако подмонтировано к звуку первых взрывов.

Подробно про облака:
http://www.reyndar.org/beslan/forum/index.php/topic,352.0.html

Ну и хочется спросить Милашину,  в какую сторону на 100 метров полетели обломки шифера, если обратный скат крыши остался цел?





Об этом факте также свидетельствуют характер очагов и картина распространения пожара в спортзале. Первоначально пожар возник в 13.05 после первого взрыва в 13.02 в чердачном помещении крыши, охватил потолочные деревянные перекрытия и пластиковую обшивку потолка спортзала. После чего тлеющая обшивка и горящие перекрытия начали обрушиваться на раненных и контуженных после взрывов людей. Также это следует из показаний многих заложников, которые из-за контузии не смогли услышать второй взрыв, зато почувствовали воздействие яркого обжигающего пламени, спровоцировавшего объемный пожар внутри спортзала. Это пламя и могло стать причиной детонации одного из больших пластидных самодельных взрывчатых устройств. Именно этот — третий — взрыв был самым сильным.

Напомним гражданке Милашиной, что никакого пожара после первых взрывов не было. Гореть начало после 14:40.

Подробнее про время тут:
http://www.reyndar.org/beslan/forum/index.php/topic,445.0.html


Также на суде над обвиняемым в терроризме Нурпашой Кулаевым продолжают выясняться обстоятельства подготовки к захвату первой школы. Так, есть показания о том, что ДО захвата в чердачных помещениях школы были подготовлены лежбища для снайперов, сконструированные по всем правилам диверсионной науки: из кирпичной кладки, обложенные изнутри мешками с песком. Эти лежбища (не менее шести) были обнаружены спецназовцами и местными жителями, принимавшими участие в бое, 3 сентября, после активной стадии штурма школы. Есть основания полагать, что снайперские позиции были подготовлены ДО захвата школы, так как, по показаниям свидетелей и потерпевших, с первых минут захвата с чердаков школы стали прицельно работать снайперы.

Лежбища, Елена, бывают у морских котиков. А у снайперов -  лёжки. Про мешки с песком я ничего найти не смог, если кто найдет - давайте, почитаем. Ну и ДО захвата никто там ничего не готовил. Как уже говорилось: ремонт летом делали учителя и их роственники. Все установлены и опрошены. Тема, что боевики были в школе до захвата, потом будет долго муссироваться.
Любые слухи идут в ход у честной журналистки.


Также следствием были отработаны аудиоматериалы прослушки, зафиксированной 1—3 сентября группой Р Главного управления МВД РФ. Были осуществлены 1054 перехвата эфирных сообщений. Из них Центром по борьбе с терроризмом МВД РФ совместно с УБОП ГУВД Москвы на территории Московского региона были отработаны четыре абонента, которые были зафиксированы либо в контактах с террористами, либо с их пособниками. К сожалению, их дальнейшая отработка результатов не принесла. Такова, по крайней мере, официальная версия.

 

P.S. «Новая газета» продолжает свое расследование.

Милашина забыла взять слово "расследование" в кавычки.

Елена МИЛАШИНА, наш спец. корр., Беслан

05.09.2005
« Последнее редактирование: 05 Апреля 2010, 22:04:39 от Leon » Сообщить модератору   Записан
Leon
Глобальный модератор
**
Offline

Сообщений: 6,346



« Ответ #23 : 06 Апреля 2010, 00:39:36 »

12-е сентября.
http://www.novayagazeta.ru/data/2005/67/00.html

ПРОКУРОР НАЕЗДОМ
Его послали найти виновных, а он ищет крайних


Через год после захвата бесланской школы президент дал обещание перепроверить следствие по бесланскому теракту.

Потому что только через год на встрече матерей с президентом выяснилось: а) президента дезинформировали тогда; б) президента продолжают дезинформировать сейчас.

К этой президентской версии можно как угодно относиться, но те матери и отцы, которые приехали в Москву из траурного Беслана, президенту предпочитают пока верить.

Но потом в Беслан прилетела комиссия от Генпрокуратуры во главе с замгенпрокурора Колесниковым. Проверять работу Генпрокуратуры, в том числе и работу самого Колесникова, который, как известно, с первого дня активно участвовал в расследовании теракта.

Все это напоминает известную бюрократическую традицию: пожаловался человек на чиновника в вышестоящую инстанцию. Через месяц человеку приходит ответ: мы отправили вашу жалобу чиновнику, на которого вы пожаловались.

В нашем случае прошел не месяц, а день. Но сути это не меняет.

Запомните: прокуратура виновата, а власти скрывают! Виноваты все прокуроры.

Что, по логике президента, должен был сделать в Беслане Колесников? Если логика у бесланцев и президента одна, то — проверить своего коллегу Шепеля и коллегу Криворотова (он в итоге возглавил предварительное следствие). Проверить с пристрастием и в конце концов сделать вывод: следственная группа профнепригодна.

Милашина уже и вывод знает - профнепригодна. Потому что следствие не желает идти на поводу у пиарщиков на крови.


Потому что потерпевшие не опрошены должным образом, а свидетели проигнорированы. Потому что ни одна из версий, противоречащих официальной, не отработана. Потому что ни одна из ключевых экспертиз не проведена и проводить их уже поздно. Колесников, правда, сказал: лучше поздно, чем никогда. Но в данном случае слово «никогда» более точно. В известной поговорке на место преступления возвращаются убийцы, а не следователи. Следователям на месте преступления, после которого прошел год, делать уже нечего.

Убийцы вернулись на место преступления. Понятно вам? Запомните хорошенько. Повторение - мать учения.

Ну и что сделал Колесников? Защитил Шепеля. Раз. Отказал матерям в ходатайстве об объединении разрозненных дел по бесланскому теракту в одно. Два. Наехал на руководство республики и североосетинскую парламентскую комиссию по Беслану. Три.

С одной стороны, надо же было Колесникову на кого-то наехать. Но, увы, это не простой наезд. Выполнен он в лучших традициях черных пиар-технологий.

Вот в чем - в чем, а в пиар-технологиях Милашина понимает. Тем более у нее в партнерах - профессиональная невзлинская пиарщица Литвинович. Ну и у кого что болит, тот о том и говорит - она приписывает свои идеи Колесникову.

Например, Колесников прекрасно знает о том, что руководитель республики Т. Мамсуров в Москве. И дает пресс-конференцию, на которой заявляет, что гражданин Т. Мамсуров вызван на допрос, но не явился — значит, отказывается сотрудничать со следствием. В это время Таймураз Дзамбекович, у которого в теракте пострадали дети и который уже допрашивался на предварительном следствии, срочно вылетел во Владикавказ и уже явился к дверям республиканской прокуратуры. Но ему вежливо говорят: извините, Колесников не может вас сейчас допросить — дает пресс-конференцию. Приходите завтра. Завтра Мамсуров собирается в прокуратуру, но ему опять звонят: извините, у нас страшный завал, мы можем допросить вас завтра. Мамсуров говорит: хорошо, завтра. А через некоторое время на лентах информагентств появляется гневный Колесников, с которым опять отказался сотрудничать «рецидивист» Т. Мамсуров, более того, отказался давать показания вице-спикер местного парламента С. Кесаев.

Милашина всё это прочитала в Коммерсанте и как обычно врет.
А вот как было на самом деле:
По словам руководителя пресс-центра администрации главы Северной Осетии Ксении Гокоевой, "Таймураз Мамсуров получил письмо из прокуратуры, в котором его приглашали явиться на допрос 7 сентября в любое удобное время".

— Таймураз Мамсуров заинтересован в объективном расследовании. Специально для встречи с замгенпрокурора он прилетел из Москвы. Самолет приземлился в 14 часов, но доехать до прокуратуры Мамсуров не успел — к тому времени Владимир Колесников уже сделал заявление. Может, у прокуратуры рабочий день уже заканчивался? — сказала Ксения Гокоева.

http://www.kommersant.ru/doc.aspx?DocsID=606917

Это 7-го. А вот дальше:
Вчера в прокуратуре Северной Осетии прошел шестичасовой допрос президента республики Таймураза Мамсурова. Он отвечал на вопросы следователей, проверяющих по поручению генпрокурора РФ ход расследования бесланского теракта. О мотивах вызова на допрос господина Мамсурова рассказал журналистам замгенпрокурора Николай Шепель: "Ему известны обстоятельства переговорного процесса (с террористами в школе.—Ъ), и мы решили вызвать его, чтобы официально закрепить эти показания". Замгенпрокурора пояснил, что к такому решению следователей подтолкнуло интервью Таймураза Мамсурова одной из газет. О подробностях допроса господин Шепель рассказывать не стал. Господин Мамсуров тоже отказался говорить о нем, заявив, что "говорил о том, о чем спрашивали".

Это первый допрос главы республики в качестве свидетеля по делу о бесланском теракте, хотя до этого он, по словам господина Мамсурова, уже "отвечал на вопросы парламентской комиссии, которую возглавляет Торшин".

Отказался глава Северной Осетии комментировать и недавнее обвинение в свой адрес замгенпрокурора России Владимира Колесникова (см. Ъ от 8 сентября), публично заявившего о нежелании Таймураза Мамсурова сотрудничать со следствием. "Я не отношусь к этому заявлению как к сенсации,— сказал господин Мамсуров.— Человек по каким-то причинам, может быть, по неправильным фактам, сделал выводы. Я знаю, что Колесников — профессионал достаточно высокого уровня, и данное заявление не должно быть предметом большого внимания. Устраивать междусобойчик под аплодисменты террористов мы не будем".


http://www.kommersant.ru/doc.aspx?DocsID=607586&ThemesID=37
Это было 9-го. А статья Милашиной вышла 12-го.
Но какое имеет значение то, что было на самом деле, правда ведь?


Но Станислав Магомедович не отказывался давать показания. Он готов опять рассказать следствию все, что видел 1, 2 и

3 сентября 2004-го. Хотя уже сделал это на предварительном следствии. Принципиально другое. Вызывали не Кесаева — очевидца, а Кесаева — руководителя парламентской комиссии. В первом случае это вызов свидетеля, во втором — вызов на ковер.


И тут Милашина врет. Звали не на ковер, а требовали предоставить доказательства его бреда, который он нес в СМИ неодократно.


Кесаев отказался держать ответ перед Старшим братом, а его обвинили в отказе сотрудничать со следствием. Какое именно сотрудничество имеется в виду, объяснил Николай Шепель: «С парламентской комиссией, возглавляемой Торшиным, у следствия полное взаимодействие. Получая какие-то факты, эта комиссия обращается к нам за запросом, следствие проверяет эти факты и отвечает депутатам. И выводы следствия и депутатов парламентской комиссии во многом совпадают, потому что есть взаимодействие. Чего нельзя сказать о комиссии товарища Кесаева. Она как бы сама по себе…».

Как это знакомо - обрывать цитату на полуслове. "Было бы ошибкой думать...". Данный метод активно использует другой пропагандист - псевдоисторик Резун, по совместительству - беглый предатель. Вот что осталось за многоточием:

Она как бы сама по себе. Ни разу к следствию не обращалась и вообще не знает, чем следствие располагает. Соответственно, и следствие не знает, какие факты есть у комиссии.

В то же время товарищ Кесаев постоянно выступает в СМИ и приводит в своих выступлениях сведения, которые фактически являются сообщениями о совершенных преступлениях. Например, он говорит, что пожар в школе мог произойти из-за выстрела из огнемета. Согласно 144-й и 145-й статьям УПК, прокуратура должна проверить эти сведения, с тем чтобы принять по ним процессуальные решения — возбудить уголовное дело или отказать в его возбуждении. Если сообщенное сведение соответствует действительности — выносится постановление о привлечении виновных. Если это ложь, то к ответственности уже может быть привлечен сам господин Кесаев. Он это знает и поэтому от дачи показаний уклоняется".

http://www.kommersant.ru/doc.aspx?docsid=607570

По сути, Генпрокуратура зачислила формально независимую комиссию Торшина в нештатные следователи. И Торшина эта роль устраивает, потому что позиция у него такая. А у Кесаева другая позиция. В итоге результаты работы североосетинской комиссии действительно не совпали ни с комиссией Торшина, ни с официальным расследованием. Зато совпали с расследованием жителей Беслана и независимых журналистов. О чем это говорит?

Это говорит о том, что Кесаев либо полный идиот, попавший под влияние Савельева и милашинских сказок, либо сволочь.

Только о том, что расследование Кесаева опасно. Надо скомпрометировать. Если не в глазах общественности, то хотя бы в глазах президента. Не хотят сотрудничать со следствием! И поди президент разберись, кто чего не хочет и с какой целью!

Нет, гр. Милашина, речь о другом. Речь о том, что не надо устраивать пляски на костях, а надо работать.

Мы публикуем расшифровку встречи замгенпрокурора Колесникова с Комитетом «Матери Беслана». Там есть один интересный пассаж.

Эльбрус Ногаев (потерпевший): Почему (первый. — Е.М.) взрыв произошел именно тогда, когда уже была договоренность с Масхадовым, что он должен приехать? Это — показания Дзасохова, он убедил (жителей Беслана. — Е.М.), что должны приехать новые люди (для участия в переговорах. — Е.М.)…

Замгенпрокурора Колесников: Это Дзасохов или нынешний руководитель республики?

Эльбрус Ногаев: В газете я читал показания Дзасохова, что он договорился через Закаева с Масхадовым и объявил возле Дворца культуры, что приедет Масхадов, а через час после этого произошел взрыв… Неужели все это случайность?

Дзасохов у ДК не говорил, что приедет Масхадов. Он говорил, что появятся новые люди (Аслаханов уже летел в Беслан). Есть видео, если что.

…Речь идет об известном факте: 2 сентября с подачи Аушева и Дзасохова был установлен контакт с Масхадовым через посредника А. Закаева. Масхадов дал согласие принять участие в освобождении заложников и приехать в Беслан. Последний звонок от Закаева был в 12 часов 3 сентября. Дзасохов попросил два часа для того, чтобы организовать приезд Масхадова. Но через час начался штурм. Начался, по свидетельству очевидцев, с обстрела крыши спортзала извне.

Нету свидетельств очевидцев. Не-ту. Потому что обстрела не было.

Этой версии придерживается и североосетинская комиссия. Эта версия начала находить свое подтверждение в судебном расследовании на процессе по обвиненному в терроризме Нурпаши Кулаеву. Но именно эту версию никто из федералов — ни Генпрокуратура, ни комиссия Торшина — исследовать не хотели.

Эта версия не начала находить подтверждений - не надо врать. Кстати, вы помните, что Милашина говорила о первых взрывах в своей первой статье? А что потом говорил Басаев? Милашина является рупором Басаева. Информационная террористка.

Меня же в этом кратком диалоге настораживает невинное уточнение замгенпрокурора Колесникова — это Дзасохов или Мамсуров активно говорит о сотрудничестве с Масхадовым?

Может, это напрасное подозрение, но желание хоть в чем-то обвинить руководство республики слишком явно проявилось у высокой комиссии, посланной президентом.

 

P.S. В пятницу совет парламента Северной Осетии направил обращение генпрокурору РФ Владимиру Устинову, осуждающее некорректное поведение прокурора Колесникова. Парламент потребовал принести официальные и публичные извинения за «скоропалительные выводы и резкие обвинения» конкретных работников Генпрокуратуры в адрес североосетинской парламентской комиссии по расследованию обстоятельств бесланского теракта.

 

Стенограмма встречи заместителя генерального прокурора России с жителями Беслана и Комитетом матерей 06.09.05

Елена МИЛАШИНА

12.09.2005

Стенограмма тут:
http://www.novayagazeta.ru/data/2005/67/01.html

Сюда выносить не буду, отмечу только один прекрасный пассаж Дудиевой:


Но мы-то обнаружили на месте преступления огнеметы. С двумя полосками (РПО-А), с тремя (РПО-З), и все эти тубусы у нас есть. То есть при штурме школы были применены и термобарические, и зажигательные

Т.е. у них есть тубусы, которые они так и не предъявили за 5 лет! Только вот незадача: маркировка РПО выглядит так:
РПО-А - две красные полосы
РПО-Д - одна желтая полоса
РПО-З - одна красная полоса.

Официальный ролик производителя:

http://www.youtube.com/watch?v=WAQ-7O3YFWo

Локальный файл:
http://www.reyndar.org/~reyndar1/rpo.flv (12Mb)

И находится маркировка не на тубусах, а на крышках, которые улетают при выстреле. Так что "Матери Беслана" с подачи Милашиной уже занимаются фальсификацией. Это же Милашина придумала сжигать всех из РПО-З - мы помним.

Ну а пока что Милашина и Литвинович - в плюсе. Удалось склонить комитет и комиссию Кесаева к сотрудничеству, убедить их не сотрудничать со следствием и оказывать давление на суд регулярными выходками на заседаниях и громкими заявлениями в СМИ. Отличная работа! Не зря Милашину "правозащитники" из HRW наградили.


Сообщить модератору   Записан
Leon
Глобальный модератор
**
Offline

Сообщений: 6,346



« Ответ #24 : 06 Апреля 2010, 02:09:28 »

15-й сентября. Из Милашиной льется как из рога изобилия - пока годовщина и есть интерес у читателей.
http://www.novayagazeta.ru/data/2005/68/03.html

ФУНКЦИЯ ПОЗОРА — НАД ЗАКОННОСТЬЮ
Жители Беслана делают работу, которую не хотят делать прокуроры


Во вторник на судебном процессе по обвиненному в терроризме Нурпаше Кулаеву произошла революция. Смысл ее пока не поняли даже потерпевшие. Зато очень хорошо просекли прокуроры.

Представитель потерпевших Таймураз Чеджемов заявил три вроде бы непринципиальных ходатайства:

1) ходатайство о приобщении к делу Кулаева протоколов и материалов заседания республиканской антитеррористической комиссии, которое состоялось в прошлом году накануне теракта;

2) ходатайство о приобщении к делу Кулаева списка 120 сотрудников по антитеррору, принятых в штат МВД РСО-А накануне бесланского теракта;

3) ходатайство о приобщении к делу Кулаева всех видеозаписей, которые были сделаны ГТРК «Алания» (местное телевидение) с 1 по 3 сентября 2004 года.


Все эти ходатайства безоговорочно удовлетворил судья Тамерлан Агузаров, против чего отчаянно протестовала гособвинитель Семисынова. Она раз пять воскликнула, что затребованные потерпевшими сведения не имеют никакого отношения к подсудимому Кулаеву.

Прокуратура скрывает!!!
По первому ходатайству:


Старший прокурор управления Генеральной прокуратуры РФ на Северном Кавказе Мария Семисынова:

- Уважаемый Высокий Суд, вот то ходатайство, которое заявлено представителем защиты, относительно вот действий этой комиссии по борьбе с терроризмом, оно конечно касается должностных лиц. Не Кулаева, не дела Кулаева. А касается дела, где привлечены должностные лица. Вот если бы, я полагаю, это ходатайство было заявлено по тому делу, то конечно необходимо было бы удовлетворять его. На данном этапе, по настоящему делу, я считаю, оно к делу Кулаева не имеет отношения. Поэтому, я прошу отказать.


По второму:

Старший прокурор управления Генеральной прокуратуры РФ на Северном Кавказе Мария Семисынова:

- Уважаемый Высокий Суд, не знаю, насколько связан Кулаев с предыдущим ходатайством, поскольку Вы удовлетворили. Но я думаю, что с 24 августа по 1 сентября за 6 дней никак не могли они принять этих 120 специалистов. Решение это принято, как говориться, на определенный более длительный срок. Сейчас, даже если истребовать этот список, что он даст нам для того, чтобы установить вот истину относительно обвинения, предъявленного Кулаеву. Это то, что вот именно касается списка лиц.


По третьему:

Старший прокурор управления Генеральной прокуратуры РФ на Северном Кавказе Мария Семисынова:

- Уважаемый Высокий Суд, в принципе мы не возражаем против истребования вот этого материала, который, как говорят, освещался по телевидению но нам бы еще посмотреть те материалы, которые приложены к делу, вот по настоящему делу. Я думаю, они же тоже будут демонстрироваться здесь, в судебном заседании. Мы будем их смотреть. А в принципе, мы не возражаем.



Отчаянно, отчаянно возражает, правда?


Действительно, формально они имеют отношение к так называемому Большому делу, которое уже больше года находится непонятно в каком состоянии. Видимо, потерпевшим надоело ждать и верить на слово следователям. Они решили реализовать право, которое дает им закон, и расширить рамки судебного следствия. То есть более полно расследовать в суде обстоятельства теракта и конкретизировать вину Кулаева относительно вины других участников контртеррористической операции, также ответственных за гибель 331 заложника.

Т.е. никаких сомнений, что вина участников контртеррористической операции присутствует - возникать не должно. Просто надо конкретизировать.

А то ведь до сих пор получалось, что именно Кулаев отвечал за всех убитых и раненых. По крайней мере, именно так написано в гособвинении (см. первое судебное заседание на сайте www.pravdabeslana.ru).

Да нет, там написано, что он действовал в составе банды.

Как теперь пойдет судебный процесс? Теперь показания, которые продолжат давать потерпевшие, невозможно будет грубо прервать прокурорским окриком: «Это к делу Кулаева не относится!».

Грубо прерывать прокурорским окриком! Держиморды какие, а?

Теперь все, что касается бесланского теракта, относится и к делу Кулаева. То есть, по сути, на суде произошло то, чего так долго и так безуспешно требовали жители Беслана: объединить все уголовные дела по Беслану в одно и четко обозначить вину каждого из участников.

Сколько не тверди "Халва", а во рту слаще не станет. Ничего там не объединили и следствие идет до сих пор. Милашина выдает желаемое за действительное.

Во вторник же прокуратура спровоцировала новый скандал. Замгенпрокурора по ЮФО Н. Шепель дал интервью государственному агентству ИТАР-ТАСС, в котором практически обвинил жителей Беслана в лжесвидетельствах на суде. То есть в намеренной даче недостоверных показаний. Замгенпрокурора (юрист все-таки!) не мог не понимать, что таким образом обвиняет жителей Беслана в уголовном преступлении.

Ну а что он должен был сказать то? Назвал вещи своими именами. Милашина сотоварищи загадили людям мозг и они теперь лжесвидетельствуют. При чем реально лгут, как, например, Тотоонти или тот пацан который про оружие под сценой рассказывал. Ну это крайние проявления. По большей части люди начали пересказывать слухи и мифы, рожденные журналистами, типа Милашиной и политиканами, типа Савельева и Кесаева. Но это пока что цветочки.

Более того, являясь одним из участников судебного процесса, Шепель сам нарушил закон, так как не имеет права оценивать показания участников процесса. Это право есть только у суда.

Милашина о законе говорит? Вот чья бы корова мычала. Ее давно пора за клевету сажать.

Впрочем, потерпевшие были готовы к подобному развитию событий.

— С самого начала жители Беслана делали всю работу за следователей Генпрокуратуры, — прокомментировала ситуацию сопредседатель Комитета матерей Элла Кесаева. — Мы нашли огнеметы и доказали их применение. Мы настояли, чтобы было официально признано использование танков при так называемом штурме. Мы подняли тему участия в переговорах Масхадова. По нашей просьбе было взято интервью у А. Закаева. Мы ищем и находим свидетелей и просим прийти их в суд. Мы добиваемся, чтобы на процессе по Кулаеву восторжествовало правосудие, а не суд Линча, который предлагает нам государство. Что делает прокуратура? Вернее, чего она не сделала. За целый год не была проведена важнейшая пожаро-техническая экспертиза, которая бы показала: от чего и как именно возник пожар в спортзале. Сделать эту экспертизу теперь невозможно: к годовщине спортзал был вычищен и накрыт новой крышей. Не проведена не менее важная баллистическая экспертиза, то есть сейчас, когда погибшие заложники похоронены, а тела боевиков кремированы, уже нельзя выяснить: кто из какого оружия и в кого стрелял. Утверждения Шепеля и Колесникова, что именно боевики расстреливали детей, не более чем фантазии прокуроров.

С количеством боевиков само следствие не может определиться. То оно в первые же минуты теракта сообщает об арабах, то признает их отсутствие, то год спустя опять конъюнктурно обвиняет международный терроризм. Пусть лучше внимательно прочитает свое же обвинительное заключение, в котором пять раз черным по белому написано: банда в составе 17 опознанных боевиков и 14 неопознанных. Складываем числа и получаем: 31 боевик, включая Нурпашу Кулаева (см. стенограмму первого судебного заседания на сайте www.pravdabeslana.ru — Е.М.). Откуда же взялась цифра 32, которая ни разу не фигурирует в обвинительном заключении?

Маленькая деталь, которая ярко свидетельствует о желании Генпрокуратуры приукрасить действительность. Вот цитата из того же обвинительного заключения: «2 сентября 2004 года, выполняя требование органов государственной власти и управления РФ по немедленному освобождению заложников, боевики освободили 26 заложников».

Так и написано, да. Впрочем, на суде даже номер машины переврали

То есть это не Руслан Аушев спас людей, а наши органы госвласти, оказывается, потребовали. А террористы, по мнению следователей, испугались и эти требования тут же выполнили…

Елена МИЛАШИНА, наш спец. корр., Беслан, Владикавказ

15.09.2005

Тут что интересно: на сцену выходит Элла Кесаева. Чуть позже вы поймете, почему.
Сообщить модератору   Записан
Leon
Глобальный модератор
**
Offline

Сообщений: 6,346



« Ответ #25 : 06 Апреля 2010, 02:13:54 »

17-го октября она пишет про Норд-Ост.
http://www.novayagazeta.ru/data/2005/77/12.html
«НОРД-ОСТ»: ТРЕТЬЯ ГОДОВЩИНА
Елена МИЛАШИНА


Цитировать смысла нет.
Кроме последнего абзаца:


Мы также послали официальное приглашение в Беслан на имя Эллы Кесаевой, представителя комитета «Матери Беслана». Мы попросили ее сформировать делегацию, которая приедет на третью годовщину «Норд-Оста».

На имя Эллы Кесаевой. Это "жжж" неспроста!
« Последнее редактирование: 06 Апреля 2010, 03:34:30 от Leon » Сообщить модератору   Записан
Leon
Глобальный модератор
**
Offline

Сообщений: 6,346



« Ответ #26 : 06 Апреля 2010, 02:17:24 »

Это неспроста, потому что 24-го октября:
http://www.novayagazeta.ru/data/2005/79/06.html

«ГОЛОС БЕСЛАНА»
Появилась новая общественная организация


В Беслане прошло первое собрание новой общественной организации «Голос Беслана». В нее вошли большинство членов комитета «Матери Беслана», а также отцы, братья, мужья погибших в первой школе.

Идея новой организации возникла в Беслане давно, но воплотилась только сейчас. К объединению бесланцев подтолкнула позиция федеральных властей, не желающих всесторонне расследовать бесланский теракт. Не случайно день рождения новой организации совпал с отчетной пресс-конференцией замгенпрокурора Владимира Колесникова, на которую потерпевших и бывших заложников просто не пустили.

Появление «Голоса Беслана» нельзя расценивать как раскол среди бесланцев. Многие в городе негативно оценивают влияние на некоторых лидеров «Комитета матерей» шарлатана Григория Грабового. Тем не менее все понимают: пройдет какое-то время, женщины переболеют и придут в себя. По сути, «Голос Беслана» сейчас перехватил эстафету у «Комитета матерей» и продолжит активно добиваться объективного расследования бесланского теракта.

Елена МИЛАШИНА

24.10.2005

Появление «Голоса Беслана» нельзя расценивать как раскол среди бесланцев. Ну конечно! Перехватил эстафету и продолжит бороться! Милашиной бы передовицы в газете "Правда" писать.
« Последнее редактирование: 06 Апреля 2010, 03:35:04 от Leon » Сообщить модератору   Записан
Leon
Глобальный модератор
**
Offline

Сообщений: 6,346



« Ответ #27 : 06 Апреля 2010, 03:18:58 »

А вот подробности подоспели. 29-го сентября, Милашина участвовала в эфире радио "Свобода" и речь шла как раз про ситуацию с комитетами. Целиком прочитать можно вот тут:
http://www.krotov.info/yakov/3_vera/3_radio/20050929.htm
А я выберу только ответы Милашиной и прокомментирую.
Кстати, "священник" Яков Кротов, с которым так мило беседовала Милашина на вражеском радио, недавно высказался на тему последних взрывов в метро:

Так вышло, что сегодня с женой утром часа полтора ехали в пробке, с удовольствием слушая радиопрограмму о терактах - удовольствие я получал от искусства ведущего, которого лично знаю. Скорбел ли я? Ничуть. Более того, день был намечен для отдыха и мы отдохнули. Как верующий и как учёный я стараюсь быть честным и говорю: болезнь внучки (выздоровела) меня беспокоила намного больше, чем сегодняшняя трагедия, и я считаю это абсолютно нормальным. Я не бесчувственное бревно, я очень почувствовал удовольствие, когда солнце выглянуло на пару часов, да и вообще от гуляния.
http://yakov-krotov.livejournal.com/550586.html
Но это так, к слову, они там друг-друга стоят.

Картинка с передачи:




- Елена, кратко, в чем причина такого возмущения контактами комитета «Матери Беслана» с Грaбовым?

Елена Милашина: Я возмутилась, и газета возмутилась, и журналисты возмутились. Не мы первые, кстати, подняли эту тему, подняла эту тему газета «Известия», она на протяжении года об этом писала. Просто за некоторое время до поездки к президенту Путину очень сильно активизировалась деятельность сторонников Грaбового в Беслане. Им удалось договориться, обработать, вовлечь, по-разному можно здесь уже говорить, председателя комитета матерей Сусанну Додиеву и еще несколько женщин, которые поехали в Москву, и об этой встрече с Грaбовым представители комитета «Матери Беслана» писали «Известия», а потом написали и мы. Мы знали об этом, в общем-то, до поездки, может быть, одни из немногих журналистов, потому что, я думаю, если бы было известно всем, написали бы заранее. Мы не хотели об этом писать, мы хотели немножко сделать по-другому, чтобы первыми все-таки об этом заговорили жители Беслана и заговорили с той позиции, которая им благоприятствовала, которую они бы выбрали. Чтобы они манипулировали ситуацией, а не ситуация ими, грубо говоря.

О чем тут Милашина говорит, вернее не договаривает? Да о расколе в комитете. Дудиеву хотели убрать с поста раньше, руками Кесаевой, используя компромат с Грабовым. Но не получилось.

Поэтому суть моих претензий не в деятельности Грaбового. Я, конечно, возмущена деятельностью сект, сектантов, манипуляторов человеческой психикой, особенно когда эта психика прошла такие испытания, как Беслан, и совершенно нестабильна.

Милашина признает, что комитетские, в своем большинстве - не здоровы. Я чуть раньше об этом писал. Т.е. пока они борются с прокуратурой на радость Милашиной - они вменяемы. Когда едут к Грабовому - психически нестабильны.

Собственно говоря, моя позиция – это возмущение нашими службами, спецслужбами, властями, которые попустительствовали, по сути, развитию этой ситуации, на протяжении года она развивалась в Беслане.

Виноваты власти! Помните об этом! Правда не ясна позиция Милашиной. Она знает, что целый год прихвостни Грабового мутят воду в Беслане, но не пишет ни статей, ни доносов.

И я понимаю, к чему это может привлечь. Потому что на самом деле, в отличие от других сект, идеологий или учений, Грaбовой обещает вполне как бы практичную и четкую вещь – воскрешение погибших детей. Понятно, что никакого воскрешения не произойдет. Но что будет с этими женщинами? В моем понимании это, в общем-то, попытка довести до самоубийства, попытка довести до психиатрической больницы.

Вы же понимаете, что это власти хотят довести женщин до самоубийства? Они же не препятствуют! Не мошенник, наживающийся на людском горе, а власти. Кстати, если кто не в курсе, Грабовой и Савельев - из одной академии. Академии Информатизации - раньше она называлась МосГорСправка:
http://www.reyndar.org/beslan/forum/index.php/topic,33.msg1669.html#msg1669


В первую очередь жалко просто этих людей, очень жалко. Потому что Вы не представляете, никто не может представить, и даже я не представляю, хотя я год проработала в Беслане, какие они испытания прошли. Вот, собственно говоря, позиция.

Вторая. Это нам мешали работать целый год, мешали работать юристам, мешали работать политикам оппозиционным. Нас выдворяли из Осетии, обыскивали, проверяли. Но в то же время люди, которые занимаются очень странными вещами, спокойно работали в этом городе, где на самом деле должны быть психологи, а не сектанты.

Оппозиционные политики - это Каспаров, которого там закидали помидорами. Напоминаю, что главред Новой Газеты Муратов уже в то время являлся соучредителем каспаровского "Комитета 2008". Ноги у НоГи растут именно отсюда.

...

Елена Милашина: Я хочу пояснить, почему мы не написали. Во-первых, о Грaбовом писали другие журналисты и писали на протяжении года. Во-вторых, не надо думать, что бесланцы ничего не могут сделать. Они очень много могут сделать. Все-таки хотели, чтобы они первые нанесли удар по этой ситуации, потому что это коснулось непосредственно их. Когда писали другие журналисты о деятельности Грaбового, тогда еще не были вовлечены в эту… организацию (хотя я считаю, что это секта, ну да, ладно) люди, которые входят в комитет «Матерей Беслана».

Вооот! Да плевать на других людей. Но когда Грабовой протянул свои клешни к комитету, заботливо выращенному Литвинович и Милашиной, когда он покусился на чужое - вот тогда и забегали.

Сейчас они вовлечены. Поэтому я думаю, что первое право сказать об этой ситуации и сделать шаги, чтобы привлечь к этому внимание властей, должно было быть у бесланцев. К сожалению, журналисты их опередили. Я считаю, что здесь не нужно делать сенсацию, здесь нужно реально помогать, чем мы можем, не информацией в первую очередь, не сенсацией, а именно попыткой как-то эту ситуацию преодолеть вместе.

Я понимаю скорбь Милашиной: "Матери Беслана" совершили то, что показывает всему миру их неадекватность. И как теперь вести информационную войну, скажите на милость? Ведь люди будут говорить: "А, это те, что к Грабовому ездили!".

...

 Елена Милашина: Действительно, проводились даже прокурорские проверки в Москве, во Владикавказе. Здесь, в Москве, выступали люди против деятельности Грaбового в Беслане. К сожалению, я имела в виду, что мешали работать в самом Беслане, мешали работать журналистам, мешали работать политикам, мешали работать многим другим людям, которые каким-то образом не устраивали власть. Но я не могу сказать, что кому-то из представителей вот этих сект…не знаю как сказать…

Яков Кротов: Это Ваш выбор.

Елена Милашина: Мешали работать. Сайентологов выкинули из Беслана сами жители буквальным образом, я присутствовала при этом.

Нам мешают лгать.


...

-  В чем заключается «дискредитация»? Вот человек сходил в ресторан «Арагви», человек сходил к Грaбовому, человек заглянул в православную Церковь, человек заглянул в мечеть, к Муну, к сайентологу. Что его дискредитирует, а что нет?

Елена Милашина: То, что мы сейчас с Вами говорим про Грaбового, то, что последние две недели говорят про Грaбового, он ведь действительно работал в Беслане, до этого работал в «Норд-Осте», до этого еще где-то работал. Очень долго никто не говорил. Его сейчас, Грaбового, сделали ньюсмейкером только потому, что он обработал часть людей из комитета «Матерей Беслана». Это лишний раз показывает, насколько серьезной стала эта организация, насколько серьезным ньюсмейкером, уважаемым, она стала в обществе.

О том и речь. Комитет выращивали как ньюсмейкера, чтобы через него влиять на другие, неподконтрольные СМИ - и такая засада.


Яков Кротов: Это я понимаю.

Елена Милашина: Я просто хочу логически продолжить. Потому что цели, которых добивается комитет «Матери Беслана», весь Беслан, который стоит за этим комитетом, - цели очень важные для всех нас.

Только что Милашина объясняла, что ее не волнует "Весь Беслан", помните?  "Цели, важные для нас" - несомненно.

Ни в одной трагедии мы не разобрались до конца, ни в одной трагедии у нас нет по сути виновных, которых бы мы не просто посадили, это ладно, это не самое важное, а на примере которых мы бы разобрали ошибки, которые были совершены, чтобы постараться их предотвратить. У комитета, у Беслана есть сейчас шанс это сделать, есть шанс довести это до конца. Насколько несерьезной показалась встреча президента Путина.

Сегодня у Путина, завтра у Грабового. А у Путина встреча была несерьезная, нет. Кстати, через Кесаеву они пытались сорвать встречу - негоже оппозиционным комитетам с врагом человечества общаться.

 Потому что, я так думаю, если бы не был такой накал в этой ситуации, не была бы такая четкая, ясная, определенная позиция комитета и самого Беслана, если бы их требования не были настолько убедительны, то президент Путин либо сам приехал в Беслан (он испугался, я думаю), либо не стал проводить эту встречу. Понимаете, на такие вещи уже надо отвечать. Можно отвечать так, как ответил Путин, можно отвечать так, как сейчас происходит в ситуации с Грaбовым. На самом деле я не думаю, что это скомпрометирует. Может быть, кто захочет, кто и так возражает против такой деятельности комитета бесланцев, они скажут, «ну, они сумасшедшие, чего Вы хотите». Уже много говорили, что эти женщины требуют, писали об этом, известный журналист Соколов в «Известиях» написал, что они любуются своим горем, им надо нарожать детей и забыть про то, что случилось. Ну, нормальные советы, в общем…

Да ладно вам, Елена. Решение о расколе комитета уже принято и работа ведется. Выше вон про Эллочку уже было.

Яков Кротов: Нормальные в кавычках?

Елена Милашина: Нормальные для Соколова.

Яков Кротов: Спасибо. И все-таки, а если бы Сусанна Додиева зашла бы в Храм Христа Спасителя, это бы ее дискредитировало?

Елена Милашина: Вы говорили про разницу между Грaбовым и Церковью или схожести их в этой ситуации, как воспринять. Дело в том, что Осетия вообще очень сложная. Все говорят, она православная. Там очень много мусульман, там очень много язычников, атеистов, но православие все-таки доминирует. В поездке к Путину было четыре женщины, три из них советовались с Грaбовым, ехать или не ехать. Одна из них верующая, Римма Гумециева, которая ездила в Израиль, она действительно верит в Бога, она ходит на службу, она ходит в Церковь. Для нее учение Грaбового просто… хотя вроде бы Вы говорите об идентичных вещах, что там, что там воскрешение. Для нее это просто… ну, она посмеялась, понимаете. Даже не было никакой агрессии, что это такое вообще.

Яков Кротов: Спасибо. Мне кажется, что это любопытный пример как раз христианской реакции. Потому что люди неверующие - пошел человек к Грaбовому, они возмущены, человек себя дискредитировал, человек сошел с ума. А вот верующий человек, член комитета «Матери Беслана», посмеялся. Не более ли разумная это реакция?

Елена Милашина: Дело в том, что Римма Гумециева вышла из комитета «Матерей Беслана», она сейчас не член, и я не могу сказать, что те, кто поверил в Грaбового, они неверующие. Они верующие, но, может быть, недостаточно сильно верующие.

...


 Как бы Вы сказали, в чем все-таки… К кому у Вас была вера и вдруг она уменьшилась из-за того, что матери Беслана сходили к Грaбовому?

Елена Милашина: Позвольте, я не прямо сейчас отвечу на вопрос, а несколько слов в опровержение. В ближайшем номере «Новой газеты» выйдет опровержение на мою собственную статью по гибели АПЛ «Курск». Дело в том, что мы проиграли иск, на нас был подан иск главным судмедэкспертом Министерства обороны. Мы написали о том, что он подтасовал факты своей экспертизы. Первый суд мы выиграли, а второй проиграли. Сейчас мы будем публиковать опровержение.

Дело в том, что когда я пишу тексты, я, естественно, не покушаюсь ни на чью честь, достоинство и деловую репутацию.

Да мы знаем, знаем. Вы просто мешаете с дерьмом людей, исходя из их ведомственной принадлежности - через это пытаетесь запачкать тех, кто наверху.

 В данной ситуации я хотела разобраться в ситуации. Есть экспертизы в уголовном деле, которые привели к тому, что виновных в гибели «Курска» и 118 членов экипажа нет. Именно две экспертизы. Есть масса других доказательств в уголовном деле, которые свидетельствуют о том, что виновные есть. Как мы знаем, потом у нас появились виновные в любой гибели – лодки, в аварии батискафа – у нас всегда есть стрелочники. Сейчас мы будем публиковать опровержение. Я не знаю, для тех, кто читал на протяжении пяти лет, снизиться ли рейтинг доверия или нет ко мне лично, к моим публикациям. Потому что на самом деле мы прекрасно понимаем, что представляет собой наша судебная система.

"Рейтинг доверия". Людям предлагается верить Елене на слово. Но мы то видим, что делать этого нельзя. Потому что она лжет.

Вот здесь тот же самый вопрос. Поверьте, мне плевать на Грaбового. Мне абсолютно все равно, сектант он, не сектант, что он обещает, воскрешает он даже, не воскрешает. Потому что, хоть я и неверующая, но я глубоко убеждена, конечно же, нельзя никого воскресить, конечно же, человек живет, пока мы его помним. С утратой надо смириться.

Но дело в том, что в Беслане произошло очень страшное. Представить, что значит для этих женщин, когда они вместе… Потому что на самом деле сила и слабость Беслана в том, что им жить вместе. Они не могут разъехаться как «Норд-Ост», как «Курск», они не могут забыться, они все время будут об этом помнить, у них там кладбище рядом новое. Поэтому на самом деле я не верила в систему нашего государства, в возможность нашего государства защитить своих граждан, что подтвердил Владимир Владимирович Путин. Кстати говоря, я не знаю, потерял ли он доверие, потому что пока это все скрывалось, что он им сказал на их вопросы, вроде бы доверие было. Когда мы опубликовали стенограмму этой встречи, мне очень много людей говорили, что это кошмар, что говорит президент на такие вещи. Это кошмар, что президент не знает, что в школе была тысяча с лишним заложников, а он говорит, 354. Поэтому у меня как было неверие в возможность нашего государства защищать наших граждан, так и осталось. Но я до сих пор верю в бесланцев, и мне абсолютно плевать на Грaбового, что с ним будет. Пускай это будет на его совести.

Да и на бесланцев ей плевать. Она их просто использует.


Ну и вот, сменить власть в комитете не получилось, и комитет раскололи. Дудиева и раньше не особо желала критиковать лично Путина - ее больше заботило республиканское начальство. Из комитета была выделена Кесаева, отличившаяся своей бесноватостью. Кесаеву взяли в оборот, начали пиарить - вон, даже на годовщину "Норд-Оста" позвали именно ее, а не Дудиеву. А знаете почему? Потому что норд-остовский комитет был взят под каспаровское крыло еще до Беслана. Они марионетки. И на всех действах, устраиваемых Литвинович - они в первых рядах. Активисты - Карпова и Миловидов. Ну и вот, выделили самых горластых, готовых валить Путина. Сделали им сайт, взяли в партию - Кесаева является активистом каспаровских структур и сопредседателем т.н. "Всероссийского гражданского конгресса": http://www.vrgkongress.ru/47E05D29D9CC8/486A516C7B155.html
Сайт, если кто не знает, зарегистрирован на Литвинович и ей же и ведется:
http://www.who.is/whois/golosbeslana.ru/
В общем, комитет "Голос Беслана" перехватил этсафету и продолжил бороться. Ура!

« Последнее редактирование: 20 Мая 2010, 20:33:24 от Leon » Сообщить модератору   Записан
иванов
ДСП
*
Offline

Сообщений: 1,350


"Я мзду не беру, мне за державу обидно"


« Ответ #28 : 06 Апреля 2010, 03:42:07 »

Я вот тут подумал...не получится привлечь к суду Милашину за ложь.
Потому что любая психиатрическая экспертиза признает, что она невменямая, так как лжет просто паталогически. Причина патологии - мания преследования Путина...
Впрочем, в Новой газете вообще можно открывать филиал института Сербского. На несколько докторских диссертаций материала обеспечено.  afftar

Сообщить модератору   Записан

Просто так сказал (с)
Leon
Глобальный модератор
**
Offline

Сообщений: 6,346



« Ответ #29 : 07 Апреля 2010, 00:47:06 »

27-е ноября


КОГДА СТРЕЛЯЛИ ТАНКИ
Сегодня это самый важный вопрос на процессе по Беслану. Стенограмма из зала суда

http://www.novayagazeta.ru/data/2005/89/00.html

Усилия жителей Беслана, весь год проводивших собственное расследование теракта, не прошли даром. Сегодня на суде по обвинению в терроризме Нурпаши Кулаева в качестве основных вопросов рассматриваются эпизоды обстрела школы из танков и огнеметов. То есть в суде сейчас исследуется мера ответственности членов оперативного штаба, военнослужащих 58-й армии и сотрудников ФСБ за последствия операции 3 сентября 2004 года.

Полагаю, что это только начало «бесланского списка», состоящего из фамилий тех должностных лиц, чьи действия, по мнению жителей Беслана, могли привести к гибели их близких. Вместе с обстоятельствами применения танков и огнеметов на суде особо исследуются факты умышленного занижения количества заложников и непосредственный ход переговоров с боевиками, возможное участие в этих переговорах Аслана Масхадова.

Стандартное вступление про кровавых палачей, вину которых вот-вот докажут и всех разоблачат.
 

Пока в суд вызывают свидетелей обвинения. Всего их 69 человек, среди них много детей (бывших заложников), военные 58-й армии, Дзасохов, Аушев, Андреев и — ни одного представителя центрального аппарата ФСБ и администрации президента РФ.

Власти скрывают.

Несмотря на то что сотрудников Центра спецназначения (ЦСН) ФСБ и заместителей Патрушева активно прикрывают и прокуратура, и военные, и чиновники, вызывать их в суд все равно придется. Потому что из показаний все тех же военных и пяти членов оперативного штаба (а также материалов расследований парламентских комиссий) уже абсолютно ясно: и боевой операцией, и штабом руководили высокопоставленные сотрудники спецслужб, а информационное обеспечение организовывали сотрудники администрации президента РФ, из которых засветился заместитель пресс-секретаря президента Дмитрий Песков.

Всё пытается зацепить Пескова и всё никак не получается.

 

На прошлой неделе показания давали военнослужащие и командующий 58-й армией генерал Соболев. Все они настаивали, что и танки, и огнеметы были применены уже после активной стадии штурма — приблизительно в 21.00—21.30 3 сентября. Что интересно: в показаниях, данных на предварительном следствии, многие из этих военных не могли указать точное время стрельбы, а через год это время вспомнили. Надо сказать, что военные давали предварительные показания, когда факт применения танков следователи пытались скрывать от потерпевших.

Вот как такое комментировать? Ну следователи то тут при чем? Они что, обязаны информировать потерпевших о чьих-то показаниях? Нет. Потерпевшие имеют право знакомиться со всеми материалами дела по окончании предварительного следствия, перед передачей дела в суд.
Статья 42 УПК:

12) знакомиться по окончании предварительного расследования со всеми материалами уголовного дела, выписывать из уголовного дела любые сведения и в любом объеме, снимать копии с материалов уголовного дела, в том числе с помощью технических средств. В случае, если в уголовном деле участвует несколько потерпевших, каждый из них вправе знакомиться с теми материалами уголовного дела, которые касаются вреда, причиненного данному потерпевшему;

Именно это право реализовала Кесаева, слив протоколы допросов Дзасохова и Андреева Новой Газете.




 И только когда потерпевшие поставили вопрос ребром, следствие заговорило сначала о том, что танки стреляли болванками, а потом — что стреляли вечером, когда в школе не осталось живых заложников.

Про некие загадочные болванки заговорило не следствие, а Милашина со слов конспиролога Тедтова. Вот не надо с больной головы на здоровую то. А Тедтов на суде показал, что стрельбы не видел, только слышал бабахи, которые идентифицировал как выстрелы из танка. Никаких "болванок" в боезапас танка не входит. Инертные и практические снаряды загружают в танк только перед учебными стрельбами. В остальное время в танке возят стандартный боезапас: осколочно-фугасные, кумулятивные и бронебойные.

Настораживает тот факт, что со свидетелями накануне судебного заседания активно общалась прокурор Семисынова (что зафиксировали адвокаты потерпевших).\

Власти скрывают.

 Зал судебного заседания внимательно следит за выражением лица г-на Шепеля: каждый раз, когда военные говорят о выстрелах в 21.00, он начинает довольно улыбаться (по выражению бесланцев, «балдеть»). Но когда звучат показания потерпевших, что танк стрелял по окнам столовой и актового зала между 15-ю и 16-ю часами 3 сентября, лицо Шепеля «свирепеет» (по наблюдению опять же потерпевших), а госпожа Семисынова протяжно вздыхает и иногда говорит «мать моя…» (вздохи и слова записаны на диктофоны).

Аргументы кончились, перешли на выражение лица. Железное доказательство, да.

 

Из показаний Александра Исакова, военнослужащего в/ч 12356.

Заместитель прокурора РСО-Алания Аслан Черчесов:

— …По школе все-таки стреляли? Вы наблюдали?

— Я не наблюдал. С того места это невозможно было. Потому что железная дорога, и с правой стороны частный сектор. Я слышал — стрельба. Но откуда куда, не могу сказать.

— Исаков, вот установлено из документов, что было произведено семь выстрелов из танка. Вы слышали?

— Я слышал где-то в 21— 22 часа. Это уже было с наступлением темноты.

— А как вы считаете, ночью можно вести стрельбу из танка по террористам?

— Конечно!

— А куда стреляли?

— Я так понял, что нужно было разрушить стену.

— И семь выстрелов из танка сделали, да? Огнемет мог разрушить стену?

— Нет. От него больше эффекта огнем.

— Гранатомет?

— Гранатомет может.

— Вот 10 выстрелов из гранатомета было произведено, и все это ночью, да?

— Я не могу точно сказать. Я знаю, что танк стрелял ночью.

— Но по звуку вы не слышали — из гранатомета?

— Там периодически слышались выстрелы. Но я не обращал внимания, из чего стреляли.

— Но вы же грамотный офицер! А как, по-вашему, вот в школе полно заложников, и стреляют танки в это время по школе. Могли пострадать там живые заложники?

— С такими стенами, вот как в школе, навряд ли.

— А террористы могли пострадать?

— Могли, конечно. Смотря куда стрелять. Если выстрел произведен в окно, то, конечно, могли пострадать. А если в стенку…

— Значит, из танка в темноте они вели прицельную стрельбу по террористам. Они могли пострадать, а заложники не могли.

— Я не командовал танковым подразделением, я не могу сказать.

— Как вы думаете?

— Конечно, могли пострадать. Если попадание было в окно, конечно, могли. И те, и другие, конечно, само собой.

Адвокат:

— Вы говорили в ходе своего выступления, что перед вами была поставлена задача. А кто ставил вам задачу?

— Командующий армией ставил задачу, генерал-лейтенант Соболев.

— Лично вам?

— Да, лично мне ставил задачу.

— А Соболеву кто ставил?

— Я не знаю. Дело в том, что он мне ставил задачу до момента, когда я не передал технику в личный состав ФСБ. А потом нам на каждую группу, на каждую единицу техники поставили сотрудников ФСБ, которые руководили нашими действиями… Передо мной задача была поставлена такая, что представлялся сотрудник «Альфы», «Вымпела», и все задачи будет отдавать он.

— Он представился?

— Он представился, но я сейчас не могу сказать, потому что не помню.

— Опишите его.

— Но они в спецобмундировании все были, и тяжело описать очень.

— Он документ представлял?

— Да. Он представлял документ. Но я не помню сейчас…

— Вы поступили в распоряжение представителя ФСБ, фамилию которого вы не помните и не можете его описать. Так?

— Да.

— А вам говорили что-нибудь о количестве заложников?

— Я сейчас не могу вспомнить. Такие вот мелочи я не вспомню просто.

 

Из показаний Киндиева Виктора Валериановича, военнослужащего в/ч 66431, командовал тремя БРДМ и тремя танками Т-72.

Прокурор Николай Шепель:

— Что вы можете сказать по поводу первых взрывов?

Киндиев:

— Взрывы я и слышал, и видел. Сначала идет звук, потом, если со стороны ДОСААФ на школу смотреть, то с левой стороны с крыши полетели стружка, осколки, остатки крыши этого здания. Теперь я знаю, что это был спортзал. Сначала взрыв — и потом полетела стружка. Это было между первым и вторым взрывами…

Эти показания Киндиева очень важны. Наши военные, которые находились вблизи школы, до сих пор утверждали, что не видели первых взрывов. И показания Виктора Киндиева — это неожиданные показания. Они подтверждают другие свидетельства о природе первых взрывов и доказывают, что эти взрывы были извне.

Виктор Киндиев не смог назвать фамилию офицера ФСБ, которому передал свои три БРДМ и три танка Т-72:

— Фамилию офицера ФСБ не могу сказать. Я ее не знаю. Но когда я знаю человека в лицо, мне документы смотреть не надо. Почему я знаю его в лицо? Потому что при постановке мне задачи генералом Соболевым этот офицер в штабе присутствовал. И после получения задачи на передачу танков в оперативное подчинение ФСБ Соболев сказал: к тебе придет человек, которого ты знаешь. Соболев его должен знать. Тот офицер ФСБ, которому я должен был передать танки, он руководил «Альфой» и «Вымпелом»… Ну а непосредственно командовал моими танками другой офицер ФСБ, который сказал мне, что получил от высшего офицера ФСБ задачу поставить танки на фугасное действие, которое приводит к разрушению…

Адвокат:

— Были ли в школе на момент стрельбы из танков раненые заложники?

Киндиев:

— Это был бой. Когда бой — есть и убитые, и раненые, без этого не бывает. Полностью отрицать, что там были раненые или убитые, я не могу.

— А вы не слышали выстрелы по школе из огнеметов и гранатометов?

— Я слышал выстрелы из гранатометов и из огнеметов. Но с той стороны школы, где я находился, не стреляли. С другой стороны школы (где расположены пятиэтажки, на крышах которых обнаружены тубусы из-под огнеметов. — Е.М.) выстрелы были слышны. Но было ли это из школы или в школу, я утверждать не могу, потому что не видел. Это (стрельба из огнеметов и гранатометов. — Е.М.) было, как только начался штурм, буквально сразу, через 5—10 минут.

 

…Надо учесть, что выстрелы из гранатометов и огнеметов специалист может различить, и Киндиев это подтвердил. Он же подтвердил, что во время штурма уже сразу начали применять огнеметы. Стрелять из огнеметов могли сотрудники ЦСН ФСБ, у боевиков огнеметов не было. Это признает прокуратура. Но та же прокуратура утверждает, что и из огнеметов стреляли по школе после 21.00. Всего, по версии прокуратуры, по школе были произведены 9 выстрелов из огнемета, 10 выстрелов из гранатомета и 7 выстрелов из танка. То есть 26 выстрелов были сделаны уже тогда, когда активная фаза боя закончилась и спецназ контролировал школу.

Генерал Соболев сообщил суду, что стреляли по засевшим в школе боевикам, которые уже после 21.00 убили двух сотрудников «Альфы». Однако уже в 18.00 3 сентября журналистам было сообщено точное количество убитых и раненых сотрудников ЦСН ФСБ. Кроме того, подвал школы абсолютно цел, не повреждена штукатурка, нет следов выстрелов даже из автоматического оружия. Зато есть следы попадания танковых снарядов в столовую и актовый зал. Полностью разрушено (см. фото № 2) параллельное спортзалу крыло школы.

Именно эту часть здания утром 4 сентября в срочном порядке расчистили экскаваторами, и весь «мусор» вывезли «КамАЗами» на свалку в карьер. Среди этого «мусора» потом оказались детские вещи.

 

Из показаний Данилова Бориса Николаевича, военнослужащего в/ч 66-431.

Адвокат:

— Скажите, пожалуйста, а третьего сентября по школе стреляли?

Данилов:

— Я не видел, кто стрелял. <…>

— А штурм наблюдали?

— Ну, мне угол школы был только виден с моего командного пункта.

— То есть вы не можете сказать…

— Да, я не могу сказать.

— Школу вам не было видно?

— Я угол только видел.

— То есть самого штурма не видели? Как стреляли по школе, тоже не видели? А вы знаете, что ваши свидетельские показания внесены в постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по применению огнеметов?

— Не понял…

Адвокат:

— Ваша честь, можно Кесаевой (Элла Кесаева, потерпевшая, в школе погибли оба племянника и муж сестры. — Е.М.) вопрос задать? Кесаева, вы слышали выстрелы или видели выстрелы из танка?

— Да, видела.

— Во сколько это было?

— Видела где-то… с 3 часов до 4 часов. Стреляли около дома Дзагоева.

— Это было днем?

— Днем, да.

— И что вы еще делали?

— Я смотрела и кричала.

— Что вы кричали?

— «Куда вы стреляете? Там же дети!».

— Данилов (это адвокат обращается к свидетелю. — Е.М.). Вот живой человек, который видел, что танки стреляют.

Свидетель Данилов:

— У меня не было танков в подчинении.

Адвокат:

— У нее тоже не было в подчинении танков. Но она говорит, что танки стреляли около 4 часов дня. А вы почему-то не слышали…

— Я не слышал.

— Она неправду говорит?

— Я был очень далеко от этого места. (Напомню: свидетель Данилов находился от школы на расстоянии 250 метров. — Е.М.)

— Вы можете отличить стрельбу из гранатомета, огнемета и танка?

— Могу отличить. <…>

— Из танков выстрелы слышали?

— Из танков не слышал.

Потерпевшие выкрикивают из зала: «Можно спросить Кулаева? Он же тоже там был. Кулаев, ты слышал?».

Тамерлан Агузаров, председатель Верховного суда Северной Осетии:

— Меня уже не спрашивают. Уже напрямую задают, кому хотят. Это что такое, а?! Царахова! (Потерпевшая. — Е.М.) Я прекрасно понимаю ваше состояние, но есть порядок в судебном зале. У вас вопрос к Кулаеву?

— Да.

— Пожалуйста, задавайте.

Царахова:

— Непосредственно стреляли же в столовую танки, а он был в столовой. Ты слышал или видел, стреляли танки или нет?

Нурпаша Кулаев:

— Я видел и слышал, стреляли танки туда.

— Во сколько это было?

— Ну, я время не знаю. Когда не выпрыгнул я еще из окна, тогда они стреляли.

Заместитель генерального прокурора России на Северном Кавказе Николай Шепель:

— Можно Кулаеву задать вопрос? Кулаев, скажите, вот вы говорите, что слышали выстрелы.

Кулаев:

— Да.

— Вы выстрелы из гранатомета, танка отличаете?

— Да, отличаю.

— Каким образом?

— Я знаю выстрел танка и гранатомета. У нас восемь лет уже война идет.

— Так вы слышали или видели?

— Я сам видел, как он стрелял.

— А где вы находились в это время?

— Я в столовой был. И метров 70 — там танк был.

— Вы же на полу сидели, вы говорите, что сидели на полу. У нас есть свидетели, которые подтверждают.

— Я там у окна сидел, там все видно было. Там танк был.

— И во сколько это было по времени?

— Время я не знаю. После этого минут через 15 я выпрыгнул через окно.

— Вы имеете в виду — после взрывов?

— Когда танк стрелял, я в столовой находился. Там на второй этаж стреляли, и оттуда все кирпичи падали.

— Со второго этажа падали?

— Рядом со столовой падали.

— Это было еще до того, как вы сбежали оттуда, да?

— До этого было это. Когда они стреляли, я не бежал, я там внутри был. Этот мужик, который со мной рядом сидел, вместе мы смотрели, как они стреляют.

Я просто напомню, что кладка на втором этаже над столовой была разрушена из пулемета БТР. На потолке имеются следы пуль, но следов взрыва снаряда или повреждений стен актового зала "болванкой" нету.


По итогам допросов военнослужащих можно сделать выводы. Показания их совпадают в ключевых моментах: танки и огнеметы стреляли после 21.00, первых взрывов (характерного дымового облака в виде гриба) не видели, имен и фамилий офицеров ЦСН ФСБ, которым передавали БТРы и танки, не знают.

Командующий армией Соболев сказал, что назвать начальника ЦСН ФСБ и других сотрудников спецслужб, участвовавших в штурме, не может, так как это — государственная тайна.

— Во всех странах есть люди, чьи имена засекречены. Потому что у них есть дети, — в частности, сказал он.

Зал понял, что имел в виду генерал Соболев.

Но все-таки о детях генерал Соболев сказал зря.

Милашиной нечего сказать, и она пытается давануть на эмоции. Вообще, пропаганда так и строится: думать не надо, надо эмоций погуще. "Голосуй сердцем!"

Елена МИЛАШИНА, наш спец. корр., Владикавказ

27.11.2005
Сообщить модератору   Записан
Страниц: 1 2 3 4 5 » Печать 
Факты и Мифы Беслана  |  Факты и Мифы Беслана  |  Разные мифы (Модератор: Leon)  |  Тема: Мифы журналистки Милашиной
Перейти в:  


Войти

Powered by MySQL Powered by PHP Powered by SMF 1.1.10 | SMF © 2006-2009, Simple Machines LLC Valid XHTML 1.0! Valid CSS!